• 25 Октября 2017
  • 18682
  • Сергей Алумов

«Долиною смерти, под шквалом картечи»

Одним из знаковых сражений Крымской войны стало Балаклавское. Нет, ход войны оно не переломило, да потери кажутся небольшими. К концу дня противники отошли к утренним позициям. Сражение у Балаклавы важно из-за его культурной значимости в первую очередь для Англии. Для России же это чуть ли не единственный успех в Крымской кампании. Забытый, впрочем, из-за поражения в войне.

Расположение союзных войск и силы сторон

В середине сентября 1854 года союзные войска англичан, французов и турок построили 4 редута на буграх вокруг Балаклавы. Охраной редутов занимались турки по распоряжению командовавшего англичанами лорда Раглана. Кроме турецких солдат, на каждом редуте находился 1 английский артиллерист. Впрочем, артиллерией были оснащены только 3 больших редута. Надо сказать, что англичане презрительно относились к турецким союзникам, подвергая их телесным наказаниям за малейшие проступки и выдавая никудышный рацион.

Фото 1. Военный лагерь около Балаклавы. Здесь и далее фотографии Роджера Фентона.png
Военный лагерь около Балаклавы. Здесь и далее фотографии с Крымской войны, сделанные Роджером Фентоном

Силы союзников, в основном представленные британскими войсками, включали две кавалерийские бригады. Бригада тяжёлой кавалерии под командованием бригадного генерала Джеймса Скарлетта состояла из 4-го и 5-го гвардейских полков, 1-го, 2-го и 6-го драгунских полков (5 двух-эскадронных полков, всего 800 чел.) И располагалась южнее, ближе к Балаклаве. Северные позиции, ближе к Федюхиным горам, занимала бригада лёгкой кавалерии, включавшая 4-й, 8-й, 11-й, 13-й гусарских и 17-й уланский полки (5 полков двух-эскадронного состава, всего 700 чел.). Командовал лёгкой бригадой генерал-майор лорд Кардиган. Общее командование британской кавалерией осуществлял генерал-майор лорд Лукан.

Фото 2. Британский и турецкий военный лагерь в долине под Балаклавой_1855.jpg
Британский и турецкий военный лагерь в долине под Балаклавой, 1855

В сражении принимали участие французские и турецкие подразделения, но их роль была незначительной. В общем же, количество войск союзников представляло около 4500 человек. Британским экспедиционным корпусом командовал генерал-лейтенант лорд Фицрой Раглан, французским — дивизионный генерал Франсуа Канробер.

Фото 3. Британский военный корабль у пристани в Балаклавской бухте_ 1855.jpg
Британский военный корабль у пристани в Балаклавской бухте, 1855

Против них выступил русский отряд под командованием генерал-лейтенанта Павла Липранди. 16-титысячный отряд включал Киевский и Ингерманландский гусарские, Уральский и Донской казачьи, Азовский, Днепровский пехотные, Одесский и Украинский егерские полки (все — 12-й пехотной дивизии) и ряд других частей и подразделений. Генерал-лейтенант Липранди занимал должность заместителя главнокомандующего русскими войсками в Крыму князя Александра Меншикова.

Фото 4. Совет в штаб-квартире Раглана (генерал сидит слева в белой шляпе и без правой руки)_ 1855.jpg
Совет в штаб-квартире Раглана (генерал сидит слева в белой шляпе и без правой руки), 1855

В планах русских было деблокировать Севастополь, разбив союзников у Балаклавы, а также нарушить их снабжение — Балаклава была центром, в который перебрасывались войска и припасы. Для более надёжного снабжения англичане даже выстроили железную дорогу от Балаклавы к фронту.

Начало сражения

Всё началось около пяти утра, ещё до рассвета. Русские войска в штыковой атаке выбили турок из первого редута, расположенного на южном фланге. Были убиты около 170 турок. Три оставшихся редута были брошены без боя. Деморализованные турки в паническом бегстве даже забыли уничтожить артиллерию. Русским достались девять трофейных орудий, англичанам же пришлось останавливать турок силой оружия.

Фото 5. Генерал-лейтенант Павел Петрович Липранди.jpg
Генерал-лейтенант Павел Петрович Липранди

После захвата редутов генерал-лейтенант Липранди двинул в атаку гусарскую бригаду генерал-лейтенанта Рыжова с целью уничтожения оставшейся английской артиллерии, как и предполагала диспозиция, составленная накануне сражения. Выйдя к объекту атаки, генерал-лейтенант Рыжов обнаружил вместо предполагаемого артиллерийского парка подразделения тяжёлой кавалерийской бригады англичан. Русских гусар и английских драгун разделяла часть полевого палаточного лагеря английской лёгкой кавалерийской бригады, которая, скорее всего, накануне сражения, и была принята русским командованием за артиллерийский парк.

Фото 6. Командующий британской кавалерией генерал Джордж Лукан.png
Командующий британской кавалерией генерал Джордж Лукан

Встреча оказалась полной неожиданностью для обоих начальников, так как их движения скрывал друг от друга пересечённый рельеф местности. В результате ожесточённого боя бригада англичан отступила, но Рыжов не стал развивать успех и отвёл гусар на исходную позицию. Результат оказался неопределённым — обе стороны приписывают победу в эпизоде себе. Однако, зная боевую задачу, поставленную генерал-лейтенанту Рыжову генерал-лейтенантом Липранди, его отход на исходные позиции вполне объясним. Встретив на своём пути англичан и дав бой, начальник русской кавалерии, посчитал свою задачу выполненной.

Фото 7. Лорд Кардиган.jpg
Лорд Кардиган

После войны генерал-лейтенант Рыжов и штабс-ротмистр Арбузов в своих воспоминаниях отмечали уникальность этого кавалерийского боя: редко случалось когда такие кавалерийские массы с равным ожесточением рубились столь долгое время. Поэтому этот бой должен занять почётное место в истории русской кавалерии.

«Тонкая красная линия»

Битва у Балаклавы — одно из важнейших событий для английской культуры XIX века. Помимо знаменитой атаки лёгкой кавалерии, нарицательной стала фраза «тонкая красная линия» — такой увидел линию обороны шотландцев корреспондент «Таймс».

Фото 8. Тонкая красная линия. Картина Роберта Гибба.jpg
«Тонкая красная линия». Картина Роберта Гибба

А дело было так. В то время, пока гусарская бригада генерал-лейтенанта Рыжова вела бой с английской тяжёлой кавалерийской бригадой, 1-й Уральский казачий полк подполковника Хорошхина атаковал 93-й шотландский пехотный полк. Для того чтобы прикрыть слишком широкий фронт атаки русских казаков, командир 93-го шотландского пехотного полка баронет Колин Кэмпбелл приказал своим солдатам построиться в шеренгу по два, вместо предусмотренной уставами в таких случаях шеренги по четыре. Слова приказа Кэмпбелла и ответ на них его адъютанта Джона Скотта вошли в британскую военную историю:

— Приказа к отходу не будет, парни. Вы должны умереть там, где стоите.

— Есть, сэр Колин. Если понадобится, мы это сделаем.

Корреспондент «Таймс» описал потом шотландский полк в этот момент как «тонкую красную полоску, ощетинившуюся сталью». Со временем это выражение перешло в устойчивый оборот «тонкая красная линия», обозначающий оборону из последних сил. Атака казаков в итоге была отражена.

Атака лёгкой бригады

Лорд Раглан был крайне недоволен потерей девяти пушек при отступлении и отдал приказ, приведший к трагическим последствиям: «Лорд Раглан желает, чтобы кавалерия быстро пошла в наступление на находящегося перед ней противника и не позволила ему увезти назад пушки. Батарея конной артиллерии может сопровождать. Французская кавалерия на вашем левом фланге. Немедленно. Р. Эри».

Фото 9. Картина Атака лёгкой кавалерии под Балаклавой Вильяма Симпсона (1855)_ изображающая атаку лёгкой кавалерии по Долине смерти.jpg
Картина «Атака лёгкой кавалерии под Балаклавой» Вильяма Симпсона (1855), изображающая атаку лёгкой кавалерии по Долине смерти

Около 600 всадников ринулись атаковать русские позиции в трёхкилометровой долине под перекрёстным огнём артиллерии и пехоты, находившихся на возвышенностях вдоль всей долины. Атака лёгкой бригады продолжалась двадцать минут с 12:20. Погибло 129 англичан, если прибавить к ним раненных, то потери составят примерно 400 человек. Надо сказать, что кавалеристы были детьми знатных аристократических родов Англии. До самого утра следующего дня в английский лагерь возвращались раненные офицеры и солдаты.

Один из участников битвы, французский генерал Пьер Боске сказал вошедшую в историю фразу — «Это великолепно, но это не война». Менее известная концовка фразы гласила «Это безумие».

Фото 11. Корнет_ переживший атаку лёгкой кавалерии.jpg
Корнет, переживший атаку лёгкой кавалерии

Словосочетание «атака лёгкой кавалерийской бригады» стало нарицательным в английском языке, означающим некие отчаянно смелые, но обречённые действия. В память о той атаке Альфред Теннисон написал стихотворение «Атака лёгкой бригады» (перевод Юрия Колкера):

Долина в две мили — редут недалече…
Услышав: «По коням, вперед!»,
Долиною смерти, под шквалом картечи,
Отважные скачут шестьсот.
Преддверием ада гремит канонада,
Под жерла орудий подставлены груди —
Но мчатся и мчатся шестьсот.

Лишь сабельный лязг приказавшему вторил.
Приказа и бровью никто не оспорил.
Где честь, там отвага и долг.
Кто с доблестью дружен, тем довод не нужен.
По первому знаку на пушки в атаку
Уходит неистовый полк.

