• 21 Января 2018
  • 6747
  • Алексей Дурново

Что, если бы Евстахий IV остался жив

17 августа 1153 года в Восточной Англии внезапно умер Евстахий или Эсташ Блуаский, граф Булони и, что куда более важно, формальный наследник английского престола. Его смерть остановила многолетнюю гражданскую войну и сильно повлияла на международную политику, запустив цепь событий, которые крепко связали друг с другом Англию и Францию. Выясняем, что было бы, если бы Евстахий остался жив. 

Читать

Кто это такой?

Разумеется, это имя вряд ли что-то вам говорит. Евстахий не входит, наверное, даже в сотню самых известных персонажей средневековой истории. Давайте же разбираться. А чтобы было яснее, отправимся на сто лет назад, в 1066 год, когда прадед Эсташа — Вильгельм Завоеватель, покорил Англию. Таким образом, в его руках сосредоточились огромные владения, включавшие в себя не только Англию, но и Нормандию. Увы, главной проблемой Вильгельма оставались его непокорные сыновья. Конфликт короля со старшим из них — Робертом, в итоге, спровоцировал некое подобие династического кризиса, имевшего долгоиграющие последствия. В полной мере они проявились много лет спустя.

В 1135-м род Вильгельма Завоевателя в мужском колене прервался. В живых не осталось ни сыновей покорителя Англии, ни его внуков, рожденных от этих сыновей. Так началась гражданская война между двумя претендентами, которые имели одновременно законные и, в то же время, сомнительные права на престол. Претендентами этими были Матильда (дочь младшего сына Вильгельма Генриха I) и Стефан Блуаский (сын дочери Вильгельма Аделы Нормандской. Стефан имел среди английской знати больший авторитет и занимал в стране достаточно высокое положение. Тем более, что, в отличие от Матильды, он имел собственную армию и немалый военный опыт. Не мудрено, что, умирая, Генрих I, назвал своим наследником именно его.

1. Евстахий.jpg
Евстахий

Еще ненадолго углубимся в генеалогию, просто, чтобы было понятно, что Стефан — это не какой-то пень с горы. Его отцом был Этьен де Блуа — крупный и знатный феодал, получивший широкую, но, в то же время, и печальную известность своим участием в Первом Крестовом походе. Дело в том, что малодушный Этьен бежал из лагеря крестоносцев во время затянувшейся осады Антиохии, когда в стане христиан свирепствовали голод и болезни. Этим позорным бегством граф Блуа навлек на себя общественное порицание. По легенде, жена отказалась принимать его, назвав трусом. В итоге, Этьен вернулся в Святую Землю, приняв участие в так называемом Арьергардном крестовом походе. Мероприятие потерпело полный крах, а граф де Блуа сложил голову в битве при Рамле (1102). Гибель, однако, смыла позор с его имени.

Все это, впрочем, никак не отражалось на наследовании. Графом Блуа стал старший сын Этьена Тибо. К моменту гибели отца его третий сын Стефан — уже состоял в свите своего дяди Генриха I. Он участвовал в его войне против Франции и в завоевании им непокорной Нормандии. После того, как сын Генриха Вильгельм Аделин утонул при кораблекрушении, Стефан еще сильнее сблизился с королем. Стало очевидно, что наследником будет именно он.

Несмотря на все притязания Матильды и поддержку, которую оказали ей многие английские феодалы, Стефан сумел, все же, удержать власть. Официально именно он правил Англией на протяжении следующих 19 лет (1135 — 1154), с одной оговоркой: практически весь этот период в стране бушевала гражданская война, сопровождавшаяся восстаниями, кризисами, голодом и прочими «прелестями» подобных конфликтов. В 1141 году Стефан ненадолго лишился власти, но, позже, сумел восстановить себя на троне. С 1144-го он активно готовил в наследники своего старшего сына — Евстахия. Последний отличался немалым мужеством, но был, также, ужасно упрям и жесток. Феодалы и духовенство дважды отказывались признавать его наследником престола, Стефану с огромным трудом удалось добиться утверждения сына в этом статусе. Не обошлось без угроз и расправы над самыми рьяными противниками Евстахия.

