• 23 Ноября 2016
  • 16115
  • Николай Большаков

«Петроград имел какой-то пугающе жалкий вид»

99 лет назад к власти пришли большевики. С первых дней революционеры начали претворять в жизнь свою программу, принимая различные декреты. Жизнь менялась на глазах – ломались вековые устои и обычаи. Очевидцы тех событий навсегда запомнили, что им довелось увидеть в «колыбели» революции.

Читать

Иван Манухин, врач и общественный деятель

1.jpg

«Октябрьский переворот… В первую же ночь, когда Временное Правительство было арестовано и водворено в Трубецкой бастион Петропавловской крепости, — раздался в моей квартире телефонный звонок:

- Вы врач Трубецкого бастиона? Приезжайте немедленно.

- Как я приеду? У меня нет никакой возможности добраться до крепости.

- Мы сейчас за вами приедем.

И приехали… Новый начальник крепости, — какого-то военного чина Благонравов и другой — солдат Павлов, который тут же мне объявил: «я первый выпалил из пушки Петрпавловской крепости, но куда стрелял — не знаю»… Меня посадили в автомобиль, в котором на пути ко мне были пробиты пулями стекла и кузов, — и мы поехали. Слышалась стрельба. «Неизвестно кто стреляет»… — с тревогой сказал один из моих спутников».

Снимок.png
Снимок с подлинника резолюции пленума ЦК РСДРП (б) о вооруженном восстании. Написано рукой Ленина

«Заболел аппендицитом председатель Петроградского Совета рабочих депутатов Зиновьев. Окружение больного решило созвать консилиум. Из хирургов пригласили Грекова и Стуккея, из терапевтов — меня. М. Горький, которому я рассказал о беде постигшей Рузских, посоветовал мне использовать предстоящую встречу с Зиновьевым и походатайствовать за несчастную семью. «Я буду на консилиуме тоже, сказал он, и сам подниму этот вопрос». Действительно, после консультации Горький обратился к Зиновьеву: «ну, а теперь платите ваш гонорар Манухину, — освободите ему кого-нибудь». Зиновьев спросил: «кого хотите?» Я сказал: «семью Рузских». — «Хорошо». И Зиновьев вскоре же семью Рузских освободил…».

«Воспоминания о 1917—18 г. г. Моя деятельность помощи заключенным во время революции»

Юлия Кантакузина, княгиня, внучка президента США Улисса Гранта

2.jpg

«Петроград имел какой-то пугающе жалкий вид. Улицы были покрыты глубоким слежавшимся снегом, прорезанным колеями и ямами, передвигаться по ним было ужасно. Толпы на улицах увеличились и стали еще более необузданными, чем прежде. Если кто-либо осмеливался выйти ночью на улицу, то ему вряд ли удавалось избежать инцидента: его обычно останавливали, отбирали деньги, меха, шерстяную одежду, обувь и оставляли почти раздетым на холоде, предоставляя возможность идти дальше своей дорогой. На каждом приличном лице отражалось горе. Неприглядные солдаты продавали разные украденные вещи, и мы купили на тротуарах несколько ценных изданий редких книг за нелепо маленькую цену. Они явно происходили из разграбленных дворцов».

снимок 1.jpg
Ленин выступает в Петрограде 1917 года

«На перекрестках горели костры, чтобы обогреть защит-ников нового правительства, и я не раз видела, как красногвардейцы использовали дуло или штык, прикрепленный к дулу заряженного ружья, для того чтобы помешать пламя! Постоянно в различных кварталах города раздавались пулеметные выстрелы, и, когда выстрелы приближались, прохожие спешили укрыться в подворотнях. Но никто не сидел дома, опасаясь пуль, ставших привычным явлением. Цены на все взлетели до небес, и люди вынуждены были платить или ходить голодными, раздетыми и холодными».

«Революционные дни»

Николай Измайлов, член Центробалта, руководил кораблями для вооруженного восстания в октябре 1917 года:

«Я ответил Владимиру Ильичу, что радиотелеграф имеется не только на линейном корабле «Республика», но и на эскадренных миноносцах, что корабли могут в пути сноситься по радио даже с Эйфелевой башней. И опять заверил Владимира Ильича, что все будет выполнено хорошо.
На ленте появился новый вопрос:

«Итак, мы можем рассчитывать, что все названные суда двинутся немедленно?»

Я ответил:

«Да, можете. Сейчас будем отдавать срочные распоряжения, чтобы названным судам быть в срок в Петрограде».

