• 22 Апреля 2017
  • 4831
  • Альпина Паблишер

Для приезжающих на зиму в Москву. Хворание по моде

«Карманная книжка для приезжающих на зиму в Москву…» — переиздание в современной орфографии уникальной книги, вышедшей в 1791 году (в мире сохранились единичные экземпляры оригинала). Книга, созданная талантливым русским писателем-сатириком, журналистом, переводчиком и этнографом Николаем Ивановичем Страховым, является уникальным историческим документом, который описывает быт и нравы Москвы времен Екатерины II.

Если вы полагаете, что столичная мода на барбершопы, лимузины и бросающиеся в глаза дорогие покупки — отличительная черта нашего времени, то глубоко заблуждаетесь. Вы удивитесь, сколько здесь забавных совпадений с нынешними реалиями, как много сходства с околосветским обществом Москвы XXI века. Несмотря на то, что прошло уже два с четвертью века, сарказм автора абсолютно современен, советы актуальны, а персонажи реалистичны.

Читать

Хворание по моде



//Николай Иванович Страхов. — М.: Альпина Паблишер, 2016. с. 33−36

Купить полную книгу


Может быть, подумали вы, что принял уже я намерение пустить вас по гостям. Никак! Усядьтесь, пожалуйте, дома и извольте привести на память ваше благородство и модою предписываемый обряд. Как могли вы подумать вдруг показаться в общество, не бывши еще больными? Такое крепкое здоровье прилично одному только крестьянскому поколению. Если вы и подлинно не чувствуете никаких недомогательств, то скрывайте, пожалуйте, такое страшное преступление против моды и обычаев. Пожалуйте, стыдитесь столь крепкого сложения и не выгораживайте себя из числа нежных и хворых людей большого света. Мучьтесь, не чувствуя скорби, падайте в обмороки, имея крепкую голову, страдайте меланхолией при веселых мыслях, а паче не забудьте о разного рода тошноте, истерике и всего более о спазмах. По крайней мере, угорайте в нетопленных комнатах, жалуйтесь на мигрень от сырости в сухих покоях, при самом хорошем позыве на еду имейте индижестию, кашляйте из всей силы, когда выпьете несколько простывшего чаю, и чувствуйте колотье в том боку, который вы не простудили. Барышни имеют готовое средство притвориться: стоит только сказать, что иглою укололи пальчик. Пусть они лечат хотя оный и заплатят за сие рублей до ста. Притупление глаз, последовавшее якобы от чтения того великого множества книг, в которые никогда не заглядывали, составляет готовую болезнь для щеголей. Весьма удивительно, если вы найдете себя неспособными для столь нужного и модного притворства! Посмотрите, пожалуйте, на ваших батюшек и матушек. Мило видеть, как даже и они на старости лет своих умеют притворяться больными и недомогающими. Иной старичок, хотя еще в состоянии пробежать что есть духу верст десять… однако ж сей любезный старец, следуя моде, страждет подагрою; у него обверчены ноги, он ни с места не ворохнется и почти уже тысячу рублей переплатил докторам. Сей для означения, что проводил молодость свою за письмом и вел ученую и сидячую жизнь, страждет в городе жестоким геморроем, хотя, впрочем, в деревне каждый день ездит верхом за зайцами. Некоторые сухощавые старички имеют однако ж гидропизию, или водяную болезнь, для того только, что страдал оною блаженной памяти дед их, или потому, что сия болезнь есть родовая и причтена за столь важную, что на оную, яко на важнейший пункт, не устыдились бы они сослаться в доказательстве о своем дворянстве. Матушки ваши представляют вам собою столь же достохвальные примеры. Посмотрите, какие у них истерики, тошноты и головные боли. Некоторым из них, по преданию покойных ваших бабушек, столь полюбилось словцо «пострел», что они, не чувствуя и не ведая, в чем состоит оная болезнь, страдают сим пострелом; знавши о том только по тому, что у такой-то покойницы от печалей отнялась правая рука, утверждают, что и у них отнялась оная и что болезнь сия находится в крови их рода. Другие, наслышавшись, что в роде их по женскому колену весьма знаменито удушье, страдают сею болезнью, переименовавши оную поприятнее для слуха, то есть назвав пульмониею. Иные за честь даже ставят в известные лета и при разных обстоятельствах хворать якобы по наследству доставшимися припадками, мигренью и разными обмороками. — Но исключая все таковые знаменитые примеры последования моде, собственная ваша честь требует от вас сего притворства. Ибо что скажут ваши знакомые о такой твердости вашего здоровья? Что заключат о том ваши женихи и невесты? Знаете ль вы, сколь постыдно и презрительно быть такими здоровяками? Какие мысли будут иметь соседи ваши, когда они ни одного раза не увидят у вас на дворе кареты господина доктора? Какими глазами будут на вас смотреть люди большего света, хворающие по моде, и все те, которые всегда с собою возят порошки, спирты, декокты и микстуры? А бедные доктора над кем испытывать будут великие своя знания, кого станут морить и чем наживут себе тысячи крестьян? Итак, поставьте за непременное правило быть нездоровыми, захворайте вдруг целым семейством; пусть всякий из вас объявит по особливой модной болезни и определит пролечить известную сумму денег. Назначьте притом также именно день для выздоровления и излечения от всех болезней. По сем пошлите поскорее за доктором, который о таковой модной интриге, может быть, и догадается; а если и не попадет на вашу мысль, то не всех, а только разве из вас двух или трех человек переморит. Таковое модное притворство в болезнях, а паче модные доктора подают повод весьма кстати здесь воскликнуть:


В болезнях модное притворство
да здравствует вовеки!
Да здравствуют доктора,
знанием предивны человеки!
Да будем мы за то их болей прославлять,
С здоровых что они умеют деньги брать:
Здоровых и лечить,
Здоровых и морить!

распечатать Обсудить статью