Что, если бы не маркиза де Помпадур

Алексей Дурново
15 Октября 2017 // 20:27

Жанна-Антуанетта Пуасон, более известная как маркиза де Помпадур, – одна из самых известных женщин XVIII-го столетия. Широкую известность она получила как фаворитка короля Франции Людовика XV. Между тем маркиза оказала огромное влияние на всю мировую политику, произведя в ней настоящую дипломатическую революцию.

А, действительно, как?

В романе Дюма-отца «Виконт де Бражелон» умирающий Мазарини дает юному Людовику XIV такой совет: «Не берите себе первого министра». Это предсмертное наставление, скорее всего, является художественным вымыслом. Тем не менее, по чьему-то совета или по собственному почину, Людовик себе первого министра действительно не взял. Эпоха мудрых кардиналов закончилась и началась эпоха блистательных королей. Дело Людовика XIV продолжил его правнук Людовик XV.

1. Помпадур.jpg
Помпадур

В разные годы при этих монархах возвышались самые разные люди. Мы можем вспомнить братьев Кольберов, которые добывали денег для Короля-Солнца, а также восстановление должности премьер-министра в первые годы царствования Людовика XV-го. Аббат Дюбуа, принц Конде, кардинал Флёри занимали этот пост, в общей сложности, четверть века. Но в 1743-м Флёри умер, а возмужавший Людовик упразднил должность первого министра, объявив, что будет править сам. Король вернулся к традициям своего прадеда, когда во Франции не существовало не только главы кабинета министров, но, как такового, и самого правительства. Ключевым органом управления страной становился, в этих условиях, двор, а функции министров выполняли либо люди, близкие к монарху, либо люди из окружения людей, близких к монарху. И чем сильнее ты влияешь на короля, тем больше ты влияешь и на страну.

Правда, многочисленные фаворитки Людовика XIV и близко не имели такой власти, какую имела мадам де Помпадур. Она прибрала к рукам всю международную политику, а при решении ряда вопросов вообще не советовалась с королем. При этом она была при французском дворе приблизительно в том же положении, что Муаммар Каддафи в Ливии. То есть, не имела официального поста. Как Каддафи, который именовался просто «Отцом ливийской революции» и, если ему было нужно, мог заявить, что он, вообще-то, просто сидит в шатре, а в Ливии ничего не решает. Примерно таким был и статус Помпадур. Она была главным человеком во Франции, не занимая никаких должностей. Маркиза именовалась «официальной фавориткой короля». Слово «фаворитка» предполагает любовную связь. Вот только в случае с Помпадур и Людовиком связь достаточно быстро оборвалась.

Достоверно известно, что король и маркиза познакомились в феврале 1745-го на балу в Версале. Вскоре после этого между ними завязался роман. Однако в 1750-м сексуальные отношения Людовика и Помпадур явно прекратились. Маркиза больше не появлялась в спальне короля, но стала занимать все более и более высокое место при дворе. Французский историк Франсуа Лемерье метко назвал Помпадур «политической бордельмаман». По сути, теперь только она решала, кто будет новой любовницей короля, оставаясь его фавориткой. Переводя на современный язык, маркиза и король стали просто друзьями. При этом подруга сохранила на друга прежнее влияние.

Что же изменилось?

Началось возвышение людей из окружения Помпадур. И эти люди, с легкой руки короля, который продолжал безоговорочно доверять маркизе, сильно повлияли на внешнюю политику Франции. В 1757-м году пост министра иностранных дел занял кардинал Берни — протеже Помпадур. Этот человек неожиданно начала проводить курс на сближение Франции с Австрией. Причем сближение военное. Это был неожиданный ход, с учетом того, что Бурбоны и Габсбурги практически всегда находились в состоянии вражды. Но в 1758-м Берни поссорился с Помпадур, и та быстро нашла ему замену. Французскую дипломатию возглавил Этьен Франсуа де Шуазёль, герцог д’Амбуаз. Злы языки называли его любовником Помпадур (что, скорее всего, вранье), а также говорили о том, что некие австрийские дипломаты позолотили маркизе ручку, чтобы та помогла им добиться союза с Францией (что, к слову, никогда не было доказано).

2. Герцог Шуазёль.JPG
Герцог Шуазёль

В любом случае Шуазёль успешно завершил дело Берни. Франция и Австрия стали полноценным союзниками. Строго говоря, между странами были подписаны сразу три соглашения, самым сильным, из которых было третье. Это был полноценный военный пакт. Если одному из союзников объявлена война, то второй вступает в конфликт на его стороне. А Австрии война уже, по сути, была объявлена. Фридрих Великий заявил свои права на Силезию и успел присоединить ее к Пруссии. В итоге же, в Европе образовались два мощнейших альянса. Франция, Австрия и Россия, против Англии и только возмужавшей Пруссии, которую поднял с колен Фридрих Великий. В Европе все это назвали дипломатической революцией или даже «переворачиванием альянсов». Вслед за «переворачиванием» не замедлил начаться и глобальный конфликт. Он вошел в историю под именем Семилетней войны.

Чтобы оценить масштабы революции взглянем на политическую карту Европы начала 50-х годов XVIII-го столетия. Мы увидим довольно прочный союз Франции с Пруссией и вражду Парижа с Петербургом и Веной. Отношения с Россией вообще были прерваны в 1748-м году, и в следующие годы две страны находились в состоянии необъявленной войны. Но тут случилась довольно любопытная история. Англия заключила с Пруссией договор об охране Ганновера, являвшегося частью владений правящий в Англии династии. Франция могла покончить с давней враждой с Англией, продлив военный союз с Пруссией. Но маркиза Помпадур приняло иное решение, и Франция заключила союза с Австрией и Россией. Более того, именно тогда была достигнута договоренность о браке наследника французского престола с австрийской принцессой Марией-Антуанеттой.

Что изменилось бы?

По сути, маркиза де Помпадур стала одной из виновниц Семилетней войны. С ее легкой руки мир был на долгие период охвачен конфликтом небывалого доселе масштаба. Боевые действия шли по всему земному шару. Не только в Европе, но также в Америке, Индийском океане и, немного, в Северной Африки. Театр военных действий вполне соответствует масштабам полноценной мировой войны. Для Франции война обернулась рядом болезненных поражений, а после выхода из войны России, где в 1761-м воцарился большой поклонник Фридриха Петр III, события приняли катастрофический для Парижа (а, точнее, Версаля, оборот). Вместе с тем, вина за все это лежала именно на маркизе. Именно Помпадур вела военные и дипломатические дела. Назначала командующих и вела переписку с Императрицей Австрии Марией-Терезией. Фридрих Великий шутил, что его «доконают три чертовых бабы», имея ввиду Елизавету Петровну, Марию-Терезию и маркизу де Помпадур. В 1762-м начался мирный процесс. Франция лишилась значительной части своих владений в Северной Америки и Индии. Пруссия обрела статус мировой державы, запустив на полную процесс объединения германских земель, который завершится через сто лет.


3. Крефельд.jpg
Битва при Крефелде. Одно из поражений французской армии от Пруссии

После того, как Пруссия подписала с Англией договор о защите Ганновера, у Франции было два пути. Заключить новый союз с двумя недружественными на тот момент державами (Австрией и Россией) или влиться в компанию к приятелю и недругу (Пруссия, Англия). Выбран был первый вариант. Пойди французская дипломатия иным путем, и страна не только сохранила бы обширные владения, но и ослабила бы Австрию. Итогом мог бы стать с одной стороны — рост богатства и могущества Франции, с другой — существенно более резкий взлет Пруссии к вершинам. А еще такой сценарий мог бы предотвратить Французскую революцию, до которой оставалось меньше тридцати лет. Да и подле Людовика XVI оказалась бы совсем другая женщина. Вполне возможно, что это была бы немецкая принцесса из дома, подчиненного Фридриху.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте