• 2 Января 2019
  • 159038

Начальник штаба

«В тот вечер, как обычно, она обходила свой участок и неожиданно встретила в лесу двух военных. Они искали дорогу, а заодно просили дать им напиться. Поликарпова потребовала у них документы. Они предъявили паспорта. Паспорта у военных — это было подозрительно, но она не подала вида».
Читать

Максимов Леонид Михайлович родился в 1912 году в городе Тула в семье рабочего Тульского патронного завода. Мать вела домашнее хозяйство. В семье кроме него было двое детей: сестра и брат.

В 14 лет поступил на патронный завод токарем-инструментальщиком, одновременно учился на вечернем рабфаке. Затем поехал учиться в Ленинград. В 1936 году окончил Ленинградский военно-механический институт. В 1940 году защитил кандидатскую диссертацию. Одновременно вел преподавательскую работу.

В 1942 — 1945 годах работал главным инженером завода «Эталон», где в 1942 — 1943 годах организовал производство пулеметных затворов.

В октябре 1945 года был направлен на работу в Германию в органы Советской военной администрации, где работал в разных должностях, в том числе начальником отдела Управления Политического советника Советской военной администрации и помощником начальника Политического советника Советской военной администрации.

В 1950 году вернулся в Ленинград. Исполнял обязанности главного технолога по проектированию нового научного метрологического центра и обеспечил окончание технического проекта в срок на высоком техническом уровне. До конца своей трудовой деятельности работал во Всесоюзном научно-исследовательском институте метрологии имени Д. И. Менделеева.

Максимова (Поликарпова) Елизавета Филипповна родилась в 1909 году в селе Тугуска Петровского района Саратовской области. Ее отец был агрономом, мать вела домашнее хозяйство. У нее было три сестры и брат. Кроме того, еще были дети от первого брака отца. Окончив школу, поступила в юридический институт и пошла работать в милицию, сначала в паспортный стол, а потом перешла на оперативную работу в отдел по борьбе с бандитизмом. От тяжелой и нервной оперативной работы в милиции (а она участвовала в допросах, облавах и задержаниях) Е. Ф. Поликарпова попала в больницу с нервным заболеванием, а когда вышла оттуда, узнала, что их отделения милиции больше не существует. После этого Е. Ф. Максимова (Поликарпова) работала в разных организациях юрисконсультом.

Во время Великой Отечественной войны Л. М. Максимов и Е. Ф. Поликарпова встретились. Она была начальником штаба строительства одной из трасс на оборонных рубежах Ленинграда, он — начальником эшелона рабочих, направленных на оборонные рубежи. Их отношения начались с трений, так как Леонид Михайлович успевал раньше других занять для своих работников лучшее жилье. И вообще он не очень понимал, как можно подчиняться женщине. Со временем их отношения наладились. Он собирал в лесу малину, нанизывал ее на веточку и клал Елизавете Филипповне на окно, а потом утром усмехался и говорил, что кто-то подлизывается к начальству.

А в 1942 году они поженились. В 1944 году у них родился сын Владимир.

ФОТО 1.jpg
Статья «Начальник штаба», посвященная Е. Ф. Поликарповой. (музейно-выставочный комплекс «Оборона и блокада Ленинграда»)

Из воспоминаний Елизаветы Филипповны Максимовой (Поликарповой)

Елизавета Филипповна Поликарпова — молодая женщина, ей немногим больше тридцати лет, но она уже начальник штаба строительства одной из трасс на оборонных рубежах Ленинграда. Ей доверили руководить участком, на котором работают несколько тысяч землекопов от Ленинского района города.

В тот вечер, как обычно, она обходила свой участок и неожиданно встретила в лесу двух военных. Они искали дорогу, а заодно просили дать им напиться. Поликарпова потребовала у них документы. Они предъявили паспорта. Паспорта у военных — это было подозрительно, но она не подала вида.

