• 25 Марта 2017
  • 22344

Бессмертный Наполеон

В ссылке на острове Святой Елены Наполеон ведет образ жизни типичного пенсионера: разводит пчел, вспоминает со своими бойцами минувшие дни и думает о смерти.

Материал из свежего номера журнала «Дилетант».

Читать

Фильмы о трагической судьбе диктатора в отставке кажутся мне самыми интересными. У вас есть масштабная фигура главного героя — из числа тех, что занимают собой все отведенное пространство; есть драма потери власти — кто был всем, тот стал никем; есть, наконец, ощущение, что чаша сия редко кого минует. Это ли не рецепт успеха? Фильм «Месье N.» рассказывает вечную историю выброшенного на обочину истории абсолютного монарха интеллигентно, тонко и с выраженным французским акцентом.

Наполеон в фильме — это еще относительно молодой, но уже сильно уставший и потрепанный жизнью человек. Он по привычке продолжает называть себя императором, хотя никакой власти у него давно нет. Впрочем, он умудряется порой командовать своими английскими тюремщиками — очевидно, это сходит Наполеону с рук только из-за того, что даже самые суровые англичане не могут не поддаться обаянию бывшего импера- тора и его щедрым взяткам. Немногочисленная оставшаяся с Бонапартом свита разделилась на меркантильных дельцов, алчущих наследства, и убежденных идеалистов, готовых отправиться за своим лидером буквально на край света и, если потребуется, отдать за него честь и жизнь.

Свои тюремные будни Наполеон проводит, в основном, общаясь с поклонницами и пчелами — последние даже становятся основой для новой философии павшего монарха, который признает, что хотел бы быть рабочей пчелой, а не «королевой».

Ряды верных бонапартистов постепенно редеют: кто-то умирает, кого-то Наполеон изгоняет с острова-тюрьмы. Как выясняется ближе к финалу фильма, все это было частью его блестящей аферы и «последнего сражения». «Месье N.» — это, по большому счету, два фильма в одном. Сначала мы видим традиционную экранизацию биографии героя, живущего воспоминаниями о былых победах. Но затем фильм приобретает размах произведений Александра Дюма: центром повествования становится теория заговора и намек на счастливое спасение героя.

кутуз.png
Кутузов и русские солдаты помешали Бонапарту создать Европейский союз

Во второй части Бонапарт становится мифическим персонажем, побеждая смерть хитростью и даром убеждения. Учитывая совершенную оторванность места действия от реальности, история приобретает совсем уж потусторонний характер. Океан тут символизирует воды Стикса, сам остров становится чистилищем, а Наполеон напоминает одновременно графа Монте Кристо, Иисуса Христа и Юрия Гагарина в версии советского панегирика: «Знаете, каким он парнем был? Нет, не был, ведь смерть он победил!» Используя метафору из другой культуры и другой эпохи, Элвис не умер, он просто улетел домой.

При всей этой фантастичности сюжета, «Месье N.» представляется весьма точным портретом полководца и императора. В этом, конечно, заслуга мало известного за пределами своей родины французского артиста Филиппа Торретона. В его исполнении Наполеон, осознавая собственную значимость и гарантированное место в истории, сохраняет ироническое отношение к себе, окружающим и неловкой ситуации, в которую его занесла судьба. Кстати, сам актер, вдохновившись, видимо, примером своего персонажа, позже стал политиком, избравшись депутатом муниципального совета в одном из парижских районов.

Снятый в 2003 году о событиях почти двухвековой давности, фильм кажется особенно актуальным четырнадцать лет спустя. По версии авторов «Месье N.», их герой планировал с опережением на полтора века объединить Европу, пока не застрял в России.

«Победа в России завершила бы мои походы, — объясняет в фильме Наполеон. — Была бы основана европейская система. У меня все уже было готово. Европейский кодекс, единая система денег, веса, меры, единые законы. Люди могли поехать, куда угодно, и все равно находиться в своей стране».

Единая валюта и путешествия по континенту без границ… Оказывается, 205 лет назад Михаил Кутузов и русские солдаты помешали Бонапарту создать Европейский союз. Это, конечно, не «русские хакеры, подрывающие доверие к демократическим выборам», но уже близко.

распечатать Обсудить статью