НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЁН, РАСПРОСТРАНЁН И (ИЛИ) НАПРАВЛЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ДЫМАРСКИМ ВИТАЛИЕМ НАУМОВИЧЕМ.

В. ДЫМАРСКИЙ: Сегодня у нас не совсем обычный выпуск. Мы не будем говорить ни о фронтах, ни о боях, ни о сражениях, ни о политиках, ни о военачальниках. А будем говорить о комиксе. О комиксе в самом широком смысле этого слова, включая сюда и карикатуру, и другие формы изобразительного искусства. Те формы, которые существовали в годы Второй мировой войны.

И для разговора на эту тему я с удовольствием пригласил моего сегодняшнего собеседника, гостя эфира Артемия Плеханова, исследователя комиксов, антрополога, научного сотрудника университета Падуи, это Италия между прочим, сопредседателя организационного комитета конференции исследователей рисованных историй и визуальной культуры «Изотекст». Если я правильно понимаю, Артемий, вы специалист в этой сфере. Переводя на более простой язык, мы будем говорить именно о советских изданиях и о том, как они пользовались этим жанром для пропаганды. В данном случае пропаганда имеет позитивный смысл. Для пропаганды во время войны. Первое, что приходит на ум, когда мы с вами договариваемся об эфире, мы говорили о комиксах. И в то же время о журнале «Крокодил». Для меня как для дилетанта комикс — это комикс, а журнал «Крокодил» — это карикатуры. Карикатура входит разве в жанр комикса?

А. ПЛЕХАНОВ: При ответе на этот вопрос надо разобраться и поговорить об определениях, что мы будем понимать под комиксом. Определений комиксов много, я буду пользоваться самым известным определением теоретика и практика комиксов Скотта Маклауда, что комикс — сопоставленные иллюстративные и другие изображения в продуманной последовательности для передачи информации и получения эстетического отклика от зрителя.

Ваше недоумение абсолютно понятно. Что мы привыкли видеть под комиксом? Под комиксом мы привыкли видеть журнальчики примерно формата В2 или чуть больше. Или же это книжки с твёрдым корешком, которые стоят по типу французского BD, которые издаёт издательство «Дилетант». Но комикс появился изначально не в этом формате. Этот формат станет популярным и разойдётся по миру только к концу 1920-х, к 1930-м.

Большую часть времени комикс будет выходить в форме комикс-стрипа. Это короткая форма комикса, которая появилась в еженедельных газетах, обычно на последней странице в стандартных номерах газет или большая часть комикса, если это газета-толстушка. Варьируется по числу панелей, по числу кадров, которые мы видим в комиксе, от 2 до страницы, может быть 10. Они короткие. Это именно формат. В нём нет никакой особой эстетики. Есть большое число американских комиксов, которые выходили и выходят десятилетиями в этом формате на последних страницах газет. Можно вспомнить Гарфилда, комиксы про Снупи.

В чём же особенности комикс-стрипа в советское время? Я бы сказал, что самой основной отличностью от других комиксов, от комикс-стрипов во Франции и других странах является то, что для комикс-стрипов обычно важен, что есть всегда один и тот же персонаж, который попадает в разные истории, ситуации. В СССР такое тоже было, можно вспомнить замечательного персонажа Евлампия Надькина, который появлялся в разных изданиях в Санкт-Петербурге, в Ленинграда. По его приключениям в комикс-стрипах, которые занимали страничку и чуть меньше, даже ставили пьесы. Но как-то после этого у нас с героями, которые десятилетиями жили, не заладилось. Поэтому наше комиксное наследие — небольшие истории, от 2 кадров до 1−2 страниц, которые публиковались в иллюстрированных журналах в СССР, например, в «Крокодиле».

В. ДЫМАРСКИЙ: Переходим от теоретической части к практической. Начнём с «Крокодила». Вы нам обещали картинки показывать. Здесь, как я понимаю, художники, которые рисовали для «Крокодила».

А. ПЛЕХАНОВ: Я в прошлом году выиграл стипендию фонда Михаила Прохорова, я изучал сюжеты и издания комиксов в журнале «Крокодил» за все 1940-е, чтобы понять, кто были наши художники комиксов, кто из всего большого коллектива журнала «Крокодил» больше всего их рисовал. И здесь вы видите семерых основных наших художников комиксов, которым в 1945 году Маршак посвятил замечательное стихотворение.

