• 24 Февраля 2019
  • 20419
  • Алексей Дурново

Что, если бы царевич Дмитрий выжил

В 1591-м в Угличе погиб царевич Дмитрий – младший сын Ивана Грозного и на тот момент предпоследний из Рюриковичей. Его смерть дала старт яростной борьбе за власть между боярскими кланами, ибо судьба правящей династии была предрешена. Что было бы, если бы царевич Дмитрий уцелел?
Читать

Что произошло?

Смерть царевича Дмитрия — событие настолько загадочное, запутанное и всесторонне оболганное, что найти концы и точно сказать, что именно случилось в Угличе 15 мая 1591 года, не представляется возможным. Основных версий три. Первая — царевич Дмитрий погиб в результате несчастного случая. Вторая — он был убит по тайному приказу какого-то интригана (подозрение, павшее на Бориса Годунова, основательно подкреплено русской культурой). Третья — родные Дмитрия инсценировали гибель, а его самого спрятали, благодаря чему он выжил.

1. Нагая.jpeg
Мария Нагая изобличает Лжедмитрия. (wikipedia.org)

Пока Следственный комитет, взявшийся за дело Дятлова, не открыл дело еще и по гибели царевича Дмитрия, сформулируем суть: полностью исключать тот факт, что человек, который год сидел на троне под именем Дмитрия, действительно был сыном Ивана Грозного, нельзя. Однако с высокой долей вероятности Дмитрий Иванович действительно погиб в Угличе в 1591 году. Так или иначе, дальше идет густой слой вранья. Врали все, причем позиция менялась в зависимости от обстоятельств.

Лучший пример — небезызвестный Василий Шуйский, будущий царь, глава комиссии по расследованию Угличского дела. Шуйский врал трижды: вернувшись из Углича, он заявил, что Дмитрий мертв; через 13 лет, когда к Москве подходили войска Лжедмитрия, он объявил царевича живым; еще через год, при свержении самозванца, Шуйский вновь объявил, что Дмитрий умер еще в Угличе в 1591-м.

Матери царевича тоже приходилось лгать. В 1605 году Марию Нагую спешно выудили из монастыря, где она жила под именем инокини Марфы, и отправили в Москву, где она признала в Лжедмитрии сына и на год стала царицей-матерью. В 1606-м она вдруг не признала в том же человеке своего сына, обличив того как самозванца перед всем честным народом. Так или иначе, события 1591-го стали для Рюриковичей приговором.

Царь Федор Иоаннович, человек нездоровый и, скажем прямо, малахольный, потерял единственного наследника. Через год в российской истории промелькнет печальная фигура царевны Феодосии — единственный дочери Федора. С учетом всех сложностей — так себе наследница, однако в 1594 году Феодосия умерла, и не стало вообще никакого. А это означало, что после смерти Федора неминуемо начнется яростная борьба за власть между теми, кто ближе всех к престолу в тот момент.

Основными игроками, как показало время, стали Годуновы и Шуйские. Одно тут неизменно. Где бы и когда бы ни происходило действие, если под династией шатается трон, знать стервенеет, и начинается раздел власти. Именно эти процессы начали происходить в 1591-м, после угличских событий. Вскоре этот раздел сотрясет Московское царство так, что оно едва не канет в небытие.

Могло ли быть иначе?

Давайте откатимся немного назад. Нельзя не признать выдающихся заслуг Василия III и Ивана Грозного в уничтожении династии Рюриковичей. У Василия было четыре младших брата, трое из них умерли бездетными. Причина довольно проста: им запрещалось иметь детей до тех пор, пока государь не обзаведется наследником. А так как процесс затянулся, то и династия сильно оскудела. Выживших торжественно добили вдова Василия Елена Глинская и Иван Грозный.

Иван Васильевич поработал на славу: он ухлопал и кузена Владимира Старицкого почти со всей семьей, а заодно и собственного сына Ивана. Как итог, на момент смерти Грозного живых представителей династии осталось всего трое: Федор, царевич Дмитрий и младшая дочь Владимира Старицкого Мария, которую вскоре постригли в монахини.

2. Убииство.jpg
Убийство Дмитрия. (wikipedia.org)

Ситуация выглядела так: между амбициозным боярином, который хочет занять трон, и его целью стоят не вполне дееспособный и не очень здоровый царь и маленький мальчик. Впрочем, в рамках этой статьи мы ни на что не намекаем. Скажем лишь, что наследников, даже если это братья, а не сыновья, принято держать при себе. Федор же отправил Дмитрия в Углич. Вроде бы, для безопасности, да только выглядит это, как опала. В целом же, мы имеем все основания утверждать, что жизни Дмитрия угрожала опасность и что его право на престол с высокой долей вероятности могло быть попрано.

Тут нужно напомнить две вещи. Дмитрий — сын Ивана Грозного то ли от шестого, то ли от седьмого брака. Считать можно по-разному, но в данном случае это неважно, потому что церковь допускала максимум три, хотя царю, ввиду его положения, позволялся сверх этого еще и четвертый. Но только никак не седьмой и даже не шестой. И это обстоятельство уже создавало препятствия на пути Дмитрия к трону.

Второе обстоятельство: за Нагими в Угличе неусыпно наблюдал дьяк Михаил Битяговский. Это была не охрана в целях безопасности царского брата, а шпионаж и постоянный контроль за опасным конкурентом. Именно Битяговский управлял выделенным для Дмитрия Угличским уделом, хотя царевич с матерью и жили в царских палатах. Все это говорит о том, что гибель Дмитрия не выглядит случайной. В сложившихся обстоятельствах он был опасен не только как наследник своего брата, но и как конкурент самому Федору. Потому что царь слаб, а тут есть вполне себе здоровый и бодрый парень, который к тому же даже в юном возрасте показывал задатки характера своего грозного папаши. То есть существовал риск, что Дмитрий объединит врагов Федора и особенно врагов рода Годуновых, коих было немало.

Что изменилось бы?

Дальше мы исходим из очень простого допущения: Дмитрий Угличский не только пережил май 1591-го, но и благополучно дожил до января 1598-го, когда в Москве умер его старший брат. Как раз в этом самом январе 1598-го Дмитрию было бы 15 лет. По меркам своего времени он уже мужчина. Занять трон, находясь в Угличе, ему было бы тяжело, но Годунову объявить претензии Дмитрия незаконными было бы еще тяжелее.

3. Годунов.jpg
Годунов. (wikipedia.org)

Дальше есть два сценария: силовой и мирный. С мирным все просто: Борис сдается, а Дмитрий занимает престол. С силовым — еще проще: Годунов и последний Рюрикович вступают в прямой конфликт друг с другом. Как это могло бы быть? Да очень просто. Дмитрий собрал бы войска и двинулся на Москву, требуя от бояр присяги. Воеводой был бы, наверное, Михаил Нагой — дядя царевича. Дальше смотрим по ситуации. Если народ и бояре за Дмитрия, то Годунову оставалось бы только присоединиться к ним, открыть ворота и присягнуть. При наличии хоть каких-то сторонников он мог бы оказать Дмитрию сопротивление, хотя едва ли ему удалось бы победить.

Итак, Дмитрий Иванович занимает престол своего отца, и начинается его царствование. Он последний из Рюриковичей, и вопрос престолонаследия для него ключевой. Правда, он молод, что готовит ему долгое правление. Тут есть два момента. От папы и брата Дмитрий получил державу, изрядно приросшую восточными территориями, но почти потерявшую западные. Оттуда исходит главная угроза. Швеция и Речь Посполитая совсем не против добить ослабленного соседа. С юга, кстати, еще и Крымское ханство поджимает. Дмитрию нужно искать невесту либо в Швеции, либо в Польше, чтобы хоть как-то исправить положение и найти союзника.

А вот каким царем был бы Дмитрий? Отвечает английский поэт и дипломат Джильс Флетчер, автор книги «О государстве русском»: «Русские подтверждают, что он точно сын царя Ивана Васильевича, тем, что в молодых летах в нем начинают прослеживаться все качества отца. Он (говорят) находит удовольствие в том, чтобы смотреть как убивают овец и вообще домашний скот, видеть перерезанное горло, когда течет из него кровь (тогда как дети, обыкновенно, боятся этого), и бить палкой гусей и кур до тех пор, пока они не издохнут». Оно, конечно, перед нами фрагмент из заметок путешественника, но фрагмент довольно показательный. Впрочем, времена сейчас такие, что некоторые из читателей этой статьи наверняка заявят, что Флетчер попросту оболгал идеального беднягу-царевича. В конце концов, он ведь англичанин.

распечатать Обсудить статью
Источники
  1. Джильс Флетчер «О государстве русском»
  2. «Угличское дело» // pravo.ru
  3. Р.Г. Скрынников «Царь Борис и Дмитрий Самозванец»