• 27 Февраля 2018
  • 3773

Тайная дипломатия

Провокационная деятельность румынского правительства. Новые попытки румынского правительства избавиться от своего агента-провокатора Катариу. Попытка румынского правительства вызвать националистические беспорядки в Бессарабии. Военная провокация Румынии по отношению к Болгарии. Румынское правительство старается взвалить ответственность за участие в войне на Штюрмера

Читать

I

К делу провокатора Катариу

Хотя Катариу свободно распространяет по улицам Яссы провокационные манифесты какой-то румынской националистической соц. Партии, Братиано не осмеливается его арестовывать. Он прибегает сперва к помощи русского правительства. Для отвода глаз он сообщает, что Катариу перешел будто бы «в партию Раковского». Нужно заметить, что с освобождения последнего он ведет против него, как и против других румынских социал-демократов, проживающих на русской территории, отчаянную травлю. В то же самое время румынское правительство посылает агентов для националистической пропаганды в Бессарабию. Не исключено, что он, Катариу, являлся именно одним из этих провокаторов.

Секретная телеграмма посланника в Румынии 24 августа (6 сентября) 1917 г., № 832

Копия в Ставку.

Ссылаюсь на прошлогодний № 157

Помянутый в этой телеграмме Илья Катаров или Катариу оставался в Румынии после ее выступления и выдавал себя за ярого националиста и антисемита, а после нашей революции он неудачно пытался образовать здесь «Национальную Социалистическую Партию». Каковая попытка вызвала бурю негодования наших здешних комитетов и их прессы, усмотревших в деятельности этого лица провокацию. Три месяца тому назад Катариу выехал отсюда с румынским паспортом в Россию, где, по имеющимся у румын сведениям он под влиянием угроз перешел на сторону Раковского и его друзей и стал помогать им в подготовке государственного переворота в Румынии. В настоящее время он живет в гостинице «Лондон» в Кишиневе, тратит там много денег, служит посредником при пересылке из России в Румынию прокламаций с призывом к государственному перевороту и, по показаниям нескольких заслуживающих доверия румын подготовляет покушение при посредстве бомбы против некоторых здешних министров и видных политических деятелей, причем покушения эти должны совершиться либо в Яссах, либо при переезде румын в Россию. — Румынское правительство, сообщив мне вышеприведенные сведения, просило моего содействия на предмет задержания Катариу, с тем, чтобы он был затем выслан в Румынию, либо поставлен у нас в такие условия, которые лишили бы его возможности осуществлять свои преступные намерения, на кои он иначе был бы вполне способен, как это доказывается его прошлым. Со своей стороны считаю долгом заметить, что Катариу является дезертиром из нашей армии и мы поэтому имеем полное право поступить с ним как в таковым.

(Подпис. Поклевский)

Секретная телеграмма министру иностранных дел посланнику в Румынии и Яссы

10−23 июня 1917 г. № 2711

По данным военной разведки, на днях из Румынии выехала группа лиц с целью вести в Бессарабии петицию в целях отделения этой области от России и поставить Молдаванское движение в связь с Украинским.

Благоволите в возможно продолжительном времени сообщить нам самые подробные сведения по этому вопросу.

(подп.) Терещенко

II

До вступления Румынии в войну румынский генеральный штаб спровоцировал ряд инцидентов на Болгарской границе с целью вынудить Болгарию объявить Румынии войну, ответственность за которую в таком случае пала бы на Болгарию. О таком инциденте говорит следующее заявление русского военного агента.

Отношения к врагам.

Копия секретной телеграммы военного агента в Румынии от 26 января 1916 года, в отдел генерал-квартирмейстера генерального штаба.

22 января три румынских аэроплана летали над Лом-Паланкой и Никополем. Болгарские войска открыли по ним огонь без последствий. Один аэроплан опустился на болгарский берег, но ему позволили вновь подняться. В Бухаресте Болгарским правительством сделан протест и инцидент исчерпан.

Верно: штабс-ромистр (подпись).