Юлий Абрамович Ганф. Он родился на территории современной Украины, был учеником ВХУТЕМАСа, это наш главный художник комиксов. Он активно использовал так называемые баблы — шарики, выноски, облачка, из которых мы обычно видим речь в комиксе. Борис Ефимович Ефимов.

В. ДЫМАРСКИЙ: Это легенда.

А. ПЛЕХАНОВ: Абсолютный патриарх советской карикатуры, оставивший нам большое количество текстов, воспоминаний о своей работе и не только. Его речи — бесценный источник для исследований. И, конечно, здесь мы не можем не упомянуть Ивана Максимовича Семёнова. Это создатель «Весёлых картинок», наш главный детский сказочник, человек, который запустит главный советский комикс-журнал. Константин Елисеев, Генрих Вальк — замечательные художники, публиковавшиеся не только в «Крокодиле». Елисеев публиковался в выходившем в то время Украинском ССР журнале «Перец». Вальк публиковался в журнале «Смена» и других. Лев Григорьевич Бродаты, абсолютная легенда советской карикатуры, выпускник Венской академии, недооценённый советской и современной художественной критикой и оставивший сильное влияние немецкого экспрессионизма художник. Это лучшее, на мой субъективный взгляд, поколение художников «Крокодила», замечательное образование у очень многих.

В. ДЫМАРСКИЙ: А где же «Кукрыниксы»?

А. ПЛЕХАНОВ: «Кукрыниксы», скорее, не рисовали комиксы. Есть некоторые комикс-стрипы, которые они рисовали. Но в целом они не замечены, чтобы они любили эту форму. «Кукрыниксы» создавали, как мы знаем, живописные работы, весьма важные. «Кукрыниксы» работали на Нюрнбергском процессе, как ещё несколько художников, как Ефимов. Это была не их стезя.

В. ДЫМАРСКИЙ: Идём к «Крокодилу».

А. ПЛЕХАНОВ: Чем встречает каждый журнал? Он встречает своей обложкой. И уже на первой обложке мы зачастую видели небольшие стрипы. Наверное, мы должны поговорить о содержании этих карикатур. Здесь всё связано с временем, когда этот журнал выходит. Если мы говорим о начальном периоде войны, периоде трагическом, периоде поражений, тот же Ефимов об этом вспоминает: «Мы искали темы, у нас нет тем никаких, мы не можем говорить о чём-то позитивном; мы вспоминаем какие-то мелкие дрязги, мы вспоминаем о сателлитах в Германии, о Муссолини, чтобы занимать какую-то нишу».

В начальный период войны происходит довольно быстрая оккупация больших территорий СССР. Это порождает тему партизан. Здесь у нас 1942—1943 гг. Что здесь будет очень важной темой? Немецкий солдат, который оказался жертвой нацистского режима, который в то время, когда его элита жирует, кутит, умирает в полях СССР. Либо это критика немецкого тыла. 1943 год. И вплоть до 1945 года будет очень большое количество весьма жёстких карикатур, комикс-стрипов, посвящённых остарбайтерам, посвящённых покупке немецкими в основном женщинами пленных. Это только такое что-то похожее на привычные комиксы. Но всё-таки это ближе к нашему пониманию «Крокодила».

У нас есть работы Ганфа, который не стеснялся использовать баблы, создавал большие полотна, создавал большие, замечательные картинки. Один из первых комиксов, издававшихся в конце 19-го века, — «Жёлтый малыш», который послужит первопричиной названия жёлтой прессы. Он появляется в ходе противостояния медиамагнатов конца 19-го века. Часто это одна страница, она не разделена на привычные нам кадры, панели, но в целом читатель ходит взглядом по странице и вычленяет новые сюжеты. Слева это популярный сюжет, который будет дублироваться. О том, что случается с нацистами, когда они попадают в ад, например: черти взволнованы появлением такого рода гостей. Или рисунок, анализировавшийся во многих работах: «Скорый поезд Украина — Берлин», где разные пассажиры поезда пародируют штампы в немецкой пропаганде, смешные ситуации, то, как немецкая армия отступает, 1943 год.

Ещё замечательный, довольно частый пример в такого рода изданиях, озаглавленный как «Рассказ в письмах и рисунках» Бориса Ефимова, который станет настоящей звездой именно в годы Великой Отечественной войны, к нему приходит большая слава, потому что в 1940 году его почти не будет в «Крокодиле». После репрессий его брата он опасается, что пропадёт. Но проходит время, и его талант появится.

В. ДЫМАРСКИЙ: Надо сказать нашей аудитории, что его родной брат — Кольцов, знаменитый журналист, который писал о войне в Испании, об участии СССР в Испании, но потом за что и пострадал.

А. ПЛЕХАНОВ: История советского комикс-стрипа времён Великой Отечественной войны неразрывно связана с репрессиями, то, что предшествовало войне.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вы же изучали «Крокодил» 1940-х, не только военный. А как отразился в «Крокодиле» пакт 1939 года? Эти все карикатуры антигерманские пропали?

А. ПЛЕХАНОВ: Я опять сошлюсь на один из наших главных источников, который выложен в открытом доступе. Вы можете просто вбить «журнал крокодил архив» и почитать любой из номеров. Это колебания советской внешней политики, которая понимает, что это союз с дьяволом, что он не может длиться долго. Карикатур, прославляющих дружбу с нацистами, мы не найдём. И в целом нервозность и предвоенная обстановка заставляет их обращаться к мелким сюжетам: уход в бытовые шутки, бытовую тематик: растратчики, недостаточно хорошее исполнение своих служебных обязанностей. Пытаются это не затрагивать.

Николай Радлов, великий комиксист, который известен большинству по его комиксам для детей, на которых и я рос. Его замечательный стрип «Утренний туалет фюрера», когда он читает газету и тем самым помогает брадобрею со своей причёской. Он тоже погибнет под бомбёжкой в Москве, он одна из жертв войны. В 1941 году он один из лидеров создания комикс-стирпов в «Крокодиле», очень продуктивный автор. Не погибни он, думаю он стал бы лицом советского комикс-стрипа.

В. ДЫМАРСКИЙ: Я обратил внимание на фамилии авторов текстов. Тоже знаменитости: Василий Ардаматский, Евгений Долматовский. Они писали для «Крокодила». Это была распространённая и популярная форма пропаганды.

А. ПЛЕХАНОВ: Более чем. «Крокодил» в 1942 году гораздо увеличивает свой тираж, он доходит до 6 млн, правда количество страниц сокращается, качество печати ухудшается, но тираж растёт, потому что «Крокодил» становится прифронтовым журналом, он издаётся в Москве. Когда ситуация становится совсем патовой, «Крокодил» будет эвакуирован в Самару, там выйдет 3 выпуска. При этом на 2 из них уже не будет упоминания, что он издан в Куйбышеве, по-видимому для того, чтобы не деморализовать читателей, этот момент сгладили. Потом он возвращается в Москву и начинает издаваться на печатных мощностях газеты «Правда».

Ещё один вид многопанельных комикс-стрипов — небольшая полоска, которая тянется внизу разворота. Вверху могут быть тексты, ещё какие-то карикатуры. А внизу рассказывают замечательную историю про кинооператора, который всё хотел поснимать героические сюжеты, но приехал, советские солдаты сплоховали. И вот уже союзная кинохроника снимает этого оператора.

К 1945 году особая тема — немецкий тыл и необходимость напоминать, что в немецком тылу тоже работают нацисты, тоже работают враги СССР. И здесь очень интересный приём Семёнова. Если мы сложим страницу и посмотрим её на просвет, доктор превратится в нацистского офицера, обычная машинистка превратится в радистку, а кассир, который выдаёт деньги служащим, исчезнет, а получатели этих денег окажутся высокопоставленными нацистами.

Вот тоже замечательный рисунок Семёнова о том, как любящая жена калечит своего престарелого мужа, которого вот-вот заберут в добровольческие отряды. И, чтобы этого не случилось, она его калечит и тем самым спасает.

В. ДЫМАРСКИЙ: Но никакой критики советской?

А. ПЛЕХАНОВ: Это не совсем так. «Крокодил» издавал критику. Наверное, самая известная история — критика советского кинопрома. Как мы все знаем, советская промышленность эвакуировалась в Среднюю Азию. Эта детективная история ещё ждёт своего исследователя. Видимо, кому-то не понравилось количество фильмов, которое издавалось, какие-то проблемы с этим. И на них идёт большой накат, злые карикатуры, весьма смешные. Как вы видите, не все карикатуры и комиксы этих лет забавные. После этого последовала череда объявлений выговоров. За это тогдашнему редактора «Крокодила» сделали выговор. Но надо понимать, что не за каждым выговором следуют репрессии. Он перестал после этого работать. Критика СССР в годы войны будет разве что на последних этапах, 1941−1945 гг., когда война всё-таки почти не идёт на территории СССР и тогда можно заниматься самокритикой.

