• 7 Мая 2018
  • 3418
  • Дмитрий Карасюк

Дантон – революционное чудовище

Политические противники называли революционного министра Дантона чудовищем не только из страха перед его красноречием. Лицо Дантона было обезображено оспой и многочисленными шрамами, полученными во время детских драк. Своим ораторским искусством он быстро завоевал такую популярность в революционном Париже, что вызвал ревность у Робеспьера. Это и привело Дантона на эшафот.

Год издания: 1989

Страна: Сьерра-Леоне

Ничто не предвещало Жоржу Жаку Дантону, родившемуся в провинциальной небогатой буржуазной семье, судьбы одного из лидеров Революции. С трудом получив образование, он двинулся по юридической линии: переехал в Париж, подозрительно быстро обзавелся университетским дипломом, официально купил должность адвоката при совете короля и стал писать свою фамилию д’Антон, намекая на аристократическое происхождение. Всё перевернул штурм Бастилии.

В конце лета 1789 года Жорж уже капитан Национальной гвардии в своем квартале. Затем он вступил в Якобинский клуб, где быстро выделился красноречием. В 1791-м его назначили заместителем прокурора Парижской коммуны. А еще через год он стал министром юстиции Республики.

Кровожадностью Дантон не отличался, но действовал по обстоятельствам. Он не желал смерти Людовику XVI, но проголосовал за его казнь. В числе его несомненных заслуг — закон о всеобщем избирательном праве, отменивший имущественный ценз для французских граждан. В 1792 году, когда Революции угрожали войска соседних государств, Дантон призвал казнить без суда всех, кто уклонялся от обороны. Закон, который он обязан был защищать, оказался втоптан в кровавое месиво.

Став министром, Дантон начал быстро богатеть. Он купил замок в родном городке и несколько домов в Париже и провинции. Ходили слухи, что министр брал взятки от англичан, короля и аристократов, но доказательств этому не было представлено даже на суде. А суд был уже не за горами.

В 1793 году, при наступлении якобинской диктатуры, Дантон и его сторонники получили прозвище «снисходительных». На фоне Робеспьера и других сторонников беспощадного террора дантонисты действительно выглядели крайне миролюбиво. В начавшейся вакханалии это выглядело подозрительно. Они выступали против расправы с жирондистами, против массовых казней. «Мне больше нравится быть гильотинированным, чем гильотинировать других», — этими словами Дантон как будто заранее подписал себе смертный приговор. Его предупредили об аресте загодя и предложили покинуть Францию, но он заявил: «Родину нельзя унести на подошвах башмаков».

31 марта 1794 года дантонистов арестовали. На суде Жорж защищал себя сам, не оставляя камня на камне от всех обвинений и вызывая аплодисменты у толпившегося под открытыми окнами зала народа. Но на суд это не произвело впечатления, и 15 человек во главе с Дантоном были приговорены к смертной казни.

Путь на эшафот пролегал мимо дома Робеспьера. «Максимилиан, я жду тебя, ты последуешь за мной!» — проревел Дантон в закрытые ставни. 6 апреля 1794 года буйная голова одного из лидеров Французской революции упала в корзину, стоявшую рядом с гильотиной.

При всех своих недостатках Жорж Дантон был гораздо более человечен, чем большинство его коллег-революционеров. Возможно, благодаря этому он единственный из лидеров якобинцев удостоился памятника в Париже.

Источники: philatelia.ru

Изображение анонса (марка): личная коллекция автора