• 19 Марта 2018
  • 4160

«Твоя свинья с поросятами на спине кланяется тебе»

Брак Антона Чехова и Ольги Книппер был скорее по переписке: он ей 443 письма, она ему более 400. И читать некоторые письма особенно увлекательно — из-за оригинальных нежностей Чехова. Чего только «дуся моя, таракаша» стоит. Себя, кстати, Чехов тоже не «жалел».

Читать

Москва

Ольге Леонардовне Чеховой

Леонтьевский пер., д. Катык.

Собака милая, сегодня наконец пришло письмо, но в каком жалком виде! Оно написано такими гнусными чернилами, что склеилось, и когда я хотел отделить одну от другой внутренние страницы, то послышался треск, и письмо разорвалось, целые строки приклеились к другой странице и оторвались. Я уж не знаю, чем объяснить такую гадость.

Теперь вы на новой квартире, я уже поздравлял; теперь ещё раз поздравляю, кланяюсь, шлю тысячу приветов. Хожу в новых сапогах. Завтра здесь играет Орленев в «Искуплении», я, вероятно, пойду, если не будет дождя. А дождь то и дело, холодище, грязь, на горах снег. Надоел я тебе описаниями погоды, но что делать, голубчик, кроме тебя мне некому пожаловаться.

Ты ещё не писала мне, как у вас на новой квартире, хорошо ли, просторно ли.

Твоя свинья с поросятами на спине кланяется тебе. Шнап здравствует; вчера он обожрался сырым мясом (в кухне накормила бабушка), заболел, рвал и проч.; теперь ничего. Мышей у нас нет.

Дусик мой родной, собака, будь покойна, будь здорова, не хандри, пиши мне чаще, чем раз в неделю. Кто знает, быть может, ты меня ещё не разлюбила. Как бы ни было, я целую тебя миллион раз и щиплю.

Твой А.

15 марта 1904 г.

Ялта

распечатать Обсудить статью