Могло ли быть иначе?

Евстахий умер в 1153-м. Ему было 23. Причина смерти наследника — великая загадка. Наследник находился в походе на Востоке Англии, занимаясь, преимущественно, разорением земель нескольких аббатств, чьи настоятели отказывались повиноваться его отцу. 16-го августа Евстахий занемог, 17-го — отдал душу Богу. Самая популярная версия: наследник был отравлен. Менее красивая, зато более логичная, утверждает, что наследника Стефана погубила неумеренность в еде, которая унесла жизни многих европейской феодалов.

2. Матильда.png
Матильда

В любом случае, смерть бескомпромиссного Евстахия, как мало что другое способствовало окончанию войны. С его кончиной примирение двух партий стало из утопии реальностью. И тут нужно обратить внимание на следующее обстоятельство. Сам Стефан пользовался у феодалов большей поддержкой, нежели его кузина Матильда. А вот Евстахий уступал по популярности сыну Матильды и Жоффруа Анжуйского Генриху Плантагенету. В воображаемом рейтинге наследников Генрих заметно опережал Евстахия. Понимая это, Матильла отошла в тень, отказавшись от борьбы за трон в пользу сына. И именно Генрих являлся претендентом на престол от партии матери. Войну он вел с большим успехом, нежели Стефан с Евстахием, и дело шло к его решительной победе. Вот только конфликт мог продолжаться еще много лет.

Смерть Евстахия окончательно изменила положение в пользу Генриха. Измученный и немолодой Стефан, убитый горем из-за смерти сына, пошел на заключение мирного договора. Уоллингфордское соглашение, подписанное 25 декабря 1153 года, одинаково устроило обе стороны. Стефан оставался королем до своей смерти, а Генрих Плантагенет становился его наследником. За баронами сохранялись титулы и земли, полученные во время гражданской войны, что обеспечивало миру большую прочность. Стефан умер менее чем через год — в октябре 1154-го. Генрих Плантагенет стал королем страны, в которой впервые за полвека не шло войны.

Могло, правда, быть и иначе. Если бы не случайная смерть Евстахия, война длилась бы еще много лет.

Что изменилось бы?

Гражданская война Стефана и Матильды была второй в серии внутренних конфликтов, раздиравших Англию. До этого была еще война Генриха I и его брата Роберта, который вернулся из Крестового похода и вступил в борьбу за корону. По сути, Англия не знала мира с самого начала XII века. Страна и так дышала на ладан. Продолжение войны Евстахия с Генрихом, возможно, добило бы Англию изнутри, расколов ее на несколько частей.

3. Генрих с женой.jpg
Генрих и Алиенора

Практически несомненно, что страна потеряла бы Нормандию (в реальности это произошло примерно через 70 лет), которую очень хотела вернуть Франция. Впрочем, тут есть и еще более любопытные последствия. Генрих Плантагенет, вскоре после своего вступления на престол, женился на Алиеноре Аквитанской, получив, таким образом, огромные владения жены во Франции. По сути, после этого брака, английскому королю стала принадлежать примерно половина Франции. И это обстоятельство связало две страны неразрывным клубком на долгие годы. Короли оказались в довольно сложных отношениях. Английский монарх, имевший владения во Франции, обязан был, из-за них, приносить вассальную клятву своему французскому «коллеге». Под отношения двух стран была заложена мина, которая вскоре рванула. Англия с Францией воевали на протяжении следующих трех веков. Апогеем стала знаменитая Столетняя война.

Если бы Евстахий остался жив и занял трон, выиграв войну у Генриха, история пошла бы другим путем. Едва ли он вступил бы в брак с Алиенорой, после ее развода с королем Франции Людовиком VII. У Стефана были на Евстахия другие планы. Уже практически был готов договор о браке наследника с Адой Хантингдонской — внучкой короля Шотландии Давида I. Этот брак дал бы детям Евстахия возможность заявить права на шотландский престол. Таким образом, объединение двух главных королевств Британии могло бы случиться раньше.

распечатать Обсудить статью