III

Нам придется говорить более подробно о причинах разгрома Румынской армии. Отметим, теперь лишь ответственность ее командного состава, во главе с генералом Илиеску, состоявшего до войны главным секретарем военного министра И. Братиано. Этот офицер, — патентованный вор, о громадных злоупотреблениях его писалось и в румынской печати, был поставлен после начала войны, во главе румынского генерального штаба. После революции, чтобы обелить себя, этот генерал, смешение которого требовалось и самими либералами, был отправлен в Париж с какой-то миссией, здесь он дал интервью, наделавшее много шума, в котором хотел свалить всю ответственность за румынский разгром на Штюрмера.

Секретная телеграмма посла в Париж.

21 марта (3 апреля) 1917 г., № 241

Во многих здешних газетах, между прочим, в «Матен», появились сегодня сенсационные разоблачения о причинах поражения румынских войск, причем бывший наш министр Штрюмер обвиняется в том, что он преднамеренно воспрепятствовал Румынии в начале кампании выступить против Болгарии, а вслед за сим лишил Румынию обещанной им с нашей стороны военной помощи, с целью создать положение, которое привело бы Румынию к заключению отдельного мира с Германией. Газеты ссылаются на сведения, полученные ими от бывшего начальника штаба румынской армии, ныне состоящего при здешней главной квартире, генерала Илиеско, и присовокупляют, что сведения эти преданы гласности по взаимному соглашению между русским и румынским правительствами. Содержание статьи «Матен» подробно передано Петроградскому телеграфному агентству через агентство Гаваса. Вышеизложенные разоблачения производят здесь весьма сильное впечатление и меня со всех сторон запрашивают о степени их достоверности. Весьма желательно авторитетное разъяснение с нашей стороны.

(Подп.) Извольский

IV

Завоевательные аппетиты румынских помещиков известны. Братиано добился у союзников, главным образом, при содействии Франции, настаивающей больше всех о вмешательстве ее, несмотря на мнение ген. Алексеева, что нейтралитет Румынии гораздо полезнее для россии, чем ее участие, обещания, что в случае победы, Румыния получит 116,000 кв. кил. Здесь входили не только Трансильвания, где румынский элемент составляет 50 процентов, но и чисто украинская, болгарская и сербская области. Понятно, почему Братиано протестует против декларации временного правительства о мире без контрибуций и аннексий, а позже и против Советского наказа.


28 декабря 1917 г. № 413

ПО ПРЯМОМУ ПРОВОДУ

Секретная телеграмма посланника в Румынии.

16−29 мая 1917 г. № 589

Братиано взволнован полученными им сведениями о том, что мы, будто бы, уже обратились к некоторым союзникам с предложением пересмотреть заключенные с ними договоры, дабы привести их в соответствие с провозглашенным Временным Правительством принципом о том, что нынешняя война должна закончится миром «без аннексий и контрибуций». Братиано еще более удручен тем обстоятельством, что Великобританское Правительство, будто бы, ответило нам согласием на помянутый выше пересмотр договоров и хотя и оговорило, что воссоединение отторгнутых ранее силою провинций и областей от гнета чужеземного завоевателя не подходит под понятие «аннексия», но при перечислении примеров, подобных провинций и областей вовсе не упомянуло о тех частях Австро-Венгрии, которые должны быть воссоединены с Румынией на основании заключенного Румынским Правительством с союзниками в августе прошлого года договора. Братиано все же заявил мне, что он продолжает глубоко верить в незыблемость этого договора.

(Подп.) Поклевский

Шифр. Отд. № 442

(Разобрана 13 октября 1917 г.)


Секретная телеграмма посланника в Румынии

Яссы. 11−24 октября 1917 г. № 922

№ 1 — Румынский посланник в Петрограде сообщил сюда 10 октября, текст наказа делегату Совета Депутатов на предстоящей Конференции в Париже и выработанной Комитетом программы условий мира. Этот документ произвел на Румынское Правительство столь сильное впечатление, что Братиано в тот же день вызвал к себе союзных посланников и просил их передать их Правительствам, идентичными телеграммами, взгляд Румынского Правительства на эти условия мира. Текст этой телеграммы передается мною за № 2. По окончании совещания Бартиано остался наедине со мною и вновь просил меня самым настоятельным образом поддержать перед вами просьбу Румынского Правительства об отклонении подобных условий мира, что в противном случае, румынская армия не поймет, зачем ей нужно еще продолжать войну, а румынский народ — к чему могут послужить дальнейшие его жертвы. К вышеизложенному считаю долгом присовокупить, что на совещании некоторые из моих коллег высказали личное свое мнение о том, что условия мира, изложенные в наказе, едва ли могут быть допущены к обсуждению на Парижской Конференции.

(Подп.) Поклевский

Шифр. Отд. № 474

(Разобрана 17 октября 1917 г.)


Секретная телеграмма посланника в Румынии

Яссы. 11−24 октября 1917 г. № 922

№ 2 — Братиано пригласил к себе 10 октября посланников: Американского, Бельгийского, Великобританского, Греческого, Итальянского, Русского, Сербского и Французского, дабы выразить им свое глубокое волнение, в виду выяснившегося требования Центрального Исполнительного Комитета Совета Депутатов, чтобы вместе с Российским Министром Иностранных Дел, на Конференцию в Париж был командирован и делегат Совета, коему будет поручено поддерживать на Конференции программу мира, которую можно назвать программой «немецкой» и осуществление коей повлекло бы для Румынии, в награду за принесенные ею жертвы, потерю Добруджи. Братиано согласен, что самое объявление такой программы должно произвести на румынскую армию и народ страшно угнетающее впечатление и притом в такой момент, когда положение России и угрожающий продовольственный кризис делают более, чем когда-либо необходимым укрепление всеми силами доверия Румынии, подвергнутой столь тяжелым испытаниям. Братиано не сомневается, что союзные державы единодушно откажутся от обсуждения подобных основ мира и допущения на конференцию делегата, которому поручено их предложить. Братиано считает, что другой образ действий невозможен, так как он явился бы для Румынии настоящей катастрофой. Он также выразил убеждение, что Временное Правительство энергично отклонит вышеупомянутое требование Совета, и он указал вместе с тем на настоятельную необходимость избегнуть в этом вопросе всякой двусмысленности, так как таковая могла бы найти здесь опасный отклик. Вышеперечисленные представители Союзных Держав просят свои Правительства предпринять в возможно скорейшем времени шаги в указанном Братиано смысле.

(подп.) Поклевский


V

После Русской Революции Сербское Правительство пыталось добиться пересмотра той части русско-румынского тайного договора относящегося к Банату, но когда Сербский посол сказал Братиано об этом, в мае месяце и с согласия Милюкова, то Братиано ответил ему угрозой, что он потребует сверх того еще и Тимокскую долину. Об этом свидетельствует записка Сербского посла в Петрограде от 11 мая 1916 г.

«Во время торжественного заседания в Государственной Думе, г. Маринкович и я встретились в г. Братиано и он после этого пригласил нас на собеседование в Зимнем Дворце, во время коего он заявил нам: следует остерегаться интриг (с русской либо с болгарской стороны), которые имели бы целью возбуждение вопросаа о Банате, атк как они вредили бы Сербско-Румынским отношениям в будущем, а в настоящее время было бы опасно для Сербии, главной целью которой является — выход к двум морям, Сербия в этих жизненных аспирациях имеет и теперь врагов в лице болгар, итальянцев и до некоторой степени греков и если она пожелает выйти и за Дунаем, то она в числе своих противников будет иметь против себя и румын и он, г. Братиано, тогда потребует Тамокскую долину. Я ему ответил: я удивлен этим вашим заявлением, которое не соответствует нынешнему тяжелому положению ни Румынии, ни Сербии, ни тому, что мы можем вместе ожидать от России, судя по существующему положению вещей, которое могли бы сами оценить».


VI

25. 432−434

Секретная телеграмма Пдвер в делах в Берне

27 мая (9 июня) 1917 г. № 420

Среди иностранных дипломатов в Берне циркулируют весьма неблагоприятные сведения о положении дел в России, в частности о дезертирстве и дезорганизации в русской армии. По точным моим сведениям, эти тревожные слухи между прочим исходят и от двух Союзных посланников: Итальянского и Румынского

(подп.) Ону


распечатать Обсудить статью