Песни и пляски имени НКВД

Опубликовано: 05 Января 2018 в 23:15 Распечатать Сохранить в PDF

Началось с того, что на одной из выставок я заметила работы художника Петра Вильямса.

Петр Вильямс — выходец из семьи американского происхождения: оттуда в середине XIX века приехал в Россию работать его дед, инженер-мостовик, да так и остался. Вильямс следующий, отец, тоже был технарем. А вот представитель третьего российского поколения, Петр, с семилетнего возраста посещал художественную студию. Позже учился во ВХУТЕМАСе — в частности, у Машкова, Коровина, Кандинского.

Работал же Петр Вильямс прежде всего в театральной сфере — в конце концов даже стал главным художником Большого театра. Так что ничего удивительного в его живописных эскизах сценического оформления, по большому счету, нет. Но присмотримся.

[

Так-так-так… Где Большой театр, а где это? Пришлось выяснять.

Вообще-то раньше ансамбль НКВД у меня ассоциировался прежде всего с тем, что туда на каком-то этапе оказался «мобилизован» еще юный тогда, недавний выпускник училища при театре Вахтангова Юрий Любимов. Но нашелся в сети скан приказа о создании ансамбля — вот он.

Подпись под приказом, что интересно, замазана. Но большого секрета тут нет: главой НКВД был в то время (приказ от 9 сентября 1939 года) небезызвестный Лаврентий Павлович Берия.

Интересно нам может быть и еще одно: невероятная срочность всего процесса. Так, формирование «артистического персонала ансамбля» предписывается завершить к 30 сентября (то есть на все про все три недели). А первую программу выпустить за три месяца — к февралю.

Здесь можно обратить внимание и на версию, высказанную в книге о Берии Антоном Антоновым-Овсеенко: близился (в декабре) юбилей Сталина — 60 лет, и готовился праздничный концерт в Кремле. Вот для этого концерта и требовалось отобрать несколько номеров — да так, чтобы затмить конкурента, ансамбль песни и пляски Красной армии. И хотя в приказе говорилось, что комплектовать ансамбль надлежит «главным образом за счет участников художественной самодеятельности сотрудников НКВД», на деле туда активно привлекали профессионалов. Тут не один Петр Вильямс: среди режиссеров оказались Сергей Юткевич и Рубен Симонов, хором заведовал Александр Свешников, танцы ставили Асаф Мессерер и Касьян Голейзовский… И ведь поди такому ведомству откажи.

Ансамбль, впрочем, просуществовал не так уж долго. В 1947 году он (вместе с наркоматом) был переименован в ансамбль МВД СССР, но еще годом позже — вообще ликвидирован. Но на этом не кончилось: в 1973 году (это, стало быть, при министре Щелокове) появился ансамбль песни и пояски внутренних войск МВД СССР — который и считал себя преемником ансамбля предыдущего. А теперь это — внимание! — Академический ансамбль песни и пляски войск Национальной гвардии РФ (sic!). Имени инициатора и основателя он, правда, не носит.

Ну, и еще несколько тогдашних работ Петра Вильямса я вам покажу.

Увидеть эти работы можно сейчас на выставке галереи «Веллум», которая проходит в залах музея ART4.

Закончу же анекдотом, который, вполне возможно, является апокрифическим. Но якобы ближе к концу войны, когда ансамбль НКВД, вместе с фронтом, продвигался уже по территории Германии, один из артистов спросил у руководителя: «А вот интересно, наш ансамбль песни и пляски НКВД в Германии играет, а есть ли у них тоже такой? Ну, то есть, ансамбль песни и пляски при Гестапо?»