• 25 Сентября 2016
  • 14032
  • Алексей Дурново

Что, если бы в конце XV века верхушка римской церкви не была коррумпирована

Мы все не любим коррупцию. Она разрушает основы государства, разоряет казну, тормозит развитие и зачастую возносит на вершину совершенно бездарных людей. Коррупция ведет к социальному расслоению, когда одни стремительно беднеют, а другие, наоборот, богатеют, причем именно за счет тех, кто превращается в нищих. И это при том, что богатеющих во много раз меньше. В конце концов, коррупция просто аморальна. И тем не менее мы немного отходим от классического формата рубрики «Если бы», чтобы пропеть коррупции небольшую похвалу.

Читать

Исходные данные

Итак, мы с вами в Италии второй половины XV века. Перед нами Ватикан, представляющий собой цитадель коррупции. Увы, в то время не существовало каких бы то ни было организаций, занимавшихся замером уровня мздоимства. Оперировать какими-то цифрами сложно. Зато можно просто перечислить некоторые хорошо известные факты. Начнем, к примеру, с 1464 года, когда Папой был избран Пьетро Барбо, взявший себе имя Павла II. Это племянник другого Папы — Евгения IV, которому Барбо и был обязан своим восхождением. В 23 он стал кардиналом и начал стремительно богатеть, занимаясь продажей должностей. На конклаве 1464 года Барбо торжественно пообещал подарить каждому кардиналу, который за него проголосует, просторную виллу для отдыха от летнего зноя. Павел II вообще любил демонстрировать роскошь. Он, например, украсил тиару дюжиной алмазов, ибо счел ее недостаточно пышной. А еще он построил себе в Венеции шикарный дворец, где и жил.

В семи комнатах дворца Папа хранил свою коллекцию антиквариата, древних артефактов и предметов искусства. В 1471-м в Ватикане его сменил Сикст IV, который превратил Святой престол в семейный бизнес. Стать кардиналом при Сиксте можно было лишь в том случае, если ты состоишь с Папой в родстве. Именно тогда слово «непотизм» и стало широко известно сначала в Италии, а затем и в остальной Европе.

1. Борджиа.jpg

Александр VI


Кроме того Сикст активно помогал своей родне из числа мирян. Дело дошло до того, что Папа благословил заговор против Медичи во Флоренции, чтобы контроль над городом получил его племянник. За Сикстом пришел Джан Батиста Чиба из Генуи. Он состоял в родстве с семьей Дориа, чьи представители контролировали почти всю торговлю в этом городе. Именно деньги Дориа помогли Чибе взойти на святой престол под именем Иннокентия VIII. Он издал буллу против ведьм и увеличил число кардиналов, чтобы красные сутаны достались его родне. А так как среди этой родни были еще и Медичи, то объемы помощи заметно увеличились.

Папа чуть ли не своими руками передавал близким контроль над целыми городами и епархиями. Следующим Понтификом был Александр VI, в миру Родриго Борджиа. Он взошел на святой престол благодаря беспрецедентно масштабным подкупам. Его семья молниеносно обогатилась. Сын Чезаре стал кардиналом в 18 лет, еще одну шапочку получил некто Аллесандро Фарнезе, чья сестра была любовницей Понтифика. Сестру звали Джулия. Джулия Фарнезе, запомните это имя.

Список коррумпированных и распущенных Пап можно продолжать бесконечно. Вот, Пий III, избранный конклавом под давлением Чезаре Борджиа. Он был Папой меньше месяца, но успел назначить своего кузена епископом Эрлау, то есть главой одной из самых богатых епархий Европы. А еще были Юлий III, при котором Рим украсили три его личных особняка, и Лев Х из рода Медичи, который тоже любил элитную недвижимость.


А теперь немного о хорошем

У всех этих Пап-мздоимцев была одна общая черта. Все они очень любили роскошь и активно себя ею баловали. Павел II, например, собирал книги. Именно его стараниями в Италии заработала первая типография. К концу его жизни их было уже четыре. Папа помогал желающим открыть типографию материально и морально. Сикст IV не только любил роскошь, но еще и был одержим безопасностью. Он очень боялся, что Медичи наймут армию и захватят Рим. Именно поэтому он на свои деньги укрепил Ватикан. Частью этих работ была реконструкция Великой капеллы. Но в процессе обсуждения проекта Папа решил, что Великую капеллу нужно разрушить и построить на ее месте новую.

