• 24 Мая 2017
  • 10145
  • Документ

«Мейерхольдовщине не место в советском искусстве»

Театр Мейерхольда не вписывался в рамки советского искусства. Спектакль «Дама с камелиями», например, рассказывал об истории любви парижской куртизанки. В прессе режиссера обвиняли в создании «антиобщественной атмосферы». 7 января 1938 года театр закрыли. Спустя три дня после закрытия деятели театрального мира опубликовали статью «Мейерхольдовщине не место в советском искусстве». Они единодушно поддержали травлю неугодного режиссера. Авторы публикации не стеснялись в выражениях, обвиняя Мейерхольда в «антисоветском злопыхательстве», «ничтожных идейках», «упадническом трюкачестве» и создании «чудовищных постановок».  

Читать

Мейерхольдовщине не место в советском искусстве

Комитет по делам искусств при Совнаркоме СССР издал приказ о ликвидации Театра имени Вс. Мейерхольда. Это решение встречено всеобщим одобрением. Уже в продолжение нескольких недель работники искусств и широкая общественность нашей страны живо обсуждали вопрос о судьбе Театра им. Мейерхольда и о целесообразности его дальнейшего существования. Никто из выступавших в печати и на собраниях не сказал ни слова в защиту этого театра, давно ставшего антинародным, обособленным, далеким от жизни нашей великой страны. Всеми единодушно признано, что театр им. Мейерхольда окончательно скатился на чуждые советскому искусству позиции, стал чужим для советского зрителя. С полным правом мы можем оказать, что постановление Комитета по делам искусств выражает волю советского зрителя.

Какую неприглядную картину представляет вся история театра им. Мейерхольда! За все время существования театра Мейерхольд не создал ни одного истинно реалистического, революционного спектакля. Величайшие произведения русской драматургии всячески искажались и опошлились Мейерхольдом под предлогом модернизации и квази-«революционной» их трактовки. Кто не помнит мейерхольдовской постановки «Ревизора»? Зритель напрасно стал бы искать в этом спектакле творчество великого Гоголя. Реалистическая комедия превратилась в мистический гротеск. Судьбу «Ревизора» разделила и грибоедовская комедия, которая в мейерхольдовской постановке стала вульгарной пародией на замечательный оригинал.

А «Самоубийца», «Окно в деревню», «Командарм», «Мандат» — пьесы клеветнические, политически враждебные, дававшие ложное представление о политике партии, пьесы с фальшивыми тенденциями, возвеличивавшие обывателей и мещан, издевавшиеся над революцией. Сколько таких пьес, пропитанных двусмысленностью и даже прямым антисоветским злопыхательством, как правильно сказано в постановлении Комитета по делам искусств, поставил в свое время Мейерхольд.

В последнее время советские драматурги вовсе отвернулись от театра. Ушли от Мейерхольда и лучшие актеры; покинули театр зрители. Театр шел к неизбежному краху.

Когда партия на страницах «Правды» остро поставила вопрос о борьбе с формализмом, Мейерхольду были предъявлены серьезнейшие обвинения. Но Мейерхольд не пожелал прислушаться к предостерегающим голосам. Он прибегнул к недостойным уверткам, вроде прочитанной в Ленинграде лекции «Мейерхольд против мейерхольдовщины».

Мейерхольд сознательно уводил свой театр от живой советской действительности, от магистральных путей советского искусства. Готовившийся к двадцатилетию Октябрьской революции юбилейный спектакль был политически враждебной попыткой поставить пьесу Габриловича «Одна жизнь», антисоветски искажавшую произведение Николая Островского «Как закалялась сталь».

Каждый, кто внимательно ознакомится с историей театра им. Мейерхольда, поймет, что Мейерхольд всегда был носителем формалистических идей в искусстве. В свое время Мейерхольд выпустил книгу о реконструкции театра, в которой призывал бороться с кулачеством и сектантами в деревне с помощью «красоты». Он приписывал театру «культуртрегерскую» миссию и по существу начисто отрицал роль театр как орудия классовой борьбы.

Вот какова действительная цена мейерхольдовским манифестам о революционном обновлении искусства.

В годы второй пятилетки, когда весь советский народ под руководством партии Ленина — Сталина с энтузиазмом строил новое социалистическое общество, укреплял хозяйственную и культурную мощь своей страны, Мейерхольд поставил «Даму с камелиями» и «83 обморока». Мейерхольд, некогда провозгласивший себя смертельным врагом пустого, буржуазного эстетства, в действительности утвердил свою «систему» и в позициях все того же буржуазного эстетства, лишь замаскировав эти позиции трескучей псевдореволюционной фразеологией.