Ожидаю дальнейших вопросов. Аппарат снова заработал, на ленте появилась очередная запись:

«Есть ли у вас запасы винтовок с патронами? Посылайте как можно больше».

К сожалению, мне пришлось ответить Владимиру Ильичу, что больших запасов винтовок и патронов на флоте не имеется, и я сказал так:

«Есть, но небольшое количество на судах, — что есть, вышлем».

На ленте появились новые слова:

«До свиданья. Привет».

Счастливый и радостный, я ответил:

«До свиданья!».

Чтобы полностью быть уверенным, что я действительно
говорил с вождем большевистской партии и главой Советского государства, я тут же взволнованно спросил:

«Вы ли говорили? Скажите имя?».

И в ответ на ленте появилось дорогое слово:

«ЛЕНИН».

Я еще раз передал по аппарату:

«До свиданья. Приступаем к выполнению!»

Разговор с Владимиром Ильичем Лениным по прямому проводу произвел на меня незабываемое впечатление и наложил отпечаток на всю мою дальнейшую работу».

«Центробалт в дни восстания» из сборника «Немеркнущие годы»

Снимок 3.png
Матросы «Авроры». С картины художника К. Максимова

Снимок экрана 2016-11-23 в 19.15.06.png
Взятие Зимнего дворца. С гравюры П. Н. Староносова

снимок 4.jpg
Взятие Зимнего дворца. Рисунок для «Красной Нивы». Р. Френц

Николай Подвойский, один из руководителей штурма Зимнего дворца

3.jpg

Несколько гранат разорвалось в коридорах Зимнего. Колебаниям был положен конец. Матросы, красногвардейцы, солдаты, под пулеметную перекрещивающуюся трескотню, перелетели через баррикады у Зимнего, смяли их защитников и ворвались в ворота Зимнего… Двор занят… Летят на лестницы… На ступенях схватываются с юнкерами… Опрокидывают их… Бросаются на второй этаж… Разметают защитников правительства… Рассыпаются. Несутся в третий этаж, везде по дороге опрокидывая юнкеров, поражая их… Юнкера бросают оружие… Солдаты, красногвардейцы, матросы потоком устремляются дальше… Ищут виновников бедствий. Взламывают двери запертых комнат. Вот они подбегают к двери, у которой на карауле стоят окостеневшие от ужаса, скованные долгом юнкера.

- Здесь Временное правительство…

Наставляют штыки. «Долой!»… Массы врываются в комнату… То, что называлось Временным правительством, тут… почти мертво физически. саван… омертвели от массы…

- Именем Военно-революционного комитета Петроградского Совета объявляю Временное правительство низвергнутым, -декретирует Антонов. — Все арестованы…

Низвергнутые лепечут о защите от масс. Матросы выводят их из комнаты. Крики: «Керенского! Керенского! .» Он удрал накануне из Петрограда, чтобы привести войска с фронта.

«Взятие Зимнего»

4.jpg
Одна из комнат дворца после штурма. Активная фаза вооруженного октябрьского восстания пришлась с 24 по 26 октября

Зинаида Гиппиус, русская поэтесса

5.jpg

«Я выходила с Дмитрием. Шли в аспидных сумерках по Сергиевской. Мзглять, тишь, безмолвие, безлюдие, серая кислая подушка.
На окраинах листки: объявляется, что «Правительство низложено». Прокоповича тоже арестовали на улице, и Гвоздева, потом выпустили. (Явно пробуют лапой, осторожно… Ничего!). Заняли вокзалы, Мариинский Дворец, (высадив без грома «предбанник»), телеграфы, типографии «Русской Воли» и «Биржевых». В Зимнем Дворце еще пока сидят министры, окруженные «верными» (?) войсками».

***

«Узел туже, туже… Около 6 часов прекратились телефоны, — станция все время переходила то к юнкерам, то к большевикам, и, наконец, все спуталось. На улицах толпы, стрельба. Павловское Юнкерское Училище расстреляно, Владимирское горит; слышно, что юнкера с этим глупым полковником Полковниковым заседали в Инженерном Замке. О войсках Керенского слухов много, — сообщений не добыть. Из дому выходить больше нельзя. Сегодня в нашей квартире (в столовой) дежурит домовой комитет, в 3 часа будет другая смена».

***

«Все то же. Писать противно. Газеты — ложь сплошная. Впрочем: расстрелянная Москва покорилась большевикам.
Столицы взяты вражескими — и варварскими — войсками. Бежать некуда. Родины нет».

«Синяя книга»

распечатать Обсудить статью