— Как удачно, что вы меня встретили, — сказала она военным, — теперь вы не только напьетесь, но и будете досыта накормлены. И не думайте отказываться! Тут недалеко работают ребята-ремесленники, я отведу вас к ним.

И они пошли по лесу.

— А Вы не боитесь одна в лесу с двумя мужчинами? — спросил один из военных.

— А чего бояться, ведь я под защитой двух советских офицеров, — ответила Елизавета Филипповна, а сама почувствовала, что ее пробирает дрожь и голос звучит несколько громче, чем обычно. Но военные, к счастью, ничего не заметили.

Елизавета Филипповна повела своих спутников в сторону танковой части, где ее хорошо знали. «Только бы ребята все поняли и быстро и правильно среагировали», — думала она.

Подойдя к части с тыла она громко сказала:

— Ребята, это Елизавета Филипповна, я привела к вам двух военных, они заблудились. Не думайте, они наши, советские, у них даже паспорта есть. Их надо накормить, напоить, разъяснить им дорогу, и, если надо, оставить переночевать.

К счастью, танкисты все поняли правильно. Несколько человек быстро появились из темноты и арестовали незнакомцев.

— Если бы знали, придушили бы тебя по дороге, — сказал один из арестованных.

«Кто бы сомневался», — подумала Елизавета Филипповна.

— До свидания, я пойду к себе, — сказала она танкистам.

— Может быть Вас проводить? — спросили они.

— Не надо, теперь уж чего бояться? Вряд ли я сегодня встречу еще каких-нибудь военных с паспортами, — ответила она и пошла в сторону рубежей.

Хоть Елизавета Филипповна так сказала, но самой было страшно, и, пройдя несколько шагов, она побежала. Прибежав к себе, она легла, ее била дрожь. Женщины накрыли ее несколькими одеялами, но Елизавета Филипповна долго не могла согреться. Теперь, вспоминая пережитое, ей было по-настоящему страшно.

А утром надо было заниматься обычными делами: проверять, как расставлены люди, как соблюдается режим уплотненного рабочего дня, все ли сделано для безопасности строителей на случай нападения с воздуха…

Земляника

Война близилась к концу. Жизнь в Ленинграде стала налаживаться. И самое главное — остались живы она и ее муж, с которым она познакомилась на оборонных рубежах, и у них был семейный дом — их квартира во время бомбежки не пострадала.

А еще сегодня ей на работе выдали четыре ягоды земляники, и она представляла, каким будет сегодняшний ужин, особенно десерт, и как она удивит мужа, и как им обоим будет вкусно, и как они будут мечтать о своей семейной жизни после войны, которая скоро закончится.

В перерыв она сходила домой, так как жила недалеко от работы, положила ягоды на розетку и поставила на окно.

Вечером, когда она пришла с работы, розетка стояла на столе и в ней было только три ягоды. Ей стало очень обидно: ее муж, самый лучший человек на свете, смог так поступить. Это не укладывалось в голове, и она заплакала. «Вот он придет с работы, и я скажу ему все, что думаю по этому поводу. Нет, я ему ничего не скажу, посмотрим, что скажет он и как будет смотреть мне в глаза».

А он, придя с работы, вел себя как обычно. Стал спрашивать, почему у нее заплаканный вид. Она ничего не ответила. Неужели он сам не понимает.

Сели ужинать. Он взял себе одну ягоду, а две на розетке придвинул к ней. Еще бы! Ведь одну ягоду он уже съел. И она снова заплакала. Дело не в ягодах, но как он мог так поступить?

Она отошла к окну… На окне в розетке лежали четыре ягоды…

Оказывается, мужу на работе тоже выдали землянику — только не четыре ягоды, а три.

Семейные реликвии в экспозицию музейно-выставочного комплекса «Оборона и блокада Ленинграда» передала дочь Леонида Михайловича и Елизаветы Филипповны Максимовых Людмила Леонидовна Антонова.

распечатать Обсудить статью