• 28 Декабря 2016
  • 8164

«И я вижу, как знойное солнце пылает…»

Николай Степанович Гумилев, помимо своей литературной деятельности, принесшей ему известность поэта, прозаика и литературного критика, занимался исследованием Африканского континента, его западной и северо-западной частей. 

…Обреченный тебе, я поведаю
О вождях в леопардовых шкурах,
Что во мраке лесов за победою
Водят полчища воинов хмурых.

Африка манила Гумилева с детства. Подробности его первой поездки в Абиссинию неизвестны. Последующие экспедиции были согласованы с Академией наук. «Я должен был отправиться в порт Джибутти <…> оттуда по железной дороге к Харрару, потом, составив караван, на юг, в область между Сомалийским полуостровом и озёрами Рудольфа, Маргариты, Звай; захватить возможно большой район исследования», — писал в дневнике Гумилев.

Рискуя жизнью, Николай Степанович первым из европейцев побывал в некоторых далеких эфиопских, сомалийских и многих других землях.

«Я собирал этнографические коллекции, без стеснения останавливал прохожих, чтобы посмотреть надетые на них вещи, без спроса входил в дома и пересматривал утварь, терял голову, стараясь добиться сведений о назначении какого-нибудь предмета у не понимавших, к чему все это, хараритов. Надо мной насмехались, когда я покупал старую одежду, одна торговка прокляла, когда я вздумал ее сфотографировать, и некоторые отказывались продать мне то, что я просил, думая, что это нужно мне для колдовства. Эта охота за вещами увлекательна чрезвычайно: перед глазами мало-помалу встает картина жизни целого народа и все растет нетерпенье увидеть ее больше и больше».

Гумилев привез из Африки не только редкие предметы, но и фотографии. Все это хранится в Музее антропологии и этнографии в Санкт-Петербурге.

3.jpg

4.jpg

5.jpg

7.jpg

1.jpg

2.jpg

6.jpg

«Разрушать легенды [об Африке] оказалось труднее, чем их создавать» (из «Африканского дневника» Н. Гумилева) — писал Николай Степанович о своей борьбе с распространенными в России стереотипами о вездесущих и многочисленных львах, кровожадных гиенах и необразованных дикарях.

…Завтра мы встретимся и узнаем,
Кому быть властителем этих мест;
Им помогает чёрный камень,
Нам — золотой нательный крест.
«Африканская ночь»

4. Гумилев и его проводники у шатра.jpg
Гумилев с проводниками у палатки

6 .Обложка второго издания сборника Гумилева .Шатер. 1922 год.jpg
Обложка второго издания сборника Гумилева «Шатер». 1922 год

Из «первых уст» о путешествиях Николая Степановича можно узнать из его «Африканского дневника» и книги «Вверх по Нилу», где он описывает события, произошедшие с ним в последнюю поездку.

Несмотря на официальные задания от РАН, Гумилевым прежде всего руководили внутренние мотивы «в новой обстановке найти новые слова». «Новые слова» были найдены поэтом — так возникла «африканская тема» в творчестве Гумилева, впервые появившаяся в стихотворении «Жираф» из сборника «Романтические цветы» (1907) и сохранившаяся вплоть до последних его художественных произведений.


И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав…
Ты плачешь? Послушай… далеко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.
«Жираф»

5 Гумилев на пароходе.jpg
Гумилев на пароходе

Гумилев на муле.jpg
Гумилев на муле