Что, если бы погода не разрушила Рим

Алексей Дурново
31 Декабря 2017 // 16:00

Мы уже привыкли, что под Новый год тепло. Пару сотен лет такого не было, а тут бабах – и в конце декабря мы наблюдаем зеленую травку под ногами. Сейчас люди всерьез озаботились климатическими изменениями. Майские морозы, январская теплынь, снег в Сахаре и жара в северных провинциях Канады ученых не забавляют. Возможно, если бы в Древнем Риме работали метеорологи, они предупредили бы империю о великой опасности, которую готовила римлянам сама природа. О том, как поменялась сначала погода, а потом история, – в нашем материале.

Что произошло?

О погоде до середины XIX-го века мы узнаем из косвенных источников, ибо природные явления никто специально не фиксировал и в особые книги не записывал. Вот, например, 1816-й вошел в историю как год без лета. Правда, он был таковым только в Западной Европе. В Российской Империи летние температуры в 1816-м были даже выше среднестатистических. Но все-таки мы не об этом. Отправляемся в первую половину первого тысячелетия нашей эры, чтобы познакомиться с удивительным погодным парадоксом. Научное название этого явления очень длинное, но вполне понятное — Климатический пессимум раннего Средневековья. Проще говоря, резкое похолодание. Средняя температура понизилась на 1−2 градуса, зима стала более суровой и морозной, климат — более влажным. Это, может быть, не так и страшно, если у тебя есть центральное отопление, электрический обогреватель и теплая машина с печкой. Современный человек может позволить себе роскошь не заметить этого.

3. Григорий Турский.jpg
Григорий Турский первым обратил внимание на климатические изменения и упомянул их в своих сочинениях

В раннем Средневековье все было иначе. У людей не было обогревателей, батарей и даже грелок. В их распоряжении имелись только костры. Еще один способ согреться — простой уйти туда, где теплее. Долго, муторно, но эффективнее, чем просто сидеть у огня. Тем более что на равнинах или в степях — словом, на любом открытом пространстве — не помогал даже он — от ледяного ветра не спрячешься.

О самом климатическом пессимуме мы знаем немногое. Однако факт резкого похолодания был отражен во многих хрониках и прочих произведениях, ставших позднее историческими источниками. Сначала это были источники римские, затем — византийские и европейские. На холода стали сетовать даже варвары. На непогоду, суровый климат, неурожай и похолодание жаловались, например, Прокопий Кесарийский и Григорий Турский, грек и франк мало чем друг с другом связанные. Примерным началом пессимума принято считать 450 год, впрочем, многие историки полагают, что дату нужно сдвинуть как минимум на полвека назад. Это, однако, не отменяет человеческого фактора. Племена, населявшие азиатские степи, закаспийские регионы, Сибирь и Урал, стали массово покидать эти территории и двинулись туда, где, как они считали, было теплее. На запад с насиженных мест их гнал суровый зимний мороз. Так началось великое переселение народов, последствия которого пришлось расхлебывать Риму.

Вторая волна

Здесь вполне резонно возразить, что Великое переселение народов началось раньше. Как минимум в середине IV-го века. Это так. Но мы говорим о явлении длиною в двести лет. В середине V-го века поток мигрантов с востока в Европу достиг космических масштабов, при этом на пик он вышел только к середине VI-го. Температура способствовала тому, что явление стало массовым. И тут нельзя не обратить внимание на климатические причины переселения. Потому что у пессимума тоже был свой апогей — похолодание 535-го — 536-го годов. Современные синоптики полагают, что в этот период температура понизилась еще на 7−10 градусов, сделав зимы совсем невыносимыми для людей того времени. Тот уровень технической оснащенности просто не позволял бороться с такими холодами. А это, в свою очередь, привело к тому, что уже осевшие на «новых родинах» народы вновь поднялись и двинулись на запад или на юг в поисках более теплых мест.

2. Вулкан Кракатау.jpg
Тот самый вулкан Кракатау, который многие называют «климатическими весами» Земли

По сути, это была вторая волна переселения, когда за уже нахлынувшими на Европу гуннами и готами пришли авары, анты, венгры, славяне. И этот второй толчок коренным образом повлиял на расселение народов. Как раз на эти два года пришлись, например, вторжение франков в северную Италию, гуннов — во Фракию, а аваров — в северное Причерноморье. Похолодание 535−536 годов не было разовым явлением. Климат стал более влажным, а зимы более холодными на следующие двести лет. Объяснения этим новым напастям так толком и не найдено. Кто-то связывает его с извержением целого ряда вулканов (530, 536, 540, 547).

