• 3 Сентября 2018
  • 1838
  • РИПОЛ классик

Первые металлурги Заполярья. Купцы Сотниковы

Имена отважных героев Русского Севера увековечены на географических картах и в граните памятников. Но кто решится сказать, что нам известно об этом крае все?

Представляем вашему вниманию главу из книги «От Мангазеи до Норильска. 30 историй Заполярья». Издание осуществлено при поддержке ПАО «ГМК ‘‘Норильский никель’’», 2017.

Читать

Кто может основать город? Москву начал строить князь Юрий Долгорукий, а Санкт-Петербург — царь Петр I. Школьный учебник по истории дает ясную картину на этот счет: лавры отца-основателя достаются обычно правителю или видному государственному деятелю. Бывает, правда, что населенный пункт разрастается сам собой, а его возникновение описывает какая-нибудь красивая легенда (вспомним хотя бы волчицу, Ромула с Ремом и Рим). А вот история рода Сотниковых показывает, что заложить основу для создания большого и процветающего города может одна семья из предприимчивых купцов, не обладающая ни государевым указом, ни несметными богатствами, ни уж тем более легендарными предками.

Норильск сегодня — один из крупнейших центров цветной металлургии в мире. Промышленность здесь — основа существования многотысячного города, а горно-металлургическая компания «Норникель» (в советскую эпоху носившая название «Норильский горно-металлургический комбинат») является градообразующим предприятием. Таким образом, история Норильска неразрывно связана с развитием металлургии в здешних местах, которая в свою очередь берет начало в Дудинке. Где во второй половине XIX века братья Петр и Киприян Сотниковы первыми попробовали использовать норильские месторождения меди.

ДУДИНСКИЕ КУПЦЫ

Дудинка основана еще в 1667 году русскими стрельцами как опорный пункт для сбора натурального налога с народов Сибири — пушнины. На долгое время среди бескрайних таймырских просторов это зимовье становится одним из немногих значительных населенных пунктов, так что его не могут миновать первооткрыватели и исследователи северных земель. В разное время здесь побывали и Харитон Лаптев, и Семен Челюскин, и Александр Миддендорф. В середине XIX века село Дудинка становится важнейшей точкой для торговли на Енисее.

ФОТО 1.jpg

К этому времени относятся и первые упоминания о представителях рода Сотниковых. Известно, что урядник Туруханской казачьей станицы Михаил Алексеевич Сотников в первой половине XIX века служил здесь в качестве смотрителя хлебозапасных магазинов. О его жизни мы почти ничего не знаем, зато имеем некоторое представление о трагической смерти служивого офицера.

ФОТО 2.jpg

Как-то раз приехали из тундры за товарами к нему несколько местных тунгусов. Сначала гости пили вместе с хозяином чай, а затем изволили закурить трубки. Вскоре казачка Авдотья с непонятной для нас целью внесла в избу бочонок с порохом. После этого раздался оглушительный взрыв, жертвами которого стали восемь человек, включая самого хозяина, а еще десять подверглись серьезным увечьям. По версии следствия, виной всему стала неосторожность тунгусов.

К тому времени Михаил Сотников имел двух сыновей: Петра и Киприяна. Трагедия, произошедшая в 1834 году, сделала братьев сиротами. Однако дети Михаила Алексеевича оказались ребятами энергичными и быстро включились в дело погибшего отца. Особенно удачливым оказался Киприян, который также получил звание урядника, а уже в 1855 году был назначен смотрителем Дудинского участка.

Предприимчивый и ловкий, он обеспечивал провизией и ружейными припасами местных жителей за счет казенных магазинов, менял продукты на пушнину и мамонтовый бивень, организовывал рыбацкие артели. К середине 1860-х Киприян Сотников уже числился купцом второй гильдии, причем с репутацией честного и справедливого торговца, не обижавшего инородцев.

МЕДЕПЛАВИЛЬНОЕ НАЧАЛО

Киприяну было мало доброго имени и большого состояния — он жаждал инноваций. И неугомонный предприниматель находит их. Один из местных жителей приносит в село камни сине-зеленого цвета. И показывает братьям Сотниковым место в Норильской долине, где были раздобыты сии минералы. На склоне явственно выделялось синее пятно — месторождение меди, а по соседству были обнаружены угольные пласты.

Киприян загорается идеей строительства первого медеплавильного предприятия на севере Сибири. Не теряя времени, он отправляет брата Петра на Барнаульский медеплавильный завод, чтобы тот узнал технологию изготовления печи и нашел для этой работы подходящего штейгера (горного мастера). Но даже если предприятие будет построено, как вывозить медь из Дудинки? Пытаясь найти выход, Киприян заражает своей идеей крупного сибирского золотопромышленника и владельца пароходов купца Кытманова. Таким образом, проблема логистики решена.

По-хорошему, для начала надо бы еще провести геологическую оценку месторождения. И тут на удачу по заданию Российской академии наук для исследования найденной в окрестностях туши мамонта в Дудинку прибывает геолог и палеонтолог Федор Шмидт. Киприян не упускает эту возможность и уговаривает исследователя посетить Норильские горы для осмотра залежей меди и угля. Шмидт положительно оценивает месторождение и становится первым ученым, побывавшим здесь. Впоследствии исследованная им гора получит название Шмидтиха.

Но возвести медеплавильный завод за Северным полярным кругом — задача непростая еще и по причине недостатка строительных материалов. Из дерева же большую печь не смастеришь. Киприян подходит к решению этого непростого вопроса со свойственной ему изобретательностью. На тот момент в Дудинке только одно кирпичное здание — местная церковь. Купцы Сотниковы договариваются со священником Иваном и разбирают здание! Взамен строят новый храм — деревянный. А из полученного кирпича собирают медеплавильную печь.

Фактически Киприян и Петр становятся первооткрывателями залежей цветных металлов в Норильских горах. Их анализ был неглубоким и, как показали исследования XX века, они наткнулись лишь на вторичные признаки по-настоящему крупного месторождения. Однако купеческое чутье не обмануло — именно в этих местах в 1930-х годах начнется строительство Норильского горно-металлургического комбината.

УГОЛЬНЫЙ ДЕСПОТ

Увы, медный заводик Сотниковых не стал успешным предприятием. Смекалка Киприяна помогла лишь на первом этапе. Он не учел, что церковный камень не подходит для плавильных работ при высокой температуре. Кирпич быстро прогорел, и работа встала. Печь функционировала лишь пару лет, и год 1872-й оказался последним для лихих сталеваров.

И все-таки за время работы купцам удалось выплавить не менее четырех-пяти тонн заветного металла, из которых 200 пудов черновой меди они успешно продали горному департаменту в городе Енисейске. Однако первый опыт показал, что без поддержки государства серьезные металлургические работы за Северным полярным кругом вести очень сложно. Больше Киприян и Петр к медной теме не возвращаются.

Но разработка природных ресурсов Норильской земли этим семейством не закончилась. На смену Киприяну пришел его сын Александр. Подросший представитель рода Сотниковых перенял от отца его предприимчивость и смекалку, но дополнил эти качества жадностью и жестокостью. Получив немалое наследство, он рьяно взялся за дело, принявшись обманывать при торговле инородцев и бить должников за неуплату денег в срок. Неудивительно, что, став настоящим местным деспотом, новый хозяин Дудинки быстро приумножил свое состояние и к 1887 году уже приобрел пароход «Барнаул» для ведения торговых дел.

Вспомнил Александр Сотников и об открытом своими предшественниками месторождении. Однако он обратил внимание уже не на медь, а на залежи угля. К концу столетия спрос на ископаемое горючее вещество сильно повысился в связи с распространением в России паровых двигателей. Так что предприятие могло быть весьма денежным.

И в девяностые годы XIX века Александр Киприянович с присущей ему энергией начинает заниматься угольными делами. Известно, что уже в 1894 году ему удается продать большую партию черного золота в несколько десятков тонн участникам экспедиции лейтенанта Леонида Добротворского. Правда, восторга купец по поводу дела не испытывает. Вероятно, поборы с местного населения оказались и полегче, и повыгоднее добычи угля. Хотя… быть может, и были у Александра мысли к ней когда-нибудь вернуться, но судьба ему такого шанса не дала. К концу 1890-х от ученых и исследователей, побывавших в таймырских краях, слух о дудинском деспоте доходит до самого Санкт-Петербурга. Енисейский губернатор в ответ на жалобы обещает разобраться с обидчиком. Получив инерционный толчок в губернских верхах, история быстро перерастает в уголовное дело против Сотникова, которое в 1899 году заканчивается высылкой Александра Киприяновича вместе с семьей на пять лет в город Балаганск Иркутской губернии. После нее бывший «король Дудинки» скромно живет в Красноярске и уже ни о какой угольной деятельности не помышляет.

