Что, если бы Че Гевара остался на Кубе?

Алексей Дурново
17 Декабря 2017 // 19:00

Весной 1965-го года Эрнесто Че Гевара навсегда покинул Кубу. Сложив с себя полномочия и отказавшись от гражданства, он отправился сначала в Африку, затем в Южную Америку, чтобы воевать за «победу бессмертных идей коммунизма». Война кончилась для него в октябре 67-го, когда Че был расстрелян боливийскими военными. Алексей Дурново попытался понять, что было бы с Кубой, если бы Че остался и взял власть, которая досталась Фиделю. 


«Hasta siempre» Карлоса Пуэбла

«Hasta siempre» одна из самых известных испаноязычных песен. По узнаваемости она уступает разве только легендарной «Besame mucho». Карлос Пуэбла написал ее вскоре после того, как стало ясно, что Че Гевара покидает Кубу навсегда. Это было очень трогательное прощание, вроде бы, даже без насильственного сгона липовых страдальцев на одно площадь ради массовки. Можно, конечно, подозревать и такое, но, судя по всему, кубинская грусть из-за расставания со знаменитым аргентинцем была вполне искренна. Фидель Кастро зачитал на митинге прощальное письмо Че, заявив предварительно, что тот попрощался в нем со всем кубинским народом. Это было политическое лукавство. Че Гевара писал именно Фиделю, и обращался к нему, а не к Кубе.

Есть подозрение, что в послании были весьма нелицеприятные для братьев Кастро фрагменты, которые адресаты убрали из текста. Впрочем, мы знаем именно тот текст, который зачитывал Фидель. Про оригинал ничего не известно. Если он и существовал, то не сохранился. Есть, конечно, мнение, что оригинальное письмо Фидель после прочтения уничтожил, а на публике зачитал послание своего собственного сочинения, авторство которого приписал Че. Коллизия заключалась в том, что к моменту митинга самого Гевары на Кубе уже не было, он не мог никак опровергнуть слова Фиделя или что-либо на них возразить. Че Гевара и Фидель Кастро унесли эту тайну в могилу.


И теперь, в 2017-м, совершенно неважно, кто, кому и что писал. Главный итог тут романтический. Прощание получилось незабываемо трогательным. Кубинцы плакали. А композитор и певец Карлос Пуэбла не уходя с площади стал сочинять «Hasta siempre, Comandante». По крайней мере, так было по его собственным словам. На русский это название переводят либо как «До свиданья, команданте», либо как «Прощай, команданте». Согласитесь, есть некоторая разница. «Прощай», означает расставание навсегда и именно это слово напрашивается, когда читаешь или слушаешь текст песни Пуэблы.

Но тут уместно задать другой вопрос, ответ на который также остается большой загадкой: по какой причине Че покинул Кубу? Рванул по зову души воевать в Конго, потому что плечо скучало по прикладу или же его, мягко, говоря, выдавили, чтобы не мешал братьям Кастро править Кубой по собственному усмотрению.

О событиях марта-апреля 65-го известно немногое. Американский журналист Глен Перри, который в 70-е годы написал о Кубе несколько книг, доказывал, что друзья Че намекнули ему, что ему нужно как можно скорее покинуть остров, если он хочет остаться в живых. Якобы Фидель планировал арестовать своего ближайшего сподвижника. Биографы Че и люди, которые близко с ним знакомы, утверждают, что команданте был не из тех людей, кто бежит от опасности. Иными словам, хотел бы остаться на Кубе, остался бы даже под угрозой предстать перед революционным трибуналом. Вопрос о том, насколько Че верил в справедливость такого суда, тоже открыт. Он сам одно время вершил его, нарушая все нормы уголовного права, но, возможно, допускал мысль, что ему зачтутся его революционные достижения. Аргументы биографов звучат убедительнее. Че, вероятно, действительно уехал сам, хотя судя по всему, его отношения с братьями к 65-м году заметно охладились. Словом, нам остается рассмотреть два альтернативных сценария судьбы Че, который не уехал в Конго, а остался на Кубе.

Жертва

2. Рауль и Че.jpg
Че и Фидель

Это сценарий трагический. По ходу развития сюжета Че превратиться из героя революции во врага или предателя или, напротив, умрет молодым, но овеянным славой. Знакомый сценарий? Такое случалось после Революций в самых разных странах. Лозунги лозунгами, обещания обещаниями, но борьбу за власть никто пока не отменял. Когда революционеры побеждают, союз харизматичных лидеров мгновенно превращается в зону боевых действий, где идет жестокая склока за право стать самым главным харизматичным лидером. Бывшие друзья мгновенно становятся злейшими врагами, а заслуги прошлых лет подвергаются оспариванию и критическому переосмыслению.

Примеров масса — Сталин и Троцкий, Гитлер и Рем, якобинцы и жирондисты. На Кубе этот период наступил в конце 60-х начале 70-х. Тогда по острову прокатилась вторая волна репрессий, причем подвергались им, в том числе, те, кто в 50-е годы воевал бок о бок с Фиделем в горах Сьерра-Маэстра. Понятный процесс. Сначала вы делаете общее дело, а потом та группа, которая взяла власть избавляется от внутренней оппозиции, от единомышленников, которые иначе смотрят на некоторые политические вопросы. На Кубе эта история прошла не столь заметно, как в других странах, по очень простой причине. Двоих потенциально очень сильных оппозиционеров режиму Кастро уже не было в живых.