Вот ещё один злой стрип Юлия Ганфа, посвящённой эпидемии самоубийств в Германии.

В. ДЫМАРСКИЙ: Жёстко.

А. ПЛЕХАНОВ: Да. Тут надо оговориться, что все эти рисунки не только выходили в журнале. В партизанских отрядах, везде, постоянно идёт рефреном, что не хватает цветных журналов, не хватает развлекательного чтения, пришлите ещё. Если мы говорим о тыле, где читался журнал «Крокодил». Меньшая его часть распределялась по подписке, подписаться было не так просто. Журнал «Крокодил», как и газета «Правда» приходил во все парткабинеты страны. Всегда можно было прийти в свой местный парткабинет или в соседний парткабинет любого учреждения и почитать там журнал. Карикатуры Юлия Ганфа, как и рисунки других художников, активно были выставлены в пространствах музеев. В ответ на это во многих газетах именно его рисунки были охарактеризованы как весьма мрачные и недостаточно соответствующие духу советского реализма. Они правда очень мрачные. И в этом их фирменный стиль и правда.

В начале войны частая тема — партизанское движение.

Самое популярное, самое массовое изображение — двухпанельные комикс-стрипы. Здесь очень важна текстуальная составляющая, важна игра слов, важно перевернуть как-то ситуацию. Важная составляющая искусства комиксов — дать возможность читателю домыслить то, что происходит между двумя панелями, между двумя кадрами. Читатель должен понять, что было между этим, и насладиться достраиванием, закрытием.

В. ДЫМАРСКИЙ: Как я понимаю, не одним «Крокодилом» мы сегодня ограничимся.

А. ПЛЕХАНОВ: Сейчас мы поговорили о комиксах, стрипах для взрослых. СССР знал, что существуют такие человеческие создания, как подростки, молодёжь, дети. Конечно же, это не могло уйти от бдящего ока советского руководства. Поговорим о детских комиксах.

Самая важная газета, которая не переставала выходить весь военный период, это «Пионерская правда». В ней относительно регулярно выходили маленькие изображения. 2 основных типа маленьких комиксов. Первые — это истории незамысловатые, что надо хорошо учиться, не прогуливать школу, слушаться старших, собирать урожай, экономить, готовиться к выпускным изданиям и быть хорошими школьниками. А вторая часть стрипов — борьба с нацистами. С детьми нужно быть мягче, нужен особый подход. Комикс-стрипы, посвящённые войне, это смешно, это по-детски, весьма невзыскательно, но забавно, весело, хорошо. Что делает редакция «Пионерской правды», помимо того, что там рисует Смехов, наш великий художник-карикатурист, и многие другие авторы того же «Крокодила», — «Пионерская правда» даёт возможность самим читателям, самим школьникам рисовать небольшие сюжеты, рисовать небольшие комиксы с забавными подписями и публикует их в рубрике, которая продлится, по-моему, до 1944 года. Так называемое «нашпике». Фидбек от читателей. В 1945 году почти уже не поднимается тема войны. Стремятся для детей хотя бы говорить о мирной жизни.

В 1942 году, если мы перейдём к литературе для самых маленьких, закрываются ввиду экономии бумаги, экономии средств, последние иллюстрированные журналы. Но всю войну будет выходить журнал «Мурзилка». И там, разумеется, тоже будет выходить комикс-стрип. У «Мурзилки» будет много перерождений и ипостасей во время Великой Отечественной войны. Шалопай-мальчуган, который спасает жизнь, как он думает, замечательному парашютисту. Он говорит, что собьёт парашют, который прицепился к самолёту, поэтому «давайте, ребята, учиться стрелять, это вам пригодится». А слева тоже добрый, продолжающийся несколько номеров комикс про то, как мальчик-пожарный тушит пожар. Не все комиксы даже во время войны были посвящены войне.

Антивоенные комиксы, конечно, были, но сюжеты простые, добрые, милые. О том, как корова забодала немца, как партизаны взяли и взорвали мост, где плохие немцы зачем-то высадились. Были и весьма талантливые, познавательные стрипы, полотна. Я бы хотел отметить творчество Натальи Яковлевны Гембицкой, «Как мы строили танк». Это абсолютно замечательный пример, мало изученная художница.

Старались детей ограждать от войны.

В конце войны есть многосерийный рассказ Коневского. Почти все художники «Крокодила» работали на сдельную зарплату. Большинство из них не были штатными сотрудниками «Крокодила». Многие работали во фронтовых изданиях, в специальных изданиях, созданных во время войны. Ганф был в редколлегии журнала «Фронтовая фотография». Абсолютно шикарный журнал, издававшийся в прекрасной полиграфии. Мало исследованная тема, к сожалению.

Евгений Шварц, тоже малоизвестный писатель СССР, малоизвестный художник Коневский создают замечательный комикс про Топтыжку. Косолапый, милый медвежонок, которого нужно отвести в школу. На протяжении нескольких выпусков немало число советских детей узнает, что произойдёт с этим замечательным медвежонком.

Поговорим о молодёжи. Это позволит нам уехать из Москвы в другие регионы СССР. А ещё была молодёжь. Советская власть подозревала, что есть такая группа, как молодёжь. И для неё нужно какое-то особенное чтение, какие-то особенные журналы. Здесь немножко поговорим о двух замечательных журналах: «Техника — молодёжи» и «Смена». «Смена» у нас тогда была военно-физкультурным журналом ЦК и НК ВЛКСМ. Большая часть СССР знает «Смену» как литературный журнал. А здесь он назывался военно-физкультурный журнал. И неслучайно. Что самое интересное в этом журнале? То, что у журнала «Техника — молодёжи» был свой маскот. Этим маскотом был доктор Арк-Синус, толстенький профессор в очках, лысоватый, весьма милый персонаж, который периодически появлялся на страницах журнала и предлагал старшим школьникам узнать что-нибудь или решить какие-то задачки. Обычно на последних страницах. Тут можно спорить, был ли это комикс или нет. Но тем не менее это что-то очень похожее на научпоп: про ультразвук, про историю вечного двигателя.

В. ДЫМАРСКИЙ: Но сюжеты не военные.

А. ПЛЕХАНОВ: Сюжеты связаны с войной, но, разумеется, мир техники, мир науки говорит о более масштабных, экзистенциальных вещах, о том, как устроен наш мир. Обычно это связано с тем, что Арк-Синус чего-то не понимает, ему нужно помочь, нужно отгадать загадку. Для этого нужно присылать правильные ответы в издание. Время это всё-такие военное или предвоенное. И были ещё маленькие человечки, которые показывали, как это работает, из чего это сделано. И в 10−12 сюжетах это было показано. Та же история с русской трёхлинейной винтовкой. Или с тем, как работает автопилот, в чём смысл гироскопа. Самый мой любимый комикс — «Путешествие уноса», 1943 год. Где рассказывается, что такое уносы, как деревянная чурка отправилась в обычную для газогенераторного автомобиля прогулку. Абсолютно замечательно нарисовано. Художник Бабиченко — создатель каноничного советского Буратино.

Переходя к журналу «Смена», мы затрагиваем следующий сюжет. Журнал не создал собственного визуального языка, но он много перепечатывал комикс-стрипы, которые издавались в боевых листках, во фронтовых изданиях. Это просто золото, потому что не все фронтовые газеты у нас сохранились. И тема комикс-стрипов, и комиксов во фронтовых газетах, в боевых листках — замечательная, мало исследованная и ждущая своих историков, своих исследователей. И здесь мы видим 2 комикса от группы художников «Боевой карандаш».

Это объединение ленинградских художников, которое создаст большую серию (для меня это однопанельные комикс-стрипы). Наиболее известные — о крысе голодной и силе народной. В нескольких кадрах они рассказывают историю, основанную на сводках из Информбюро, на каких-то местных сюжетах, заданиях, которые им присылает Смольный. И это абсолютно важный и мало исследованный пример в советской истории. В том числе он важен, потому что это феномен самоорганизации. Впервые «Боевой карандаш» появляется в годы Финляндской войны, когда художники собираются и рисуют карикатуры на эту тематику. В 1941 году без какой-то особенной указки сверху сами художники организуются в это объединение, они получают антресоли в ленинградском Союзе художников и начинают работать. Их работы созданы благодаря развитой технической базе литографии, они многоцветные, они прекрасные. Как можно прочитать в дневниках того времени, местные художников, которые работали в этом объединении, хвастаются, что они стали более популярны, чем плакатисты, которые тоже работают в Ленинграде и делают свои плакаты по моделям «Окон РОСТА», то есть трафаретная печать. Они будут работать всю блокаду. Есть несколько дневников художников, люди будут умирать, люди будут погибать. Несколько их групп умрёт под обстрелами. Но это будет их способом выживания в нечеловеческих условиях.

