18.05.1929

Уважаемые товарищи.

Во время моего продолжительного отсутствия за границей для участия в заседаниях Женевской комиссии по подготовке разоружения вышли объединенные первые два номера журнала «Искусство», являющегося органом главискусства при НКП.

Как толькo номер этот был мне представлен, я сейчас же отметил бестактность, сказавшуюся в репродукции лубка, изображающего беседу тов. Сталина с женщинами-нацменками. Надо заметить, что сам АХХР, выпуская этот лубок, конечно, имел наилучшие намерения и желал популяризовать подобными лубками наших вождей. Однако лубок сразу был отмечен общественным мнением как нелепый. Автор статьи в журнале «Искусство» воспроизвел его именно как пример таких безвкусных и слащавых стараний создать политический лубок при самых лучших желаниях, но без достаточного вкуса и сознательности.

Таким образом, у автора статьи и при напечатании статьи, и при комментарии, неуклюже составленном, были самые лучшие намерения, что, однако, не ослабляет неуместности и репродукции, и комментария. Вследствие этого я распорядился конфисковать все находящиеся еще в нашем распоряжении номера этого журнала и внес вопрос на ближайшее заседание коллегии, имевшее место вчера, 17/5, где и было принято постановление, мною при сем прилагаемое.

Это, разумеется, все, что я мог со своей стороны предпринять.

Заведующий Агитпропом ЦК ВКП (б) тов. Криницкий сообщил мне сегодня по телефону, что он считает меня (и тов. Свидерского) ответственным за напечатание вышеупомянутых нелепостей. Прежде всего, я категорически должен заявить, что с точки зрения существа вопроса я, конечно, нести ответственности за этот номер никак не могу. Вообще мои функции редактора сводятся к появлению редакторских статей, разрешению разных спорных вопросов. Просмотр всего материала я по перегруженности моей в других отраслях просвещения взять на себя не мог. Это дело было поручено тов. Равичу под контролем тов. Свидерского. Но помимо того моя заграничная командировка уже совершенно лишила меня всякой возможности проследить за составом номера. Однако я нисколько не снимаю с себя ответственности чисто формальной. Как глава ведомства и как лицо, имя которого стоит на обложке журнала в качестве его ответственного редактора я, разумеется, формальную ответственность несу, и является делом секретариата, на рассмотрение которого по словам тов. Криницкого поступает это дело, сделать те или иные выводы. Я, однако, считаю особенно нужным подчеркнуть, что, разумеется, ни с моей стороны, ни со стороны в самом деле появления лубка и комментария к нему более виновных по существу лиц, т. е. автора и фактического редактора Равича при этом не могло быть проявлено ни малейшего злого умысла, ни малейшей склонности относиться непочтительно к Генеральному Секретарю партии. Мне, на мой взгляд, нельзя инкриминировать ничего, кроме разве того, что коммунисты, которым было поручено ближайшее наблюдение за журналом (редактор отдела изобразительного искусства тов. Курелла и фактический редактор тов. Равич) были одобрены мною для этой работы и в данном случае проявили недостаточную чуткость. Но и им, и тов. Свидерскому, и, наконец, самому автору статьи можно вменить только ту или другую степень недосмотра, неловкости, а никак не отсутствие должного уважения к заслуженным вождям нашей партии.

Нарком по просвещению А. ЛУНАЧАРСКИЙ


Источник: РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 760. Л. 162.


Сборник: Иван Бунин

Автор «Темных аллей» и «Жизни Арсеньева» в 1933 году стал лауреатом Нобелевской премии по литературе.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы