• 28 Апреля 2018
  • 3886

«Наше путешествие — нескончаемый, очаровательный праздник»

В 1787 году императрица Екатерина II отправилась в Крым. Таврический вояж продлился почти полгода. Размах поездки был более чем внушительный: за ее время были потрачены колоссальные средства. Екатерининская свита состояла из трех тысяч человек, среди них был и Принц Карл-Генрих Нассау-3иген, который подробно рассказывал о вояже в письмах своей жене и в личном дневнике. Его впечатления об императрице и крымском путешествии – в нашем материале.

Читать

«В полдень, императрица будет на галере. Никому не жаль разстаться с Киевом, а я сожалею о круглом столе, за которым я имел возможность узнать императрицу так, как это не удалось бы мне при иных обстоятельствах; по истине, я восхищаюсь ею, с каждым днем, все более и более; трудно представить себе простоту ея обхождения. Разговор ея очарователен, и когда он касается серьезных предметов, то меткость ея суждений свидетельствует об обширности и правильности ея ума. Она была бы самым привлекательным частным человеком».

«Наша галера, самая большая и лучше всех украшенная, была предназначена для императрицы, по она избрала галеру, приготовленную для императора».

«Мы сели на суда вчера, в полдень, посетив, предварительно, три церкви. Мы прошли прямо в столовую, где был накрыт стол на 50 приборов; нас ожидал обед, во время котораго музыканты играли на духовых инструментах, привезенных, по приказанию императрицы, прямо из Петербурга. Пальба из крепостнаго орудия, возгласы народа, толпившагося на берегу, лодки, наполненныя дамами и музыкантами — все это, в соединении с прекраснейшей погодою, представляло восхитительное зрелище».

«Только-что мы уселись играть в маленьком зале, как вышла императрица, в утреннем платье, без головнаго убора, причесанная к ночи. Она спросила, не стесняет ли она нас, села возле стола, была очень весела и в высшей степени любезна. Она извинилась за свое утреннее платье, которое было, однако, весьма нарядное, из тафты абрикосоваго цвета, с голубыми лентами. Без головнаго убора государыня казалась моложе; она была очень свежа. Я сказал ей, что ни одно платье не было ей так к лицу».

552px-Le_Prince_Charles_de-Nassau-Siegen.jpg
Принц Нассау-Зиген. Источник: Wikipedia.org

«Наше путешествие — нескончаемый, очаровательный праздник; общество у нас очаровательное, де-Линь и Сегюр очень оживляют его; мы замечаем, что подвигаемся вперед только по смене окружающих нас предметов; стол у нас отличный, императрица любезнеее, чем когда-либо; мы бываем с нею от 11 часов утра до после-обеда и от 6 до 9 часов вечера».

«Переехав через Борисфен, мы увидели детей знатнейших татар, собравшихся тут, чтобы приветствовать императрицу. <…> Тут ожидало нас до трех тысяч донских казаков со своим атаманом. Мы проехали вдоль их фронта, весьма растянутаго, так как они строятся в одну линию. Когда мы их миновали, то вся эта трех-тысячная ватага пустилась вскачь, мимо нашей кареты, со своим обычным гиканьем. Равнина мгновенно покрылась солдатами и представляла воинственную картину, способную всякаго воодушевить. <…> Между ними был полк калмыков, точь в точь похожих на китайцев. <…> Императрица прибыла, также сопровождаемая казаками. Когда мы завидели, за шесть верст, приближение императорскаго поезда, то равнина, подобно муравейнику, усеянная людьми, мчавшимися во весь опор, то нападая, то отбиваясь один от другаго, произвела на меня впечатление настоящаго сражения. Когда приехала государыня, то император все время говорил об удовольствии, доставленном ему казаками, а Екатерина, не ожидавшая их видеть, сказала князю: — «это один из ваших сюрпризов»».

«С наступлением ночи, все горы, окружающия город, и все дома, расположенные амфитеатром были иллюминованы многочисленными огнями; зрелище было великолепное. За ужином, сидя возле губернатора, я заговорил с ним о несчастии, угрожавшем государыне, о чем я узнал от императора. Дело в том, что позабыли затормозить карету; лошади, не будучи в состоянии удержать экипаж, понесли и чуть не опрокинули кучера; так как это была большая коляска, в которой сидело восемь человек, то все были бы убиты или изувечены. Губернатор говорит, что он никогда в жизни не испытал подобнаго страха. Татары, считавшие гибель экипажа неминуемой, кричали: «Господи, спаси ее! Господи, спаси!» Когда императрица узнает это, то эти слова вознаградят ее за испытанный страх, хотя, говорят, на лице ея не отразилось ни малейшаго испуга».

«День, проведенный в Севастополе, не представил ничего интереснаго. Мы сопровождали императрицу при осмотре эскадры. Она посетила порт; вечером бомбардировали небольшую крепостцу, построенную нарочно с этою целью; она была подожжена, когда в нее бросили шестую бомбу; крепостца была наполнена горючим материалом, и взрыв был весьма эффектный».

Источники:
Нассау-Зиген К.-Г. Императрица Екатерина II в Крыму. 1787 г. [Отрывки из дневника и переписки] / Перевод и публ. В. В. Т. // Русская старина, 1893
Изображение лида: fb.ru
Изображение анонса: holstshop.ru

распечатать Обсудить статью