Отправимся в более спокойные места СССР — в Грузию. Журнал «Нианги», грузинский «Крокодил» был основан в 1923 году. Он единственный из тех журналов СССР, который пережил 1930-е и не закрылся. Он продолжал существовать все эти годы и оставил очень интересную, мало изученную визуальную культуру, которая тиражировалась в Советской Грузии. Здесь мы также увидим комикс-стрипы на целую панель, на несколько кадров. Грузинские художники также используют баблы, используют классические для комиксов приёмы. И иногда они перепечатывают карикатуры, перепечатывают стрипы из «Крокодила».

И маленькая виньетка: крохотная, 7-тысячным тиражом сказка — не сказка, комикс — не комикс: «Приключения «зайца-диверсанта» Михаила Вадбольского. Но этот зайчик очень плохой, с ним дружить не нужно. Зайчик вышел погулять, всё он хочет разузнать. Слава богу, советский солдат прямо в зайчика стреляет. И диверсант зайчик был пойман.

Переходим к Советской Украине. Там с 1920-х существовал свой «Крокодил». К концу 1930-х издание его прекратилось. И только в 1941 году за несколько месяцев до войны пришло осознание, что война близко и необходимо создавать, продолжать…

В. ДЫМАРСКИЙ: «Перец» действует до сих пор?

А. ПЛЕХАНОВ: Он пережил закрытие, но ещё начиная с событий на Донбассе 2014−2015 гг. он продолжил своё существование. Он продолжил сначала издаваться как боевой листок, а теперь он издаётся по сей день. Сами понимаете, что там пишут.

В. ДЫМАРСКИЙ: «Крокодил» не возобновился?

А. ПЛЕХАНОВ: Там была попытка в начале 2000-х переиздаться как новый «Крокодил». Сейчас он не издаётся. «Нианги» издавался до 2005 года. После этого я не готов сказать.

Здесь тоже замечательные комикс-стрипы, сказки, истории про оборону и то, как крепить тыл, воевать с немцами. Самый популярный комикс-стрип — 2 панели, которые или отделены белым пространством, или отделены стеной, которая в самом рисунке нам позволяет разделить пространство и додумать, что будет через 5 хвилин начинаться. Похожие на 2-страничные развороты с баблами истории, которые рассказывают, как происходит отступление немцев, как они драпают. Характерная черта комикс-стрипов двухпанельных — в дополнении к рисунку игра слов к подписям, которые необходимо сделать очень живыми. Если у вас есть всего 2 кадра, 2 панели для рассказа, вам нужно обязательно использовать языковой: тропик рака и тропик драпа. Начинали как тигры, а закончили как зайцы.

В. ДЫМАРСКИЙ: Спасибо большое, Артемий! Очень интересно, неожиданно. Я думаю, что не последний раз встречаемся. Хочу рассказать нашей аудитории, что после 18 лет и 2 месяцев я хочу взять отпуск. Я думаю, что имею на это право. Нужна пауза, нужно обновление программы. Может быть, я буду об этом думать. Но она не закрывается. Она передаётся в надёжные руки Алексея Венедиктова (по мнению властей РФ, является иноагентом). Когда ему интересно, это и вам всегда интересно. Должен поблагодарить своих многолетних партнёров. Первого — Диму Захарова, взглядовца. Второго партнёра и нынешнего партнёра — Владимира Рыжкова. Я тоже далеко не ухожу. Если я увижу интересную тему, думаю, что Венедиктов не будет мешать мне вынести её на ваш суд. Спасибо за эти 18 лет. Я знаю, что у нас очень много постоянных слушателей. «Цена Победы» продолжается. А я, её ведущий Виталий Дымарский, ухожу в отпуск. Говорю спасибо Артемию Плеханову за этот очень интересный рассказ. Всего доброго, спасибо!


Сборник: Революция во Франции

Революция закончилась государственным переворотом 9 ноября 1799 года, в результате которого к власти пришёл Наполеон Бонапарт.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы