• 11 Апреля 2018
  • 11596
  • Оля Андреева

Факультатив по истории. «На лестнице пахло чадом и щами»

Почему интеллигентные семьи переезжали по нескольку раз в год, кто из домочадцев не имел права на отдельную комнату и что такое стабильность для обывателя конца XIX века? Рассказываем в новом выпуске «Факультатива по истории».

Представьте, что вы познакомились с человеком, который каждый год переезжает с места на место и нигде не жил дольше 8−9 месяцев. Он не бандит, не скрывается от полиции и не страдает тяжелым недугом. Более того — у него есть высшее образование, приличная должность, семья и несколько слуг. Просто он из девятнадцатого века. По статистике, почти все чиновники, адвокаты, инженеры и врачи того времени регулярно меняли адреса: с осени по весну арендовали квартиру в городе, а летом со всем скарбом выезжали на дачу.

фото.jpg
Источник: liveinternet.ru

Представителей этих профессий относили к классу «интеллигенции» — уже не богачи, но все ж и не какие-нибудь торгаши или ремесленники, они, как правило, снимали трех-, четырех- и пятикомнатные квартиры в центре столицы и на лето считали своим долгом вывести семейство из душного каменного города куда-нибудь на природу. Поскольку держать за собой городскую недвижимость целых три лишних месяца было не по карману, аренда прекращалась, а осенью дачники по новой принимались за поиск жилья. Квартиру искали поближе к службе. Поближе значило в прямом смысле поближе. В двух шагах — чтобы пешком ходить. Получалось, что жили, так или иначе, в одном и том же районе, зачастую — у одного и того же домовладельца. Да и как иначе? У тебя ведь тут свой водовоз, своя прачка, продавец в соседней лавке тебя знает, дворник помнит дни рождения детишек — такая стабильность дорогого стоит.

Квартира среднестатистической интеллигентской семьи состояла из кабинета, гостиной, прихожей, спальни, детской и кухни. Прислуга своих комнат не имела. Спали кто где — кухарка на кухне, нянька в детской. Детям, кстати, отдельные комнаты тоже не полагались. Вне зависимости от достатка семьи, будь ты хоть княжеского рода, дети твои до 17 лет спали все в одной комнате. Ванных не было — ну потому что зачем грязь размазывать, ватерклозетами в квартире пользовались только хозяева. Слугам любезно была предоставлена для этих нужд черная лестница, и нетрудно было догадаться, какой там стоял аромат.

Ракович А.Н. Интерьер. 1845.jpg
Ракович А. Н. Интерьер. 1845 год. Источник: girandole.ru

Вспоминая петербургский быт, мемуарист Тито Колиандер писал: «На черной лестнице пахло чадом и щами, она была крутой и узкой и вела во двор. На этой лестнице были лишь простые железные перила и немытые окна, там обитали кошки, подстерегавшие крыс и мышей». Так и жили: с одной стороны, коты и крысы, щи и чад, с другой — парадный вход с камином, ковром и швейцаром. На бельэтаже — барские квартиры, повыше интеллигентские, в подвале и мансардах ютится беднота. У одного пять комнат с окнами на проспект, у другого угол в темной каморке. А живут все в центре. В престижном районе. В одном доме. И не встретятся никогда.

Источник:

Юхнева Е. Д. «Петербургские доходные дома»

Фото для анонса на главной странице: ptiza.org

Фото для лида: grigoriew.ru