Что, если бы в 1878 году случилась Русско-британская война

Алексей Дурново
04 Февраля 2018 // 20:10

В начале 1878 года Российская и Британская Империи оказались как-никогда близки ко второй за двадцать с небольшим лет войне. Причиной могли стать разногласия из-за Османской Империи и Балкан. И хотя очевидно, что Петербург и Лондон явно не хотели новых обострений, угроза войны была вполне реальна. Представим себе, что было бы, если бы у России и Британии, все-таки, дошло до когтей.

Что произошло?

1. Сан-Стефано.jpg
Карта Восточной Европы после Сан-Стефанского мира

Произошла знаменитая Русско-Турецкая война (1877−1878). Зимой 1878-го она, правда, находилась уже на поздней стадии и близилась к подписанию мира. Проблема заключалась в его условиях. Османская Империя, несмотря на очевидную военную неудачу, надеялась сохранить остатки влияния в Европе и хотя бы часть своих территорий. Россия мечтала о полном освобождении Балкан и выходе к Средиземному морю. Глобальной целью тут являлся захват (или освобождение) древней православной столицы — Константинополя. На деле уже тогда было очевидно, что эта цель недосягаемая даже в условиях удачной кампании 1877−1878 гг. Причем тут Великобритания? Все довольно просто. Лондон рассматривал Османскую Империю как своего союзника. Это был своего рода противовес амбициям России на востоке. В эту концепцию укладывалось и вмешательство английского флота в конфликт 1853−1856 годов, более известный под названием Крымской войны. По ее завершении возникла ситуация, при которой начинать войну с Турцией без разрешения Лондона было не то, чтобы прямо невозможно, но достаточно опасно. Так произошло и в этом случае. Поводом к войне России с Османской Империей, несомненно, было печально известное Апрельское восстание в Болгарии. Национально-освободительное движение открыто выступило против османского владычества. Восстание было подавлено с невероятной жестокостью. Дело было в апреле 1876-го. Война началась ровно год спустя. Ей предшествовало 12 месяцев переговоров. Россия требовала уступок, Турция отказывалась и угрожала Британским вмешательством. Россия вела переговоры и с Англией тоже. Указывала на то, что Османская Империя явно нарушает условия Парижского договора, который был заключен после Крымской войны и обязывал турецкое правительство даровать христианам равные права с мусульманами. Чего так и не произошло. В конечном итоге, нейтралитет Великобритании был вызван вовсе не дипломатическими усилиями России, а внутренними процессами. Жестокость, с которой было подавлено апрельское восстание, возмутило всю Европу.

В Британии оппозиция жестко критиковала правительство Дизраэли за «туркофильскую политику». Апогеем стала брошюра лидера Либеральной партии Уильяма Гладстона «Болгарские ужасы и Восточный вопрос». Под давлением общественного мнения, Лондон решил умыть руки и занял нейтральную позицию. Это позволило России начать войну, которая складывалась для нее успешно. В январе 1878-го, однако, в Лондоне забеспокоились. Проект мирного договора уже был готов. Его условия слегка шокировали Британское правительство, а заодно и Австрию, имевшую территориальные претензии на Балканы. Мало того, что Сербия, Черногория и Болгария получали полную независимость, так последняя еще и образовывалась в немыслимых границах от Дуная до Эгейского моря. Временно это новое государство передавалось под управление России, которая, таким образом, обретала долгожданный выход к Средиземному морю. Этого Лондон допустить не мог. В проливы была введена эскадра адмирала Джеффри Горнби. Поводом к конфликту могло стать нарушение условий перемирия, когда русские войска нарушили демаркационную линию. Существовал ультиматум. Если российские солдаты приблизятся к Константинополю, Британия вступит в войну. Конфликт уладили оперативно. Российские войска отошли на прежние позиции, адмирал Горнби увел свой флот из проливов. Но в течение приблизительно 48 часов две державы находились на гране войны.

Что было бы?

2. Горчаков.jpg
Горчаков

Война с Великобританией не входила в планы Петербурга. Александр II и канцлер Александр Горчаков совершенно ее не хотели. С высокой долей вероятности, она окончилась бы поражением. А это означало бы потерю всех завоеваний в Русско-Турецкой войне. Это, правда, еще полбеды. Куда неприятней был бы возврат к тем положениям Парижского договора, который запрещал России держать в Черном море военный флот. Эти положения были отменены с большим трудом, благодаря блестящим дипломатическим маневрам Горчакова. Россия вернула себе Черноморский флот без единого выстрела, по итогам Франко-Прусской войны 1870−1871. Заняв в ней нейтральный статус, Российская Империя, фактически, обменяла нейтралитет на возврат флота. И позже при поддержке Бисмарка, добилась его возвращения. Неудача в новой войне с Великобританией могла обернуться как минимум ограничениями по числу боевых кораблей в Черном море, а то и полным разоружением.

Рассмотрим, однако, оба сценария, которые были бы возможны при начале войны с Британской Империей. В случае победы, наверное, все ясно. Случись такое, и никто уже не помешал бы России заключить Сан-Стефанский мир на ее условиях. Возможно, тут дело даже не ограничилось бы Болгарией в нечеловеческих границах. Это, наверное, был бы тот случай, когда можно было бы поднять вопрос о передаче России Константинополя. Или, на худой конец, прилегающих территорий, а это тоже выход в Средиземное море. А вот поражение… Потенциальные условия мира после поражения мы уже описали. Заглянем же в альтернативное будущее, которое сложилось бы после такой войны. Очевидно, что Россия и Англия стали бы врагам не в шутку, а всерьез. А это сблизило бы Россию с Пруссией, точнее, теперь уже с Германской Империей. В тот момент это был союзник. Да еще какой. Мы уже говорили о помощи Бисмарка в деле возвращения Черноморского флота. Напомним же и о том, что в 1873-м был заключен знаменитый Союз Трех Императоров. Это геополитический Союз Германии, Австрии и России. В 1878-м году ему был нанесен очень серьезный удар. Тогда Австрия и Британия потребовали пересмотра Сан-Стефанского мира, а Бисмарк, в итоге, поддержал Австрию против России. Едва ли, правда, это произошло бы в том случае, если бы Россия потерпела неудачу в военном конфликте с Великобританией. В любом случае, даже при дипломатическом конфликте 1878 года, союз еще дважды перезаключался. В 1881 и 1884 Россия, Германия и Австрия вновь заключали пакты. Позднее Петербург изменил направление и вошел в альянс с Францией и Великобританией. Но давайте задумаемся. Если локального конфликта 1878-го нет, а есть острая конфронтация с Англией? При таком раскладе вполне вероятно, что союз не был бы расторгнут. Длительное сохранение Союза Трех Императоров могло бы привести к любопытным последствиям. Если бы Россия и Австрия нашли способ разрешить свои противоречия, связанные с Балканами, то, возможно, и Первую Мировую Петербург встречал бы союзником Вены и Берлина. Что это значит? Это значит, что никакого восточного фронта нет. Россия воюет в свою волю с Османской Империей (а та точно была бы в союзе с Великобританией и Францией), отхватывает проливы и ждет. На Западе Германия полностью сосредотачивается на Франции, не отвлекаясь на помощь Австрии. Этот расклад давал бы сохраненному Союзу Трех Императоров явные преимущества в борьбе с альянсом Англии и Франции, как бы тот ни назывался. А уж Революции и Ленина в России не было бы совершенно точно.

Итоги.

3. Берлинский Конгресс.jpg
Берлинский Конгресс

Самое обидное, что условия Сан-Стефанского мира, в итоге, были пересмотрены и частично отменены. Уже летом 1878-го состоялся Берлинский Конгресс. Именно там Россия столкнулась с яростным сопротивлением практически всех великих держав. Мало того, что за отмену договора выступали Австрия и Великобритания, так еще и Бисмарк, как говорилось выше, поддержал их. Россия вынуждена была уступить. Болгарию обкорнали так, что о выходе к Эгейскому морю можно было бы уже даже не мечтать. Больше того, главу этого урезанного автономного княжества должен был утверждать султан с согласия великих держав. Россию обязали вывести из Болгарии войска в девятимесячный срок. Независимость Сербии и Черногории была признана, но их территории также урезали. Австрия получила право оккупировать Боснию. России отдали Южную Бессарабию. Это совсем не то, к чему стремились Александр II и Горчаков. По сути для Российской Империи не изменилось ничего. Выход к Средиземному морю был все также далек.


4. Карта после Конгресса.png
Карта Европы после Берлинского конгресса

Война с Великобританией, конечно, была бы очень опасным мероприятием. Однако Берлинский конгресс сделал ровно то, что сделала бы война. С единственным исключением. Противостоять дипломатическому давлению Лондона, Вены и Берлина было невозможно. Тягаться не с основными британскими силами при явном нейтралитете Германии — уже более реально. Шансы на победу были бы очень малы, но выше, чем на дипломатический успех в Берлине. Может быть, это тот случай, когда стоило бы рискнуть.

Печать Сохранить в PDF

Комментарии 1

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Борис Мельников 11.02.2018 | 16:2916:29

в преамбуле ТРИ пунктуационные ашыпки! дальше читать не хочется - противно! как обычно - позор "Дилетанту"!