• 31 Января 2018
  • 3360
  • Оля Андреева

Факультатив по истории. Русское путешествие Хельмута фон Мольтке

Охота на медведя, крещенские купания и роскошный императорский поезд — каким запомнилась Россия Хельмуту фон Мольтке, и почему он вряд ли о ней что-то понял, в новом выпуске «факультатива по истории».

Читать

На места Мольтке я бы сказала, что Россия — скука смертная. Путешествия классом люкс — это всегда ерунда, а не путешествия. Что там вообще понять можно? Дали тебе императорский поезд, обитый шелком, посадили за стол, полный икры и шампанского, вот и квасишь всю дорогу с утра до вечера. И кровать у тебя в личном вагоне, и диван, и умывальник, и шкаф, вот что ты, шкафов раньше не видел? Шампанского не пил? Единственное развлечение — валяться на белоснежных простынях и, погасив электрический свет, смотреть, как искры за окном разлетаются, — топят-то дровами. Вагон с покойниками к вам не прицепят, кубинская сигара к губам не примерзнет, как у Готье, настоящих живых людей не встретишь в принципе. Нет, я не настаиваю на том, чтобы героически скончаться в дилижансе во имя антропологии, но зачарованно пересчитывать съеденных рябчиков в письмах из России это как-то слишком, наивно, ну, что ли.

Останавливаешься в Зимнем дворце — никаких тебе декюстиновских клоповьих диванов в гостинице с тараканами, принимаешь обычную ванну, отдаешь распоряжения лакею… Кроме потерянных штанов — новых впечатлений никаких абсолютно. Наблюдая праздник Водосвятия, несмотря не небольшой минус, остаешься в теплых покоях и за церемонией купания наблюдаешь из окна, мысленно умиляясь курносым мальчикам из Павловского полка, вместо того, чтобы пойти и окунуться в Неве лично.

фото2.jpg

Дорогие рестораны, ледяные горки, катания на тройке — стандартный набор иностранца в стиле «рашн лухари лайф». Гвоздь программы — охота на медведя — и вовсе напоминает президентское погружение за амфорой. На специальном поезде (чай, кофе, шампанское, икра, вот это все) охотников везут к месту, где их уже поджидают мягкие сани. По идеально убранной дороге, вдоль которой заботливо спилены все «мешающиеся» ветки деревьев, они отправляются к загонщикам, чтобы вместе с ними аккуратно пройти в чащу. Там охотники занимают позиции, а загонщики (человек сто) будят медведя. После хорошо срежиссированного спектакля с криками, визгами, воплями и стрельбой (на который, к слову, медведь начхать хотел), животное поднимают при помощи длинных палок и собак и сопровождают к месту казни. Туристу здесь мудрить не надо — стреляй себе в упор с сорока шагов, что Мольтке и сделал. После этого все счастливо возвращаются в поезд, где уже стынет накрытый стол.

«Если бы я захотел в том же духе описать тебе всю последующую неделю, это письмо превратилось бы в книгу, и, боюсь, ты бы заснула над ним», — писал фон Мольтке в одном из «русских» писем дочери. И ведь точно — заснешь от этой сладкой жизни. Открыточная Россия всегда скучная. Как лицо после фотошопа.

распечатать Обсудить статью