• 11 Января 2018
  • 6628
  • Владимир Шишов

Зимняя кампания Тюренна. Тюркхайм

Во время Нидерландской войны (1672 – 1678 гг.) Франция оказалась в тяжелом положении: против Людовика XIV поднялась настоящая коалиция европейских держав. Голландия, Испания, Австрия и почти вся Германия объединились против французов, устрашённые их военными успехами. К концу 1674 года ситуация для французов стала критической: Эльзас был занят объединенной немецкой армией, которая готовилась открыть кампанию следующего года в сердце Франции. Единственная надежда оставалась на маршала де Тюренна – выдающегося полководца своего времени. О том, как всего за шесть недель спасти страну от гибели, когда лучше всего выступать в поход и как выиграть битву без боя – в нашем новом материале.

Голландская война

После Деволюционной войны 1667 — 1668 гг. в ходе которой Людовику XIV удалось безо всяких проблем захватить Фландрию и Франш-Конте, но чьи завоевания были остановлены недружелюбной политикой Голландии, видевшей в действиях французского монарха угрозу своей безопасности (впрочем, вполне справедливо), король задумал отомстить республике, заставив ее воевать с Францией в одиночку. Для этого Людовик провел большую дипломатическую работу, лишив Нидерланды поддержки союзников.

Рис.1.png
Карта Деволюционной войны. По ее итогам Людовик присоединил Фландрию, а вот Франш-Конте пришлось отдать, но ненадолго

Новая война с Голландией, начавшаяся в 1672 году, должна была стать легкой прогулкой, но всё обернулось несколько иначе. Европейские державы быстро опомнились и осознали, что падение богатой и развитой Голландии и её поглощение Францией, неизбежно сломает баланс сил на континенте. В итоге, небольшое, по замыслу короля, военное предприятие обернулось всеевропейской войной. Против Франции на суше выступили Испания, многочисленные немецкие княжества и государства, включая Бранденбург и Австрийскую империю. Теперь уже самой Франции предстояло отстаивать свои границы, обороняясь на всех фронтах.

Людовик, однако, не только не помышлял о мире, но даже решил воспользоваться ситуацией, захватив испанскую область Франш-Конте, которую ему пришлось очистить в предыдущую войну. Регион Франш-Конте лежит между Швейцарией и остальной Францией и во времена короля-солнце был испанским анклавом, так как Эльзас был присоединен к Франции в ходе Тридцатилетней войны.

Боевые действия в 1674 году

Кампания 1674 года как раз была нацелена на захват Франш-Конте, при стратегической обороне на остальных фронтах. Прикрывать покорение региона должен был отдельный корпус, дислоцированный на Рейне, в Эльзасе, где король оставил всего 12 000 человек под командованием маршала Анри де Тюренна — одного из самых выдающихся полководцев истории. Несмотря на скромные силы в руках виконта, его задача была более чем серьезной: враги короля планировали именно здесь вторгнуться в страну (профранцузские настроения в Эльзасе тогда были еще слабы) и внести войну в саму Францию.

Рис.2.png
Карта кампаний 1674 года

Кампания Тюренна на Рейне в 1674 — 1675 гг. стала хрестоматийной и вошла в учебники по военному искусству. Американский военный специалист и историк Теодор Додж даже писал, что «если вам понадобится написать руководство по ведению маневренной войны, достаточно взять одну кампанию Тюренна — его действия дают исчерпывающий материал на тему». В течение семи месяцев маршал продемонстрировал всё своё мастерство и талант, выходя за рамки принятой тогда линейной тактики и кордонной стратегии.

Зимняя война

Венцом кампании стал зимний поход Тюренна против объединенной имперско-немецкой армии в конце 1674 года. Сама мысль начать наступление в разгар зимы в конце XVII века была абсурдной. А если принять во внимание в каких условиях предстояло действовать, то становится понятно почему многим действия маршала казались самоубийством.

Рис.3.png
Французские солдаты времен Голландской войны

Дело в том, что войска должны были пройти в Вогезских горах — маршировать по горным дорогам в разгар зимы было весьма сомнительным удовольствием, кроме того, французы не имели достаточного количества лошадей (более месяца командующий был вынужден принимать меры по пополнению конного состава), также не хватало фуража. Более того, несмотря на подошедшие из Фландрии подкрепления, войска короля здесь уступали неприятелю почти вдвое (33 тысячи против 57).

Тюренн, однако, рисковал не просто так: подкрепления с севера нужно было вернуть к весне, а союзники, укрепившись за зиму, открыли бы кампанию следующего года вторжением в Лотарингию или в только что добытый Франш-Конте, чего нельзя было допустить, тем более, что чем дольше имперцы оставались в Эльзасе, тем сложнее было бы вернуть область. Приняв во внимание все эти соображения, Тюренн решился открыть кампанию посреди зимы, когда, казалось, боевые действия уже были завершены. В этом случае на стороне маршала выступал еще и элемент внезапности — военное дело той эпохи не знало зимних операций из-за особенностей снабжения и ведения боя.

Мы идём на север? Или на юг?

Перед выступлением из Цаберна, где располагался штаб Тюренна, полководец сделал все возможное, чтобы убедить неприятеля в том, что он завершил боевые действия на этот год и расположился на зимние квартиры. Как только бдительность союзников притупилась, и они сами рассредоточили войска на зимовку в пространстве между Вогезами и Рейном, Тюренн быстро завершил все приготовления и выступил 29 ноября 1674 года… на север, отдаляясь от противника.

Китайский военный мыслитель Сунь-Цзы писал: «Война — это путь обмана». И, хотя Тюренн не был знаком с творчеством великого китайца, маршал не меньше последнего понимал эту максиму. Дабы не вызвать раньше времени у немцев подозрений, он решил обойти позиции неприятеля с неожиданной для него стороны — с юга. Для этого Тюренн первоначально двинулся на север, затем обогнул Вогезы и повернул на юг.

Марш был организован первоклассно: несмотря на трудности со снабжением и тяжелые погодные условия (в горах дороги замело, а в долинах размыло). Армия была разделена на отдельные колонны, каждой из которой был назначен свой маршрут. Колонны находились в постоянном контакте так, чтобы в течение 24 часов армия могла соединиться. Местом сбора был назначен Бельфор — местечко в Южных Вогезах на границе Эльзаса, Лотарингии и Франш-Конте.

Рис.4.png
Карта зимней кампании Тюренна с обозначением маршрута движения французской армии к Тюркхайму и ключевых пунктов кампании

Войска преодолевали большие трудности, двигаясь по непроходимым дорогам зимой, фуража едва хватало: приходилось даже останавливаться, чтобы подтянуть тыл и собрать провиант. Сам маршал неизменно был среди своих солдат, подбадривая их и деля с ними все трудности похода.

Снятие большей части французской армии с зимних квартир не прошло незамеченным союзниками: в проходы в Вогезах были высланы части, а основные силы армии хотели было даже сосредоточить против Тюренна. У Ремиремона маршал решил «успокоить» неприятеля, захватив городок (имеющий, ко всему прочему, исключительное стратегическое значение), демонстрируя будто он просто прикрывает отход армии на новые квартиры в Лотарингии. После взятия Ремиремона французы последовательно занимали перевалы в горах, а на восточный склон Вогезов Тюренн отрядил 5-тысячный корпус, отвлекавший внимание немцев пока главные силы армии двигались на юг.

Вторжение

Уже 14 декабря армия достигла окрестностей Бельфора, откуда Тюренн планировал начать вторжение. Однако сделать это сразу же не удалось: войска были утомлены, провианта не хватало, артиллерия и пехота не поспевали за конницей. Маршалу пришлось дать солдатам 10-дневный отдых, чтобы привести армию в норму. Эта задержка в наступлении несколько нивелировала эффект маневра Тюренна, но, тем не менее, союзники совершенно не ожидали его вторжения и не смогли собрать все свои силы.

Выйдя 27 декабря из Бельфора, Тюренн планировал поймать имперскую армию у Мюльхаузена, для чего он с небольшим конным отрядом двинулся туда форсированным маршем. Союзники успели уйти до атаки Тюренна, настигнуть удалось лишь арьергард. В ходе скоротечного боя, немцы были отброшены, взято несколько десятков пленных. Бой под Мюльхаузеном не имел большого тактического значения, однако, он укрепил боевой дух французов и поколебал решимость союзников.

Рис.6.jpg
Маршал преодолевает тяжести похода со своими солдатами

Не теряя времени, маршал отправил отдельные корпуса к Базелю и Рейну, чтобы отсечь небольшие отряды неприятеля, расположившиеся в тех местах. «Улов» был достойным: в плен взято несколько отрядов кроатов и целый линейный полк. Основные силы в это же время продвигались на север, к Кольмару, где располагалась главная квартира армии противника.

Объединенная немецко-австрийско-бранденбургская армия в регионе насчитывала почти 60 тысяч человек. Однако в силе армии крылась и ее слабость: каждый немецкий князь лично командовал своими войсками, разноначалие мешало принятию адекватных решений, затрудняло организацию своевременного отпора французам. В конце концов, немецкая армия заняла позиции между Кольмаром и деревушкой Тюркхайм, расположившись фронтом на юг у ручья Логельбах.

Лобовая атака на хорошо укрепленную позицию союзников была обречена на провал: у французов было недостаточно сил, не хватало и артиллерии для такого предприятия. Генерал Бурновиль прочно окопал свою армию, построенную в две линии, при достаточных резервах. В случае применения Тюренном линейной тактики у него не было шансов сломать оборону союзников, но маршал был не из тех, кто действует по шаблону и слепо следует «догматам» своего времени.

Рис.7.png
Французские солдаты. Кавалерия, пехота, гвардейцы

Выехав на рекогносцировку полководец заметил одну особенность поля боя: вдоль правого фланга неприятельской армии протекал ручей Фехт, который упирался в местечко Тюркхайм, где разливался надвое: дороги в долине ручья считались непроходимыми, так что союзники не озаботились достаточным прикрытием этого направления и самой деревни. Им и в голову не могло прийти, что Тюренн вообще сумеет воспользоваться этим направлением: сознательно подставив фланг своих войск, проведя их по болотистой местности. А Тюренн смог и сделал это блестяще.

Французская армия насчитывала около 30 тысяч солдат (маршевые потери были компенсированы набранными рекрутами), объединенное немецкое войско едва достигало 40 тысяч человек (из почти 60 к выступлению Тюренна) — остальные были рассеяны, пленены или не успели подойти к основной армии.

Победа без крови

Утром 5 января 1675 года французские войска прошли Эггсхайм и тремя колоннами двинулись навстречу неприятелю. Авангарду и левой колонне Тюренн приказал тут же следовать по левой дороге вдоль отрогов гор, пока центральная и правая колонны строились для боя. Фактически, Тюренн разделил свою армию на атакующую и сдерживающую части: пока меньшая часть армии (12 тыс.), оставленная у Логельбаха сковывала противника, остальные силы (16 тыс.) должны были обойти правый фланг союзников. Командование в центре было поручено графу де Л’Оржу, а сам маршал возглавил атаку слева, придавая ей решающее значение.

Рис.8.png
Схема битвы при Тюркхайме

Интересно, что даже сподвижники Тюренна не понимали значения его маневра. Так лейтенант жандармов де Ла Фар обратился к командующему со словами: «Прошу извинить меня, если я осмелюсь доложить вам, что нас сильно беспокоит предпринятое вами движение». Дело в том, что французская колонна не могла держать правильный строй при движении по пересеченной местности, подставляя свой фланг удару неприятеля. Тюренн, однако, хорошо понимал, что противник не рискнет сняться с насиженных мест и обнажить стратегически важный Кольмар — главную базу союзников в эту кампанию, а сил, чтобы прикрыть всё пространство от Тюркхайма до Кольмара, им недоставало.

Селение Тюркхайм было занято всего двумя батальонами немецкой пехоты, да и те было решено отозвать за ненадобностью. Французские солдаты спокойно прошли вдоль течения Фехта, по скверным дорогам (после марша через Вогезы им было не привыкать) и пересеченной местности. Узнав, что Тюркхайм не занят — Тюренн тут же отправил в селение несколько эскадронов драгун, чтобы успеть закрепиться пока враг не опомнился. Пехота в это время занимала позиции вдоль ручья, готовясь держать оборону.