Ликвидация театра им Мейерхольда — поучительный урок для всех, кто забывает, что формализм остается злейшим врагом социалистического советского искусства, одним из наиболее вредных проявлений буржуазного влияния на наше искусство. Формалистами всегда были именно те художники, которые не могли сказать подлинно нового слова, которые свою внутреннюю пустоту, свои маленькие, ничтожные идейки, свою реакционную сущность прикрывали внешним эффектом и пустой мишурой «формы».

Постановление о ликвидации театра им. Мейерхольда заставит призадуматься многих художников. Мейерхольдовского театра не существует, но остатки мейерхольдовщины еще есть. До последнего времени действовала еще группа режиссеров, гордо именовавших себя учениками Мейерхольда. Они немало потрудились над извращением великих творений русской и иностранной драматургии. Эти мейерхольдовские выученики под любыми предлогами пропагандируют худшие образцы формалистического искусства Запада, они всячески пренебрегают замечательными произведениями народного творчества.

Всякому советскому зрителю покажется чудовищной постановка фонвизинского «Недоросля» в ленинградском Траме. Режиссер Соколовский превратил этот спектакль в вульгарный скетч, в цирковое представление. А какой дикой нелепостью кажется нам фильм о Достоевском «Мертвый дом», поставленный режиссером Федоровым! Сколько дурного вкуса и дешевой отсебятины, опошлявшей героическую большую тему, показал режиссер Винер в недавно поставленном спектакле «Щорс».

Создание искусства социалистической эпохи требует огромной культуры, вдохновенного таланта, настоящей большевистской смелости, сознания огромной ответственности перед страной. Новаторство социалистического художника не имеет ничего общего о буржуазным фрондерством Мейерхольда.

Театр Мейерхольда ликвидирован, в советском искусстве нет места мейерхольдовщине.

Поучительный урок

Целиком одобряя решение Всесоюзного комитета по делам искусств при Совнаркоме СССР о ликвидации театра имени Вс. Мейерхольда, коллектив театра им. Евг. Вахтангова усматривает в этом решении полезное предостережение всем работникам искусства и всем другим театрам, в том числе и театру им. Евг. Вахтангова.

Ликвидация Гостима должна заставить все наши театральные коллективы проверить свой творческий путь и осознать свои прошлые творческие ошибки. Раз и навсегда откажемся от стремления поражать зрителя внешними формалистическими приемами и дешевыми трюками; будем бороться за искусство простое и ясное, глубокое и содержательное, искреннее и правдивое, идейно насыщенное и политически целеустремленное.

Будем неуклонно строить наш репертуар так, чтобы в нем преобладающую роль играла советская драматургия. Осуществляя свои постановки, будем зорко следить, чтобы ничто ложное, фальшивое или прямо враждебное советскому народу не могло проникнуть на нашу сцену, как это было в ряде наших спектаклей («Зойкина квартира», «Авангард», «Путина», «Далекое», «Трус», «Большой день»).

Работая над классическими произведениями великих драматургов будем добиваться раскрытия их глубочайшего идейного содержания, не подменяя это содержание своими собственными, поверхностными и ложными измышлениями, как это было в наших спектаклях «Женитьба», «Гамлет», «Коварство и любовь».

Советское театральное искусство неуклонно развивается. Это развитие идет и будет идти по единственно правильному пути, по пути социалистического реализма.

Коллектив театра им. Евг. Вахтангова

Работники московского Камерного театра приветствуют решение Всесоюзного комитета по делам искусств о ликвидации театра им. Мейерхольда. Постановление Всесоюзного комитета должно послужить предостережением для многих работников искусства, которые до сих пор не хотят понять, что формализм и эстетизм враждебны советскому искусству.

Ошибки прошлой деятельности Камерного театра, ошибки театра им. Мейерхольда, постановления Всесоюзного комитета по делам искусств об этих двух театрах должны быть не на словах, а на деле учтены руководством и коллективом Камерного театра. В самое ближайшее время на производственных совещаниях актерского цеха следует поставить и обсудить доклады А. Я. Таирова и Н. П. Охлопкова о их методе работы с актерами.

Нужно немедленно приступить к составлению тематически-репертуарного плана театра на 3 года. Репертуар в основном должен состоять из советских пьес, дающих верное представление о советской действительности, раскрывающих образ нового советского человека, связывающих театр с великим социалистическим строительством.

Только на основе овладения методой социалистического реализма, на основе широко развернутой, подлинно большевистской самокритики театр может избежать тех ошибок и извращений, которые привели театр Мейерхольда к полному политическому и творческому банкротству.