Извергались, как полагают историки, тропические вулканы, в том числе индонезийский Кракатау и Рабаул, который находится в Папуа — Новой Гвинее. Тем не менее атмосфера заполнилась вулканическим пеплом, а солнечное излучение с трудом достигало земли. Существует, правда, и другая версия, согласно которой планета столкнулась с неким крупным метеоритом, но эта версия страдает от нехватки доказательств. Холода, в любом случае, усилились, и от сурового климата человечество страдало еще примерно 150 лет. Позднеантичный малый ледниковый период, — именно так называют эти полтора века историки. Но холода гнали и гнали людей вперед, туда, где теплее, к берегам Средиземного моря.

Рим

Интересно, что в Италии действительно было теплее. Климатический пессимум затронул ее в меньшей степени, чем другие регионы. Но его последствия пришлось расхлебывать именно Риму. А точнее двум Римам. Западная Римская империя до похолодания 535 года не дожила. V-й век стал ее закатом. В 410-м Рим разорили готы, в 455-м — вандалы, в 476-м империя прекратила свое существование. Могучее государство переживало длительный упадок, и к новым вызовам оказалась не готово. Но не вражда, а дружба с варварами погубила Рим. Одоакр, который сверг последнего императора Ромула Августа, не захватывал Вечный город, напротив, он состоял на службе у Римской империи. К этой тактике Рим перешел еще до вторжения. Зачем постоянно воевать с непокорными соседями? Лучше переманивать их на свою сторону. На службу Рима в свое время принимались даже представители кельтских племен, с приходом германцев процесс стал более масштабным. Рим договаривался с варварами на следующих условиях: варвары заселяют приграничные регионы империи, наделяются некоторыми правами ее граждан, а взамен защищают рубежи от новых пришельцев.

1. Каталаунские поля.jpg
Битва на Каталаунских полях — последняя великая победа Рима. В этом сражении варвары были не только противниками, но и союзниками империи


Поначалу все шло хорошо, беда приключилась тогда, когда таких варваров стало слишком много. Когда многие из них поднялись достаточно высоко и стали занимать административные посты в столице. Для них Рим не был чем-то святым, он не был для них даже родиной. Основы империи были разрушены именно этим процессом, а не болезненными ударами, полученными от готов и вандалов. Ведь в 451-м — за четверть века до падения — у Западной империи еще нашлись силы остановить самого Аттилу. Основные же тяготы, связанные с наплывом, пришлось решать уже Восточной империи. Византия была втянута в тысячи локальных конфликтов, успев повоевать практически со всеми пришельцами. А так как войска Восточной империи были достаточно грозной силой, то многие варвары уходили туда, где освоится было попроще. В итоге селились они на территориях развалившейся Западной империи.

Что, если бы не похолодание

Даже ослабленный Рим мог бы еще долго держаться, не сталкиваясь с серьезными угрозами. Не случись Великого переселения народов, и империя протянула бы еще лет сто-двести. Населявшие западную Европу кельты не были столь опасными и энергичными противниками. Не случись похолодания, они так и жили бы себе в лесах Британии и Галлии, не создавая Риму особенных проблем. Возможно, Западная империя даже преодолела бы кризис и пережила бы очередное возрождение. Тогда, вероятно, ее территория дополнительно расширилась бы.

Римляне добрались бы до Скандинавии с Карелией или, наоборот, до южных границ Сахары. Возможно, не случилось бы и раскола с последующим разделением империи на Восток и Запад. А вот все те племена, что нахлынули в Европу в IV-VII веках, скорее всего, остались бы на прежних местах, а, исчерпав ресурсы, не пошли бы далеко на запад.

4. Китайская стена.jpg
На этой карте изображено строительство Великой китайской стены по периодам


Если бы холод не гнал их к теплу, они бы скорее двинулись на восток, создав проблемы Китаю. Скорее всего, центр цивилизации переместился бы именно туда. Именно в Китае, Индии, Корее, Юго-Восточной Азии и, конечно, нашем Дальнем Востоке, происходили бы в следующие столетия судьбоносные для мира события. Именно тут шли бы жестокие средневековые войны, именно здесь в какой-то момент бурно расцвели бы искусства, именно здесь однажды случились бы и религиозные конфликты. Впрочем, основной религией этого региона едва ли было бы христианство. Ну, а Рим продолжал бы жить где-то далеко на отшибе, варясь в собственном соку.

Ну и, конечно, еще одно изменение, языковое. Современная Европа говорила бы на странной смеси латыни с разного рода кельтскими языками, а на востоке германские наречия смешались бы с китайским.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте