• 24 Мая 2017
  • 11816
  • Оля Андреева

Факультатив по истории. Сытая столица. Продолжение

Ресторан в начале двадцатого века – это и цирк, и оперный театр, и телефон, и фейерверк. В каком заведении пускали воздушный шар, где за обедом слушали Верди, что такое «официантские часы» и почему татарское нашествие – это хорошо, рассказываем в обзоре ресторанной жизни прошлого столетия.

Читать

Если бы в начале двадцатого века существовал Трипадвайзер, о столичном ресторане «Яр» мы бы прочитали следующее: «Наш слуга, бестолковый или пьяный, предлагавший подогреть мозельвейн (который он называл «вазелином»), опрокидывал 2 раза лампочку от кофе и сжег 2 салфетки». Вы удивитесь, но несмотря на частую неловкость, грубость и дерзость по отношению к посетителям, петербургские официанты считались лучшими в России, а столичный сервис приводили в пример как исключительный — именно в хорошем смысле. И пусть до заграничного уровня мы не дотягивали, нашим лакеям было чем гордиться: респектабельный вид и чувство собственного достоинства им придавали фрак и знание нескольких иностранных языков.

Со временем официанты объединялись в артели и товарищества, открывали собственные заведения, боролись за свои права. В столице их было так много, что столичные часовщики даже разработали специальные «официантские» часы. Они были небольшого размера, стоили дешево и крепились прямо к борту фрака — чтобы клиент тоже мог видеть время. Трудовые юбилеи лучших официантов города освещались в прессе, а торжества по их случаю вполне могли устраиваться прямо «на рабочем месте».

фото на выбор (6).jpg

Лучшими в своем деле считались выходцы из Ярославской губернии. Приезжая в столицу мальчишками, они быстро делали карьеру, вырастая до метрдотелей и старших поваров. Популярно также было брать на службу татар. Владельцы ресторанов ценили их за честность, трудолюбие и отсутствие интереса к алкоголю — употребление спиртных напитков запрещал ислам. А вот одной из первых прославившихся в ресторанной сфере женщин стала голландка София Гебгардт. Всегда изящно одетая, в кружевах, браслетах и кольцах, она торговала дико модным в то время угощением — вафлями.

Впоследствии предприимчивая Гебгардт основала в Петербурге зоопарк (он существует по сей день), а при нем — буфет и ресторан. Ее коллега, швейцарец Иван Иванович Излер развернулся пошире и открыл в столице целый парк развлечений с концертной программой, разнообразными павильонами, панорамами и трактиром, меню которого насчитывало более 200 блюд. В саду Излера устраивали иллюминации и запускали воздушный шар, там выступали артисты цирка и балета, атлеты, цыгане и, конечно, оркестры. В те времена в столичных ресторанах можно было услышать арии из опер и оперетт, городской романс, эстраду. Еще одно знаковое место, ресторан «Аквариум», привлекало публику не столько зрелищем живых рыб, сколько театром на 2500 мест. Чего там только ни происходило: шоу иллюзионистов, выступления дрессированных собак, конкурсы красоты и даже первый в России публичный киносеанс. Не дремали и конкуренты Излера. Открывая дверь очередного нового ресторана, горожане попадали то на каток, то на показ мод, то на аукцион, то на лотерею.

распечатать Обсудить статью