Метет от редута свинцовой метелью,
Редеет бригада под русской шрапнелью,
Но первый рассеян оплот:
Казаки, солдаты, покинув куртины,
Бегут, обратив к неприятелю спины, —
Они, а не эти шестьсот!

Теперь уж и фланги огнём полыхают.
Чугунные чудища не отдыхают —
Из каждого хлещет жерла.
Никто не замешкался, не обернулся,
Никто из атаки живым не вернулся:
Смерть челюсти сыто свела.

Но вышли из левиафановой пасти
Шестьсот кавалеров возвышенной страсти —
Затем, чтоб остаться в веках.
Утихло сраженье, долина дымится,
Но слава героев вовек не затмится,
Вовек не рассеется в прах.

Фото 10. Выжившие офицеры и солдаты 18-го лёгкого драгунского полка.jpg
Выжившие офицеры и солдаты 18-го лёгкого драгунского полка

Через полвека восхвалявшему доблесть Теннисону в стихах ответил Редьярд Киплинг. В нём Теннисон, а вместе с ним вся английская власть упрекаются в том, что они умеют только рассказывать о победах на показ. В действительности позаботиться о ветеранах они не способны и именно поэтому все их слова о храбрости, доблести, упорстве, славе — пустословие. И настоящие величие будет достигнуто тогда, когда ветеран будет получать от 30 млн англичан больше, чем 24 фунта стерлингов. Мы приводим английский текст стихотворения, так как адекватных литературных переводов нам найти не удалось:

The Last of the Light Brigade

There were thirty million English who talked of England’s might,
There were twenty broken troopers who lacked a bed for the night.
They had neither food nor money, they had neither service nor trade;
They were only shiftless soldiers, the last of the Light Brigade.

They felt that life was fleeting; they knew not that art was long,
That though they were dying of famine, they lived in deathless song.
They asked for a little money to keep the wolf from the door;
And the thirty million English sent twenty pounds and four !

They laid their heads together that were scarred and lined and grey;
Keen were the Russian sabres, but want was keener than they;
And an old Troop-Sergeant muttered, «Let us go to the man who writes
The things on Balaclava the kiddies at school recites.»

They went without bands or colours, a regiment ten-file strong,
To look for the Master-singer who had crowned them all in his song;
And, waiting his servant’s order, by the garden gate they stayed,
A desolate little cluster, the last of the Light Brigade.

They strove to stand to attention, to straighen the toil-bowed back;
They drilled on an empty stomach, the loose-knit files fell slack;
With stooping of weary shoulders, in garments tattered and frayed,
They shambled into his presence, the last of the Light Brigade.

The old Troop-Sergeant was spokesman, and «Beggin' your pardon," he said,
«You wrote o' the Light Brigade, sir. Here’s all that isn’t dead.
An' it’s all come true what you wrote, sir, regardin' the mouth of hell;
For we’re all of us nigh to the workhouse, an' we thought we’d call an' tell.

«No, thank you, we don’t want food, sir; but couldn’t you take an' write
A sort of 'to be continued' and 'see next page' o' the fight?
We think that someone has blundered, an' couldn’t you tell 'em how?
You wrote we were heroes once, sir. Please, write we are starving now.»

The poor little army departed, limping and lean and forlorn.
And the heart of the Master-singer grew hot with «the scorn of scorn.»
And he wrote for them wonderful verses that swept the land like flame,
Till the fatted souls of the English were scourged with the thing called Shame.

They sent a cheque to the felon that sprang from an Irish bog;
They healed the spavined cab-horse; they housed the homeless dog;
And they sent (you may call me a liar), when felon and beast were paid,
A cheque, for enough to live on, to the last of the Light Brigade.

O thirty million English that babble of England’s might,
Behold there are twenty heroes who lack their food to-night;
Our children’s children are lisping to «honour the charge they made — «
And we leave to the streets and the workhouse the charge of the Light Brigade!

Финал сражения

К концу боя обе стороны остались на своих утренних позициях. Потери союзников составили: у англичан — 547 человек, у французов — 23 человека, у турок — 170. Общее число раненых союзников не известно, но только турок в ходе сражения было ранено больше 300 человек. Потери русских убитыми и ранеными — 617 человек. Некоторые западные источники, приводящие потери союзников около 600 человек, не учитывают существенные потери турецкого экспедиционного корпуса, который в ходе Балаклавского сражения был полностью деморализован и больше, как самостоятельная боевая единица, в ходе войны не использовался. Отдельные подразделения турецкого экспедиционного корпуса придавались английским и французским частям в качестве вспомогательных, и использовались в основном для строительства оборонительных сооружений и переноса тяжестей.

Фото 12. Памятник павшим британцам в Балаклавской долине.jpg
Памятник павшим британцам в Балаклавской долине

Русские не смогли в ходе Балаклавского сражения достичь поставленной цели — разгромить английский лагерь и прекратить снабжение английских войск. Тем не менее, итогом сражения стал отказ союзников от идеи захвата Севастополя штурмом и переход к осаде.