НОРИЛЬСКИЕ ГЕНЫ

Еще до ссылки у Александра в Дудинке рождается сын, которого, как и отца, называют Сашей. Видимо, к тому времени тяга к исследованию и разработке природных ресурсов уже крепко засела в генах Сотниковых, поскольку, поскитавшись с отцом по ссыльным местам, этот представитель купеческого рода решает изучать геологию. Александр Александрович едет в Томск, где оканчивает горный факультет среднего политехнического училища и поступает на геологическое отделение Томского же технологического института.

В 1915 году студент Александр возвращается в Дудинку. Здесь он вспоминает про «родовое месторождение» и решает взглянуть на него. Собирает образцы горных пород и угля, а также бурит в исследовательских целях четырехметровую скважину в районе угольного ручья. В университете более опытный коллега Сотникова Николай Урванцев помогает составить небольшой, но основательный научный труд «К вопросу об эксплуатации Норильского (Дудинского) месторождения каменного угля и медной руды».

В своей работе Александр Александрович Сотников не только подробно описывает месторождение и его потенциал, но и обрисовывает свое представление о развитии Норильска: залежи меди и угля должны быть соединены с берегом Енисея железной дорогой, а в городе будут построены больница и школа.

Но все-таки Сотниковы — это не только купеческий, но и казачий род, а на дворе 1915 год и бушует Первая мировая война. Геологию приходится отложить, поскольку Александра призывают в армию. Затем — Февральская революция, октябрь 1917-го, большевики и Гражданская война. Сибирь переходит под власть адмирала Колчака.

Белое руководство планирует по Северному морскому пути установить связь с Европой. Но для этого нужны ресурсы — уголь. Александр Сотников выступает в 1919 году перед Временным правительством Колчака с докладом о Норильском месторождении. Информация очень заинтересовывает представителей местной власти, и они мгновенно принимают решение об экспедиции. Николай Урванцев должен детально изучить Норильское угольное месторождение, а Сотников — найти подходящее место для порта.

Экспедиция полностью подтверждает предположения Александра Александровича о состоянии норильских недр. Но по возвращении из исследовательского похода ученые обнаруживают, что власть в Сибири уже принадлежит большевикам.

ФОТО 3.jpg

Александр Сотников — белый офицер, бывший атаманом Енисейского казачьего войска и выполнявший исследования по распоряжению Колчака. Какая участь могла ждать такого человека при новой власти? Конечно, не все выходцы из белого движения подвергались репрессиям, но Сотникова судьба не пощадила. 1920-й год: донос, обвинение в участии в тайной организации против большевиков, заключение коллегии ГубЧК — расстрел.

Но все-таки жизненный путь людей тех смутных времен — вещь удивительная. Ведь товарища по экспедиции, Николая Урванцева, скорее всего, ожидала та же печальная участь. Однако в тот момент из Геологического комитета приходит срочный запрос на специалиста-геолога. Урванцев в это время уже два месяца как сидит в тюрьме. Его освобождают, потому что он очень нужен советской власти.

Затем последует несколько экспедиций Урванцева к тому самому Норильскому месторождению. Геолог откроет залежи меди, никеля и платины. Его исследовательские работы станут основанием для начала строительства Норильского никелевого комбината. Успеет ученый и получить два ордена Ленина, и стать заслуженным деятелем науки РСФСР, и побывать в сталинских лагерях. Всю свою жизнь он посвятит изучению и развитию богатого месторождения к югу от Таймырского полуострова, вокруг которого будет построен один из самых удивительных промышленных городов Советского Союза. Умрет Николай Урванцев в 92 года, будучи признанным ученым с неофициальным титулом первооткрывателя Норильска. Но в его великой славе есть и отблеск неутомимых трудов семейства Сотниковых, первых дерзких и рисковых металлургов Заполярья.


Фотография на обложке: Сергей Горшков
Текст: Никита Смагин
Иллюстрации: Евгения Минаева

распечатать Обсудить статью