• 21 Декабря 2018
  • 1272
  • Документ

«Сандвичевы острова достойны обратить на себя внимание России»

В царствование Александра I Россия могла присоединить Гавайи. На Сандвичевых островах (так они тогда назывались) правили туземные князьки, но вместе с тем этой территорией также интересовались США и Великобритания. В 1819 году комиссионер Российско-Американской компании Егор Шеффер представил государю записку о выгодах от установления российской власти на Гавайях. Еще до того на острове Кауаи была построена Елизаветинская крепость. Правительство, однако, проект не поддержало.  
Читать

Сандвичевы острова, находящиеся на Тихом океане между 19 и 22 градусами северной широты и около 100 западной долготы, достойны обратить на себя внимание России. Жители сих островов, по преданию, рассказывают, что несколько тому веков назад пристали к острову Мауви иноземцы; по суеверию сочли их за богов, и народ признал их своими главами; потомки сих пришельцев и поныне пользуются верховною властью и отличными преимуществами не на одном Йауви, но и на прочих островах. Они различаются от коренных станом тела, видом лица, горбоватым носом и, кажется, означают тем гишпанское свое происхождение. По сказаниям, архипелаг сей состоит из 13 островов, а главнейшие из них называются: Овайги, Мауви, Ранаи, Маранай, Вагу и Атувай.

В отношении выгод физических

Самый большой и весьма плодоносный из них есть Овайги. Он изобилен сандальным лесом и горючею серою, на западной оного стороне находится пристань, к которой с надежностию приставать могут суда, в 300 и 400 бочек. Мауви также плодоносен, но пристани не имеет. Вагу и Атувай суть самые из них плодоноснейшие и также имеют пристани спокойные и надежные для военных судов. На Мауви, Вагу и Атувае находятся в изобили жизненные потребности: соль и великое множество рыб, на них ловятся морские сайги, жемчуг и жемчужные раковины. По царству животных имеются лошади, быки, овцы, козы, дикие гуси, морские и лесные кулики и можно развести и пчел. По царству ископаемому: сера горючая, соль, мыльная глина и известковая земля. По царству растений: корень тары, ялиса, индейское пшено, пашаты, бобы, капуста, салат, лук, брюква, морковь, дыни, арбузы, тыквы, кокосовы орехи, перец, имбирь, земляника, малина ананасы, лимоны, апельсины, бананы, плоды дынного дерева, хлеб древесный, виноград, табак, сахарный тростник чрезвычайной толщины и пр.

Посредством сих естественных богатств европейская промышленность доставать может величайшие выгоды. Я обрабатывал рейнской меры десятину земли, на оной три раза в год снял индейское пшено и в год получил 540 пудов оного, а с посаженного виноградника после 9 месяцев получил виноград.

Не сомневаюсь, что таковой же имел бы успех и в насаждениях гвоздики, мускатных орехов, корицы, кашенили, ванили, индиго, хины, опиума, шелковичного дерева для разведения шелковых червей, кофею, какао и, словом, всяких пряных и лечебных растений, которые с удобностию прозябают между тропиками.

Опыт, учиненной мною с хлопчатою бумагою, весьма замечателен. На пространстве 10 квадратных сажен, я собрал в год 5 пудов чистой бумаги, то-есть, совершенно очищенной от, семян. 3 ¾ пуда составляют пино китайского веса, а пино бумаги доброты, каковая мною была, получена, продается во всякое время в Кантоне и не меньше как 18 до 20-ти гишпанских пиастров. Следственно десятина земли доставлять может в год более 1 000 фунтов, или 8 китайских пинов бумаги, стоящих по меньшей мере 160 пиастров. Ежели же употребить на разведение хлопчатой бумаги все те земли на сих островах, кои к сему удобны, то можно будет одною сею промышленностию приобретать от 4 до 5 миллионов пиастров в год.

В отношении выгод торговли

На сих островах 30 или 40 лет как заведен меновый торг и наиболее производим американцами, которые в обмен за съестные припасы и сандальное дерево дают островитянам пушки, купеческие суда, огнестрельное орудия, пули, ядры, порох, железные изделия и пр. Промен сей делают они, едучи к северозападному берегу и на возвратном пути. Сим торгом наиболее пользуется владетель острова Овайги. В 1817 прибыло с английским флагом судно, прозванное «Кагуману» и именовавшееся прежде «Форестер», для произведения торга на счет сего владетеля, которое и нагружено было сандалом и назначено в Кантон, но поелику англинским коммерческим советом, в Китае находящимся, запрещено было таковое употребление флага, и судовщик Адамс, не получив позволения подняться вверх реки, то весь сен груз был признан контрабандою и распродан. Таким образом предприятие сие имело неудачу и без сомнения имело бы щастливейший успех, естли б предпринято было под защитою другого правительства, которое своим старанием умело бы обогатить сии острова произведениями чужеземными и теплому климату свойственными. Известно, сколько можно приобретать от хлопчатой бумаги. Жизненные потребности почти ничего не стоят. Климат для мануфактур удобен. Надлежит токмо вызвать из Бенгала несколько фабрикантов, и тогда значительная часть россиян могут быть одетыми бумажным изделием. Выгоды очевидные. Можно развести тутовые деревья и пригласить для поселения китайцов для выделки шелку и шелковых тканей, и в сем выгода явная; также от исправления овец мериносами выделываться может добротное сукно, и до сего исправления можно из тамошней шерсти, выделываемой толстыми сукнами, по окрашении их в синий или черный цвет, одевать жителей северозападного берега или служить им вместо одеял. Можно завести фабрики для выделки сахару, ибо начальный материал там имеется. Из корня Ти выгоняется горячее вино, а чтоб споспешествовать всем сим выгодам, потребно снабжать островитян токмо железом, которого столько в России. Для доставления же вящей им значительности надлежит завести у них фабрики, и тогда сии острова претворятся в драгоценное сокровище, которое доставлять будет российским заведениям, на Тихом океане и на американском берегу устроенным, безопасность, и благоденствие.

В отношении политическом

Доставление надлежащего покровительства российским заморским владениям зависит от приобретения надежного места в южном море. Усилие, для сего Россиею сделанное, от зависти не удалось. Тама-амага или просто Тама-гами или Тамиами, владетель острова Овайги, и иностранцы, боясь лишиться собственных выгод, опасались, чтоб на сих островах не завелся бы владетель российской на острове Атувае. Первый боялся, потому, что лишится плода, приобретенного им убийством законного своего государя, завладением верховной себе власти на Овайге с принадлежностями и надежды присвоить себе также и Атувай с принадлежащими к нему землями, а последние, то-есть иностранцы, не хотели лишиться торга, которым они одни без совместничества пользуются на сих островах. Тама-амага уступил в лице капитана Ванкувера 23февраля 1794 г. все права свои на остров Овайги великобританскому королю, но Сент-Джемский кабинет не искал сим воспользоваться, как-то видно по письмам, отправленным из Лондона 1312 г. за подписанием лордов Ливерпуля и Батурста и чрез новую Голландию дошедшим на остров Овайги в декабре 1810.

Можно надеяться, что Россия в таковом же случае не так поступит и что приступит в самоскорейшем времени к деятельнейшим мерам, дабы воспользоваться данными ей правами на острова Атувай. Владетель сего острова просил о покровительстве, ему пожалован флаг российский, который он видел на крепости поставленной и которой он сам помогал россиянам построить на время более годового, он уступил за товары и за судно, от меня ему выданные Американско-Российской компании между прочими землями Ганнарею с ее пристанью и весь сандальный лес на Атувао растущий, но смущаемый Тама-амагой и его приверженцами Томари не сдержал ни одного из своих обязательств. Владетель подвластный осмелился учинить оскорбление российскому флагу, угрожать смертию поверенному Американской нашей компании и принудить его искать спасения на американском корабле, на котором прибыл в Макао в Китай.

Должна ли Россия стараться вступить вновь в то владение? Сего требует и честь и польза ее. Ей должно занять Атурай со всеми прочими островами. Она на сие имеет право. Томари ее подвластный, а Тама-амага—враг России. Занятием Сандвичевых островов Россия обеспечивает себе возможность производить ей одной торг мехами на северо-западном берегу и воспрепятствует американцам оным пользоваться, но как сии острова, так и заведения России и торговля ее без оных будут для ней потеряны в сих странах света. Тама-амага и Томари повелевают на всех сих островах, жителей же на оных не более 100 000. Я уверен, что его императорское величество не пожелает для сего употребить недостаточных мер, но повелит с деятельности" все острова сии занять, разом, с такою воинскою силою, которая достаточна будет как для сбережения их за собою, так и для внушения уважения. Сим способом враги будут во страхе и приверженные в безопасности. Для произведения сего в действие потребно токмо два фрегата и несколько транспортных судов. Издержки за сие будут одним годом вознаграждены от произведений особенно же сандалом, растущим на Атувае, Ваге и Овайге, который скоро и верно распродается и Кантоне. В сие место на судах, в Атувае построенных, посылается сандал и на сем же острове имеется годный для судов лес. Тогда появится в Кантоне флаг российской.