Так была построена Сикстинская капелла. Работу архитектора Джорджо де Дольче Сикст оплатил из собственного кармана. Для росписи стен были приглашены Боттичелли и Пинтуриккьо. Несколько позже Папа Юлий II, любитель дворцов и роскоши, решил расписать еще и свод капеллы. Этим делом, как мы знаем, занимался Микеланджело Буонарроти. А еще при Юлии II началось строительство одного из самых знаменитых соборов Европы — Базилики Святого Петра. Папа был недоволен старым храмом и решился на радикальную перестройку.

В соборе Святого Петра есть статуя Лонгина, а над ней — балкон. Это не просто балкон, здесь хранится одна из главных христианских святынь. Это копье Лонгина, которым, по легенде, был пронзен Иисус Христос. Оно попало в Италию благодаря усилиям Иннокентия VIII, который держал в плену брата султана Баязида. Баязид пытался выкупить брата, с этой целью он и прислал Папе копье. Понтифик поступил то ли «предусмотрительно», то ли «бесчестно»: копье принял, но пленника не отпустил.

2. Дама с единорогом.jpg

«Дама с единорогом»



Ну и, наконец, Александр VI, он тоже любил роскошь и, конечно, свою любовницу Джулию Фарнезе. Борджиа заплатил огромные деньги за ее портрет, который нарисовал Рафаэль Санти. Портрет Джулии — одна из самых знаменитых работ этого гениального художника. Мы знаем Джулию как «Даму с единорогом». Рафаэль вообще был любимцем понтификов. Юлий II и Лев Х заказывали ему свои собственные портреты. Они потом тоже стали чрезвычайно известными картинами, которые вошли в золотой фонд мирового искусства.


Итоги

Для современников всех этих Пап было бы, наверное, лучше, если бы те были набожными нестяжателями. Хотя и это не факт. Суровые поборники веры, которые фанатично боролись с роскошью и распутством, осчастливили Европу инквизицией, крестовыми походами, еврейскими погромами и искоренением всех видов «ересей» (читай религиозного инакомыслия). Беззастенчивые мздоимцы оставили от себя не только дурной след. Их стараниями человечество обогатилось Сикстинской Капеллой с фресками Микеланджело, дюжиной картин Рафаэля, Собором Святого Петра и палаццо Венеция — это тот самый дворец, который построил себе Папа Павел II.

Коррупция поспособствовала невероятному культурному развитию Италии. Большая часть нетрудовых доходов Пап и кардиналов инвестировалась в искусство. Точнее, для них-то это была роскошь, а вот для нас — это искусство. Ежегодно к этим «детям» коррупции приезжают миллионы туристов со всего мира. И всякий образованный и порядочный человек, мечтающий об искоренении коррупции, точно также мечтает увидеть своими глазами Сикстинскую капеллу, Собор Святого Петра или «Даму с Единорогом». Но могли бы мы увидеть все это, если бы корыстолюбивые Папы не оценили таланты Микеланджело и Рафаэля, Караваджо и Пинтуриккьо, Ботичелли и Леонардо?

3. Лютер.jpg

Мартин Лютер


Впрочем, эта самая роскошь очень сильно раздражала многих современников. В первую очередь, истинных ревнителей благочестия. Одни таким ревнителем был немецкий священник Мартин Лютер. Он тоже оказался однажды в Риме и увидел всю эту роскошь своими глазами. Только Лютер был не потрясен, а разгневан. Он проклял всю эту красоту, решив, что церковь предала свои собственные каноны ради богатства и прочих земных благ. Так началась Реформация.

Это важно по одной простой причине: консервативное средневековое мышление людей изменили две вещи — Возрождение и Реформация. Выходит, не будь коррупции, и жили бы сейчас в Средневековье. Громкий вывод? Конечно. Ведь сама по себе коррупция положительных аспектов не имеет. Но в данном случае, картина получается следующая. Приведенные выше имена Пап давно всеми забыты, о том, что они были коррупционерами, мы тоже уже не помним. Просто в исторической перспективе мы вспоминаем не о самом факте коррупции, а о ее результате. Нам не важно, был ли Юлий II казнокрадом, нам куда важнее возможность посетить Собор Святого Петра. Как знать, быть может частные коллекции и дворцы современных коррупционеров однажды тоже станут достоянием общественности и мировой культуры. Вот только мы с вами до этого не доживем.

распечатать Обсудить статью