• 30 Июня 2016
  • 12387

VIP-опрос: кто был главным кумиром вашей юности?

Читать

Каждый из нас в детстве фанател по какой-нибудь знаменитости или герою книг, мечтал быть на него похожим. На этот раз diletant.media поговорил с экспертами о кумирах их юности.

Дмитрий Глуховский, писатель-фантаст

image2.JPG

Проломав над этим вопросом голову целых 10 минут, я так и не смог вспомнить ни одного кумира ни из области детства, ни даже из каких-то более поздних времен. Так получилось, что в детстве я ни перед кем не преклонялся. У меня были любимые персонажи, но я никого не боготворил. Из писателей мне нравился Жюль Верн и Булычев, в фильмах моим фетишем была Алиса Селезнева из «Гостьи из будущего». На этом список моих героев исчерпывается. При этом в школьном возрасте у меня ничьих плакатов и портретов не висело на стене, я не пытался изучать чьи-то биографии и из последних сил стараться быть на кого-то похожим. В зрелом возрасте у меня висела распечатка портрета Бориса Виана, потому что он смог перестать заниматься нелюбимым делом и целиком посвятить себя творческой специальностью. Это был для меня пример желанного преображения, когда ты можешь покончить с рутиной, довлеющей над собой, и посвятить себя любимому делу. Я был всегда поклонником его эстетской прозы и романов нуар, а кроме него у меня больше никто на стене не висел.


Всеволод Чаплин, протоиерей

image3.JPG

У меня было очень много кумиров! Высоцкий, Бах, Джо Дассен… Они все из области музыки. Я слушал ее часами, своя коллекция пластинок у меня появилась уже лет в 6−7. Многое из того, что я слушал тогда, слушаю и сейчас. Со временем очень полюбил Шостаковича. Когда пришел к вере, понял, что есть гораздо более интересные вещи, есть открытое небо, и оно интереснее, чем даже серьезная музыка, уж не говоря про попсу.


Александр Невзоров, журналист

image4.JPG

Франсуа Олоне, Эдвард Эреметич, Джон Морган, Френсис Дрейк и другие пираты. Они привлекали меня блеском своей антиобщественной позиции, аморальностью, жестокостью, циничностью и удачливостью. Кроме пиратов? Другие пираты поменьше.


Дмитрий Быков, поэт

image1.JPG

Кумиры были! Окуджава (начал слушать его лет в 6 и тут же выучил наизусть), Евтушенко (мне его стихи жутко нравились, особенно рассказы в стихах), Александр Шаров — его сказки на самом деле были только внешним фоном его деятельности, и сейчас, когда издали его гениальные книги, это стало сенсацией. Дико понравился детский писатель Константин Черкистенко, когда я с ним познакомился, он оказался страшно интересным человеком. И вот Вильгельм Моранский был героем моего детства, я до сих пор его перечитываю. Новелла Матвеева — очень рано. Когда я ее услышал, мне никто больше так не нравился. Сначала я испытал дикое отвращение, а потом дикий восторг, это такое чистое химическое восприятие искусства, она осталась моим кумиром и учителем на всю жизнь. Ну и, конечно, Стругацкие: я бредил ими с восьмилетнего возраста.

распечатать Обсудить статью