Коллектив Камерного театра Чуждый театр

Коллектив солистов оперы Большого театра Союза ССР считает вполне своевременным решение Всесоюзного комитета по делам искусств о ликвидации театра им. Мейерхольда, как чуждого духу нашего времени, потерявшего всякую связь с советским зрителем и с советской драматургией.

Формализм не случайно привел Мейерхольда к полному идейному краху. И не случайно, что в тот момент, когда к XX годовщине Великой пролетарской революции все советское искусство пришло с большими достижениями, «новатор» Мейерхольд очутился в хвосте. Мейерхольд не только не дал спектакля, который был бы достоин великого момента, но и попытался показать инсценировку, искажающую произведение «Как закалялась сталь» Николая Островского. Мейерхольд неоднократно искажал гениальные произведения классического наследства, как «Лес», «Горе от ума», «Ревизор» и др.

Борясь за создание советской оперы, за социалистический реализм, театр должен правдиво показывать советскому зрителю лучшие произведения классического оперного наследства.

Коллектив солистов оперы Большого театра

Коллектив Государственного ордена Ленина, академического Малого театра целиком поддерживает и всемерно приветствует приказ Всесоюзного комитета по делам искусств о ликвидации театра им. Мейерхольда. Этот театр стал чуждым и враждебным советскому искусству. Сложившийся на формалистическом, упадочническом трюкачестве, театр им. Мейерхольда систематически искажал, обессмысливал, уродовал величайшие ценности, созданные гениальными драматургами русского народа Грибоедовым, Гоголем, Островским, пытался опошлить «Горе от ума», «Ревизор», «Лес».

На словах объявляя себя чуть ли не единственным революционным театром, театр им. Мейерхольда систематически ставил клеветнические пьесы, издевавшиеся над патриотическими чувствами советских граждан.

Судьба театра им. Мейерхольда не случайна. Нашей солнечной социалистической стране чуждо больное, упадочническое, насквозь формалистическое фиглярничание. Только на широких путях социалистического реализма, только в постоянном и органичном общении с замечательной действительностью, которой живет великий советский народ, только идя вперед под непобедимым знаменем партии Ленина — Сталина, советские художники могут создавать искусство, достойное эпохи социализма.

Творческий коллектив Государственного Малого театра

Своевременное решение

Театр, враждебный советской действительности

Коллектив МХАТ СССР одобряет решение Всесоюзного комитета по делам искусств о ликвидации театра им. Мейерхольда.

В МХАТ СССР им. Горького состоялось собрание артистов, рабочих и сотрудников вспомогательных цехов, посвященное обсуждению постановления о ликвидации театра им. Мейерхольда. С кратким докладом о творческом пути Meйерхольда выступил директор театра тов. Я. И. Боярский.

- Постановление Всесоюзного комитета по делам искусств говорит о необходимости окончательной ликвидации у нас всяческих остатков формализма в театре, как направления буржуазного и чуждого нашему народу, говорит о нежизненности искусства, оторванного от нашей современности. Мейерхольд не сумел понять советскую действительность и не любил ее. Поэтому он не создал ни одного полноценного советского спектакля. Причина творческого и идейно-политического краха театра Мейерхольда кроется в его враждебном отношении к советской действительности и к жизненной правде.

А. И. Чебан в своем выступлении отметил полный провал репертуарной политики театра им. Мейерхольда, непрерывную текучесть актерского состава труппы, хаос, царивший в производственной жизни театра. Причины этого хаоса кроются в болезненном эгонецтризме самого Мейерхольда. С речами выступили также тт. Кудрявцев и Рафалович.

Собрание единогласно приняло резолюцию, в которой говорится:

«Коллектив МХАТ приветствует решение Всесоюзного комитета по делам искусств о ликвидации театр, а им. Мейерхольда. Став на путь формализма и буржуазного «новаторства», Вс. Мейерхольд как художник изолировал себя от борьбы за рост советского искусства. Рядом спектаклей («Ревизор», «Лес», «Д. Е.» и др.) он утверждал формализм, как основу своего художественного миропонимания. За последние годы Мейерхольд утратил связи с советской общественностью. Он порвал с советскими драматургами, изолировал себя от строительства социалистического театра. 3а несколько лет он не поставил ни одной советской пьесы. В театре процветали семейственность и протекционизм. Лучшие актеры ушли из театра. Этот политический и художественный распад театра им. Мейерхольда завершился постановкой в дни 20-летия Октября пьесы Габриловича «Одна жизнь», антисоветски извращающeй роман Н. Островского «Как закалялась сталь».

Собрание коллектива МХАТ одобряет решение Всесоюзного комитета по делам искусств о ликвидации театра им. Мейерхольда.

«Советское искусство», 10 января 1938 года

распечатать Обсудить статью