Из тех, кто начинал выступление против Батисты, плавал на «Гранме» и вел партизанскую войну, помимо Фиделя с Раулем, выделялись Че и Камилло Сьенфуэгос. Две очень ярких фигуры, люди независимые и, к тому же, обладавшие сильным характером. Такие не будут плясать под чужую дудочку. Однажды Сьенфуэгос и Че стали бы режиму Кастро критически неудобны.


Но Фиделю не пришлось избавляться от них. Сьенфуэгос погиб в 1959-м в авиакатастрофе над Флоридским проливом. Че покинул Кубу в 65-м, а в 67-м был расстрелян боливийскими властями. Доживи они до начала 70-х, и Фиделю пришлось бы отвечать на непростой вопрос, как поступить с ними. Вариант тут, собственно, один — устранить. Вот только как.

Есть два способа. Объявить врагом народа, предателем и агентом ЦРУ или организовать убийство, а потом оплакивать свою жертву, списав ее смерть на происки зарубежных врагов. Для Че, конечно, напрашивался второй вариант. Человек, который лично участвовал в вырубке сахарного тростника и разгрузке кораблей, а с вводом продовольственных карточек отказался от «усиленного питания», чтобы разделить страдания с трудолюбивыми кубинцами, несомненно, был создан для роли трагического героя. Такого невыгодно арестовывать и объявлять врагом народа, переосмысляя его революционные свершения. Гораздо проще убить его, провозгласить героем, оплакать вместе с кубинским народом и объявить вендетту всем зарубежным врагам. Больше того, под такое убийство можно подвести новую волну репрессий, заодно вычистив из компартии всех несогласных. Резюмируем. Году в 1970-м Че был бы убит, объявлен великим героем и коммунистически канонизирован. Сразу после этого Фидель возглавил бы крестовый поход против внутренней оппозиции.

Лидер Кубы

3. Памятник Че в Санта-Кларе.jpg
Памятник Че в Санта-Кларе

Сценарий, при котором Че, побеждает. Борьба с Фиделем была неизбежна. Че Гевара и Кастро по-разному смотрели на фундаментальные вещи. Проводя аналогии со «Скотным двором» Оруэлла, Че здесь — Обвал, а Фидель — Наполеон. И пусть сам Оруэлл подразумевал Сталина с Троцким, но сценарий этот справедлив для многих ситуаций.

Итак, Че с Фиделям сходятся в смертельном бою, и Че побеждает. Такой исход маловероятен, но прелесть нашего положения в том, что мы можем его допустить. Неважно как бы это произошло, главное, что произошло. И вот Че торжественно провозглашен новым коммунистическим лидером Кубы. У него для этого, кстати, многое есть. В первую очередь громкое имя и авторитет среди революционных деятелей «острова свободы».

Теперь давайте просто посмотрим на то, чем занимался Че в первые годы после победы революции. Не будем себя обманывать. Каким бы романтическим ореолом не был овеян Гевара, но в первые послереволюционные годы он был жестоким палачом. Че руководил апелляционным трибуналом, который не отменил ни одного смертного приговора. Че публично призывал судебные органы карать строже и не бояться приговаривать подсудимых к смерти. Че лично командовал расстрелами в крепости Ла-Кабанья. Никакой пощады врагам коммунистических идей.

Когда в январе 1959-го повстанцы заняли Сантьяго, в городе устроили судебный процесс над 72-м полицейскими. Речь адвоката была прервана Раулем. «Если виновен один, виновны все», — объявил он, на чем процесс и закончился. Че горячо поддержал Кастро-младшего, а апелляция даже и не рассматривалась. Да, чуть позже аргентинец займет пост главы департамента промышленности. В правительстве Кастро он сменит несколько должностей, но большую часть своей государственной деятельности посвятит зарубежным поездкам. Че был важен на международных переговорах. Но его официальные посты за шесть лет пребывания у власти — министр промышленности и глава национального банка, плюс переговорщик. Ну и революционная совесть в придачу.

Кстати, вот вам слова Хуаниты Кастро, сестры Фиделя и Рауля: «Для него не имели значение суд и следствие. Он сразу начинал расстреливать, потому что был человеком без сердца». И что бы ждало Кубу с таким лидером? Расстрелы и репрессии, расстрелы и репрессии. Че тот самый фанатик, чьими руками совершается революция. Такие фанатики, зачастую, проигрывают прагматичным негодяям. Но история знает случаи, когда фанатикам удавалось удержать власть. Самый яркий пример — Демократическая Кампучия красных кхмеров. Три года кромешного полпотовского ада, с запретом, внимание, городов. И, кажется, если бы Че стал кубинским лидером, Кубу ждал бы именно кровавый путь Камбоджи. Тут, правда, тоже есть один нюанс, фанатиков быстро свергают. В общем, в конце этого сюжета, нас, скорее всего, ждет кровавый хаос.

Печать Сохранить в PDF

Комментарии 2

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Tiana Fidelitto 04.01.2018 | 15:1115:11

я одна заметила что на фото не Фидель, а Рауль?

Serge Weydenbaum 18.12.2017 | 19:2419:24

В любом из представленных вариантов , - он не жилец...
Предположу, что "дядя Федя" вздохнул с облегчением - " нЭт человека, - нЭт проблемы" (С)