• 25 Ноября 2017
  • 10028
  • Мария Молчанова

Кинократия. «Родня» Никиты Михалкова

Картина уже прославленного на тот момент режиссера вышла на экраны в 1981 году, по сценарию Виктора Мережко «Была не была». До «Родни» Никита Михалков успел снять пять картин, и все они были на историческую тематику. А тут вдруг советский реализм, да еще и сатира. Новый вызов Никита Сергеевич принял и снял прекрасную зарисовку советской повседневности начала 1980-х, собрав великих актеров того времени: Нонну Мордюкову, Светлану Крючкову, Юрия Богатырева, Олега Меньшикова, Андрея Петрова.

Сценарный образ героини фильма Виктор Мережко списал со своей тещи специально под Нонну Викторовну Мордюкову. Актриса долго отказывалась от роли Марии Васильевны — деревенской дородной женщины с металлическими зубами и химической завивкой, однако режиссер смог убедить Мордюкову сменить свое амплуа. Олега Меньшикова, сыгравшего Кирилла, сына Коновалова, он позвал впервые — впоследствии актер станет любимчиком Михалкова. На роль Владимира Коновалова — бывшего мужа Марии, приглашали Олега Борисова, но из-за отказа сыграть Достоевского ему запретили сниматься в новом фильме Михалкова. И тогда утвердили кандидатуру Ивана Бортника, как оказалось, не зря. Юрий Богатырев, которому досталась роль «Тасика», бывшего мужа Нины, уже снимался в картинах Михалкова, таких как «Свой среди чужих, чужой среди своих» (1974), «Раба любви» (1975). Правда, он оказался единственным актером, с кем Михалков уже работал, остальных пригласил впервые.

Иллюстрация1.jpg

Сюжетная канва фильма выстроена вокруг истории отдельно взятой семьи, разделенной пропастью поколений в лице Марии Васильевны (Нонна Мордюкова), Нины (Светлана Крючкова), ее дочери, и внучки Иришки (Федор Стуков). Все они весьма экзальтированные и сумбурные, каждая при своем мнении. Из-за этого на протяжении всего фильма зрителя не покидает ощущение перманентного внутрисемейного конфликта, даже в те моменты, когда кажется, что все уже хорошо (финальные кадры, где героини втроем идут по путям и оживленно о чем-то спорят). Мария Васильевна — натура волевая, гордая, но в тоже время ранимая, добрая — ее установка всех помирить отчасти не сработала, семью так и не удалось склеить, муж «Тасик» не вернулся, однако мир привнести все же получилось. Эта роль — полноценный бенефис Нонны Мордюковой, вокруг которой меняется все: мизансцены (танцевальный поединок с «Тасиком»), характеры людей (плачущая и покаявшаяся дочь Нина, сцена на вокзале), наконец, сама Мария, взявшая на поруки бывшего мужа алкоголика, добровольно отказалась от счастья с добродушным инженером Ляпиным (Андрей Петров). И только окончательно переругавшись, герои понимают, что ближе их самих никого нет. Мария принесла сакральную жертву ради семьи и получила признание дочери, которая увидела трогательную сцену прощания Коноваловых на вокзале.

Иллюстрация2.jpg

Новый советский реализм, подхваченный кинорежиссерами, писателями, музыкантами, художниками — привнес бытовые и социальные перемены в обществе. В гладком до той поры социалистическом сюжете появился ярко выраженный конфликт, который уже невозможно было спрятать за «историческим фасадом» прошлого. Советское общество вовсю погрузилось в утопическое будущее Станислава Лема и не стеснялось доставать зарубежный ширпотреб и слушать диско в обход существующим табу. Окружающая реальность вдруг стала интересней, чем бережная реставрация прошлого. Модернистская архитектура Днепропетровска, показанная в фильме во всей красоте, воспринимается как декорации к уже наступившему будущему — и тем неуместней она выглядит на фоне старых как мир семейных конфликтов.

Иллюстрация3.jpg

Никита Михалков как режиссер прекрасно адаптировал под «Родню» свои наработки в кино. К примеру, эффект подглядывания, когда камера плавно смещает фокус с бытового сюжета на спортивные соревнования или приземляющийся самолет, намекая на бренность нашего бытия. Режиссер частенько сам снимается в своих картинах и делает это весьма деликатно и органично. В «Родне» он снялся в небольшой роли ушлого и в чем-то карикатурного официанта, еще раз подчеркнув сатирический тон картины. Еще один забавный эпизод, в котором появился Михалков, — это момент, когда Мария и инженер Ляпин пытались сделать быстрое фото, однако, вместо совместного портрета, вышли задержавшиеся кадры с Михалковым, художником Александром Адабашьяном, оператором Павлом Лебешевым. Эта же троица участвовала в колоритной сцене в ресторане, где героиня Мордюковой отплясывала с бывшим мужем Нины.

Иллюстрация4.jpg

«Родня» могла вовсе не выйти на экраны, если бы не последнее слово Юрия Андропова, тогдашнего генсека страны. Худсовет изначально отнесся к фильму со скепсисом и потребовал от Михалкова внести около 200 правок, которые сильно искажали сюжет. В частности, попросили вырезать сцену, где Мария бьёт кулаком зятя, а также эпизод с солдатами и летящим в небе самолетом, намекая на разворачивающийся Афганский конфликт. Западная музыка и взбалмошное поведение ребенка тоже не устраивало цензурный аппарат. Министр кинематографии СССР высказал режиссеру следующее: «Таким увидеть советский народ можно было только из окна Мерседеса!». Однако, после того, как картину посмотрел лично Андропов и пришел в восторг, «Родне» дали зеленый свет с минимальными правками. Может быть, поэтому картина получилась такой живой и актуальной по сей день?

Цитаты из фильма:

1. «Если я, Мария Васильевна, козел, то ваша дочь соответственно…»

2. «Жена рыбного инженера — какое счастье!»

3. «Музыка играет, кобра дома — семейное счастье! Спасибо всем!»