Бой за Тюркхайм

Только когда стало ясно, что французы заняли Тюркхайм и теперь нависают над правым крылом союзной армии, немецкое командование сумело по достоинству оценить значение селения для позиции союзников и широту тактических взглядов французского маршала. Но было уже поздно. В стане союзников царило смятение.

В итоге было решено отправить значительные силы для того, чтобы отбить Тюркхайм (вместо того, чтобы, например, попытаться проломить вражеский центр): 12 батальонов пехоты, 30 эскадронов кавалерии и 6 орудий — всего более 10 тысяч человек. Но Тюренн не зря придавал такое значение этому направлению — ему было чем ответить на атаку немцев.

Пока в центре шел вялотекущий бой — де Л’Орж хорошо справлялся со своей задачей и сковывал части противника с фронта — у Тюркхайма завязалась упорная драка. Ключевым пунктом стала мельница, раскинувшаяся по обе стороны ручья Фехт. Имперскому батальону первоначально удалось выбить оттуда слабый отряд французов и занять мельницу, но вскоре атакой нескольких французских батальонов мельница была отбита. Генерал-лейтенант Фуко, командовавший левым флангом центра, выдвинул ближе к месту боя у Тюркхайма свою артиллерию, которая начала поражать немцев анфиладным огнем. Кстати, сам Фуко, все время находившийся на передовой, был убит в этом бою.

Развязка

В конце концов, Тюренн ввел в бой гвардию и опрокинул неприятеля, подошедшего к селению, однако, развивать свою атаку не стал из-за недостатка свободной кавалерии под рукой и наступления темноты. К концу дня союзники оказались в клещах меньшей по численности французской армии: Тюренн приказал занять высоты за Тюркхаймом и грозил выйти на сообщения союзников с Северным Эльзасом. Создалась угроза окружения армии союзников. Маршал готовился продолжить бой на следующий день, а потому экономил силы: его войска были изрядно потрепаны боями и маршами предыдущих дней, так что стоило позаботиться о собственных солдатах.

Потери сторон были незначительными: французы потеряли около 800 человек, союзники до 3 тысяч, но командующие союзников отчетливо понимало тяжесть своего положения: несмотря на небольшие потери, боевой дух солдат был надломлен, а позиции французов были крепки как никогда.

В ночь на 6 января союзники начали отступать на Страсбург. Французская армия заночевала прямо на поле боя, под открытым небом. На следующий день, узнав об отступлении неприятеля, Тюренн занял Кольмар со всеми припасами, рассчитанными на 60-тысячную армию, а в погоню отправил небольшой конный отряд (4 тыс.). Армии была дана днёвка.

Виват!

Отдохнув, французы двинулись на север, преследуя армию союзников. Немцы, не помышляя о сопротивлении, отошли к самому Рейну, который и пересекли 14 января 1675 года, очистив Эльзас. С генералом Бурновилем, Бранденбургским курфюрстом и герцогом Лотарингским переправилось, по разным оценкам, от 20 до 35 тысяч человек из 60 тысяч — остальные были убиты или пленены французами.

Рис.5.jpg
Герой кампании Анри де Ла Тур д’Овернь Тюренн

Всего за несколько недель Тюренну удалось не только отвести угрозу вторжения неприятеля во Францию, но и совершенно очистить Эльзас от вражеских войск, добившись этого столь малой кровью. Выступление маршала посреди зимы, его мастерство и запутывании противника и искусный глазомер, ставят Тюренна в один ряд с величайшими полководцами истории — не зря Наполеон упоминал военачальника среди семи великих полководцев всех времен, а Александр Васильевич Суворов ставил походы Тюренна в пример своим офицерам.

Маршалу после окончания кампании аплодировал весь Париж (впрочем, столичные жители также надрывно ругали Тюренна во время отступления из Эльзаса), а сам полководец, как всегда скромно описывал свои успехи, говоря «мы победили». Виконт уже вовсю планировал кампанию следующего года, мечтая перенести войну в Пфальц и Палпатинат, не зная, что ему осталось жить чуть больше полугода.