Я на исполнение сего надеюсь, также полагается на сие и г. Льюнгстед, агент шведской компании, который меня уверил, что ежели до сего времени не было позволено приставать в Кантон с российским флагом, то сие делано было ухищрениями других наций.

Для поддержания своего политического веса в Англии России нужны Сандвичевы острова. В скором времени европейские государи спознают о необходимости потребной для восстановления равновесия в сей части света, где от 30 до 40 миллионов обывателей богатством своим угрожают Европе и споспешествуют распространению в Азии владычества чужеземного. Кто может остановить таковое честолюбие и кто бы не захотел пользоваться прибыльною торговлею?

Из Сандвичевых островов Россия возможет предла[га]ть свои союзы Китаю, Японии, Лиукейре и американским владениям, от гишпанского ига освобожденным, возможет вспомоществовать Филиппинским островам, Тимору, Яве, Гое и между тем произведения из Сандвичевых островов, равно как и российские, и их промышленность в сих странах распространяться.

Неудовольствия жителей на островах Овайги, Мауви, Ранае, Маранае и Ваге от нынешнего их правления достигли до вышней степени.

Народ находится в крайней скудости, угнетении и страхе от своего похитителя. Сей нещастный народ, будучи без защиты, с упалым духом оставил уже и надежду на получение лутчаго правления и сносит всевозможные бедствия до того даже, что из его выбираются жертвы, приносимые идолам, вместо диких зверей.

Единственная им надежда остается та, что когда-нибудь могут быть они освобождены от сего ужасного ига какою ни есть европейскою державою. Они меня часто просили, чтоб я исходатайствовал от его императорского величества им избавления от их тирана и чтоб взяты были они под его власть и что будут довольны и тем, когда им для пропитания оставлено будет позволение рассаживать в полях тару. Не взирая на короткое мое пребывание на острове Вагу, я успел приобресть совершенное сведение, в каком здесь все находится состоянии.

Пристань Ганнеруа на острове Вагу лежит под 21° 53″ 40″ северной широты и 157° 58' западной долготою от Гренвича. Справка по компасу в открытом море — ¾ широты морской, а вышней пролив при полнолунии спустя 2 мин. 20 сек. — в 7 футов. Остров Вагу может сделаться счастливейшею страною под благоразумным человеколюбивым и кротким правлением, ибо плодоносная на них земля в изобилии приносит все, что для человеческой жизни потребно, даже и для роскоши.

В сей стране произрастает хлеб на дереве и на земле всякого рода плоды в величайшем изобилии. В лесах множество дичи и реках рыбы. Поветренные или заразительные болезни (бичи для человечества) вовсе неизвестны, даже и самая оспа. Не находится там никаких ядовитых гад, ни хищных зверей, опасных для: человека. Но нещастные жители такой земли стонут в ужаснейшей неволе. Токмо под скипетром государя, подобного Александру, столь же великом, сколь и великодушном, могут произвести здесь мануфактуры, и бедные жители наслаждаться плодами трудов своих, а надлежащими и деятельными мерами можно достигнуть сей цели без пролития капли крови. Я обязанности почту произвести в действие сие предприятие и покорить вашему императорскому величеству все сии Сандвичевы острова, буде благоволите мне оное поверить, и, хотя я и не воинского звания, однако ж оружие мне довольно известно, и притом имею столько опытности и мужества, чтобы отважить мою жизнь для блага человечества и пользы России, которую я почитаю отечеством. Для удобнейшего сего завоевания я привез с собою двух человек, которым все места сих островов совершенно известны и которые знают индейской язык. Один из них глава острова Уналашки, России покоренного: его отец доставил уже России весьма знатные услуга и в разных случаях доказал свою к ней приверженность. Сын его, который теперь со мною, вызывается в случае надобности доставить несколько тысяч людей. Другой из них — солдат российской, служащий Российско-Американской компании, человек предприимчивой, беспримерной храбрости и который много времени жил на сих островах и потому знает все места, где можно приставать и делать нечаянные нападения.

Я бы мог обо всем представляемом сообщить дальнейшие подробности, но воздерживаюсь, дабы не увлекать драгоценного времени от вашего императорского величества, и я почту себя счастливым, ежели короткое сие описание удостоено будет вашего одобрения и послужит залогом моих желаний о благоденствии империи вашего величества и благе человечества.

Георг Шеффер

распечатать Обсудить статью
Источники
  1. ЛОЦИА, ф. департ. мануфактур и внутренней торговли, 2 отд., 2 ст., 1819 г., д. № 406, лл 1-6 (vostlit.info)
  2. Изображение анонса: homsk.com
  3. Изображение лида: change.org