История одного предательства

Опубликовано: 01 Марта 2018 в 10:25 Распечатать Сохранить в PDF

Столь презираемый ныне Брестский мир состоялся «благодаря» предательству украинцев, а точнее правящей верхушки УНР.

Всё, как и сегодня — министр иностранных дел Австро-Венгрии Оттокар Чернин в дневнике: «Я просил украинцев переговорить, наконец, с петербуржцами напрямик; успех был, пожалуй, слишком велик. Представители украинцев просто осыпали петербуржцев дикой бранью. Троцкий был в таком расстроенном состоянии, что на него было жалко смотреть. Он был страшно бледен. Лицо его вздрагивало… Большие капли пота струились у него со лба. Он, очевидно, тяжело переживал оскорбления, наносимые уму перед иностранцами его же собственными соотечественниками».

Это было накануне подписания сепаратного мира УНР с державами Четверного союза. Троцкий уверял, что «Киев наш», что делегация УНР неправомочна, но его не слушали.

Троцкий, Ленину и Сталину, 27 января: «Мирный договор с Киевской Радой подписан… несмотря на наш протест и заявление, что мы этого договора не признаём».

А ведь накануне Троцкий почти выторговал возврат Риги и Моонзунда. Австро-германцы заколебались от наступления Муравьёва и готовы были пойти на уступки. Но дело довершили сообщения из Вены о хлебном бунте. Австрийцам был нужен не столько мир, сколько хлеб, и украинцы его готовы были дать.

Итак, условия мира:

- Граница между УНР и Австро-Венгрией будет соответствовать линии границы, существовавшей между Австро-Венгрией и Россией на начало войны.

- После ратификации — эвакуация войск с оккупированных территорий, установление дипломатических отношений, взаимный отказ от военных компенсаций, возвращение военнопленных.

Кроме того, было подписано секретное допсоглашение: Австро-Венгрия предоставляет автономные права «коронного края» украинским Галичине и Буковине.

Но эта часть мирного договора мало интересовала австро-германцев, гораздо интереснее было соглашение о военной помощи — в обмен на военную помощь против советских войск УНР обязалась поставить Германии и Австро-Венгрии до 31 июля 1918 года 1 млн тонн зерна, 400 млн яиц, 50 тыс. тонн говядины, сало, сахар, пеньку, марганцевую руду и пр., а также выплатить денежную компенсацию.

Со стороны УНР договор подписали Александр Севрюк (глава делегации), Николай Любинский, Николай Левитский и Сергей Остапенко. Все они на фото. Александр Севрюк — украинский эсер, будущий референт Альфреда Розенберга, сотрудник гестапо и член НСДАП. Это всё, что нужно знать о главе украинской делегации.

На следующий день уже на общих переговорах Троцкий произнёс гневную речь. Он клеймил империалистический характер войны и тех условий мира, «которые германский и австро-венгерский империализм пишет на теле живых народов», условий, которые не способны «хотя бы в минимальной степени обеспечить права на самоопределение русского народа и отвергаются трудящимися массами всех стран, в том числе и народами Австро-Венгрии и Германии. Народы Польши, Украины, Литвы, Курляндии и Эстляндии считают эти условия насилием над своей волей…» И вердикт: «…Именем Совета Народных Комиссаров, правительства Российской Федеративной республики… Россия, отказываясь от подписания аннексионистского мира, объявляет состояние войны прекращённым. Российским войскам одновременно отдаётся приказ о полной демобилизации по всему фронту».

Троцкий также объявил, что в знак протеста покидает переговоры. Телеграмма: «Председателю Совнаркома Ленину. Переговоры закончились. Сегодня после окончательного выяснения неприемлемости Австро-Германских условий наша делегация заявила, что выходит из империалистической войны, демобилизует свою армию и отказывается подписать аннексионистский договор. Согласно сделанному заявлению издайте немедленно приказ о прекращении состояния войны с Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией и о демобилизации на всех фронтах. Нарком Троцкий».

Впоследствии в учебники истории СССР этот эпизод войдёт как знаменитая формула «ни войны, ни мира, армию распустить». Что, дескать, это необъяснимый эксцесс Троцкого. На самом деле, это была заранее согласованная позиция с Лениным, на случай одного из вариантов развития событий.

Впрочем, эксцесс всё-таки был. Не дожидаясь выполнения своего распоряжения через Совнарком, Троцкий телеграфировал главковерху Крыленко: «Согласно сделанному делегацией заявлению, издайте немедленно, этой ночью, приказ о прекращении состояния войны… и о демобилизации на всех фронтах». На копии текста этого сообщения принявший его в Ставке связист от себя крупными печатными буквами вывел: «МИР»

Крыленко добросовестно издал приказ, более напоминающий декларацию: «…Немецкие капиталисты, банкиры и помещики, поддерживаемые молчаливым содействием английской и французской буржуазии, поставили нашим товарищам, членам мирной делегации в Бресте условия, под которыми не может дать свои подписи русская революция… Мы не можем подписать такого мира, который несёт с собою горе, затягивает и страдания миллионов таких же рабочих и крестьян. Мы не можем, не хотим и не будем также вести войну, затеянную царями и капиталистами… Мы не хотим и не будем вести войну с такими же, как и мы, немецкими и австрийскими рабочими и крестьянами… Мы не подписываем мира помещиков и капиталистов. Пусть знают теперь немецкие и австрийские солдаты… что мы с ними воевать отказываемся… Предписываю немедленно принять меры к объявлению войскам, что война с этого момента считается прекращенной… Настоящим объявляется одновременно начало общей демобилизации на всем фронте… предписываю принять меры к уводу войск с передовой линии…»

Впрочем, через 4 часа приказ будет отменён. Но об этом в следующий раз. А пока завершение истории об «украинском Брестском мире».

К 100-летию события президент Украины П. Порошенко написал на своей странице в фейсбуке:

«На днях исполнилось 100 лет с даты подписания Брестского мира. Это — одна из знаковых побед украинской дипломатии. Благодаря этому документу Украинская Народная Республика смогла получить признание своей независимости государствами Европы».

Полная чушь! УНР признали только державы Четверного союза, да и то на время. А вот Антанта не простила УНР сепаратного мира с немцами и заблокировала всякое продвижение украинской государственности в эмиграции.

Я уж не говорю, про добровольную просьбу об оккупации и добровольную контрибуцию.

Немцы обошлись жестоко с украинскими коллаборантами-сепаратистами. После занятия Киева они и не подумали возвращать власть деятелям УНР, а разогнали Центральную Раду и поставили своего марионеточного гетмана.

Фракция социал-демократов устами Георга Ледербура (слева) в Рейхстаге отказалась ратифицировать этот договор как неправомерный акт. Но лидер национал-либералов Густав Штреземан (справа), впоследствии рейхсканцлер, призывал закрыть глаза на неправомерность: «Это как рождение внебрачного ребенка, ничего не остаётся, как принять к сведению совершившийся факт… Теории господина Ледебура не могут утолить голода германского народа и накормить германский скот… Более благоразумно ввозить из Украины хлеб и корм для скота. Благоразумно признать существование Украины».

Ну, и, разумеется, Украина не выполнила условия поставок. 4 июля Австро-Венгрия аннулировала секретное соглашение о наделении правами автономии Галичины и Буковины, в связи со срывом поставок зерна.

Осталось лишь в данном цикле постов рассказать о собственно Брестском мире, 100-летие которого будет 3 марта.