Что, если бы не прервалась династия Капетингов

Алексей Дурново
06 Августа 2017 // 19:00

Династия Капетингов правила Францией более трехсот лет. В начале XIV века она прервалась столь внезапно, что страна еще долго не могла прийти в себя. Ничто не предвещало такого поворота событий. У короля Филиппа IV было сразу трое сыновей. Но между смертью Филиппа и последнего из его наследников прошло всего 14 лет. Впрочем, всю эту историю мог изменить один младенец, который, увы, прожил всего пять дней. 

Могло ли такое быть

1. Людовик.jpg
Людовик X Сварливый

Наверное, тут уместнее поставить вопрос наоборот. Как так вышло, что династия пресеклась всего за 14 лет, тем более, что потенциальных наследников было в избытке? На самом деле, наличие трех сыновей — это не гарантия того, что твой род не прервется. Это просто повышение шансов на то, что этого не произойдет.

В истории Франции был и еще один такой случай. Двести пятьдесят лет спустя. У Генриха II сыновей было аж четверо. Между его смертью и прекращение династии Валуа прошло 40 с небольшим лет.

Впрочем, с Капетингами получилось много хуже. За 14 лет во Франции умерло пять королей. Филипп IV Красивый, его старший сын Людовик Х Сварливый, его внук Иоанн I Посмертный, его второй сын Филипп V Длинный и, наконец, его третий сын Карл IV Красивый. И все это в период 1314 — 1328 гг. Ход истории мог бы изменить Иоанн I Посмертный. Этот человек абсолютно уникален. Он правил дольше, чем жил. Увы, но прожил он всего пять дней. Если бы король-младенец протянул дольше, то история Франции могла бы круто измениться.

Нелепый кризис

2. Иоанн.jpg
Иоанн I Посмертный

В 1316 году Франция впервые за триста с лишним лет столкнулась с проблемой, которая часто возникает при монархических формах правления. После смерти короля Людовика Х Сварливого трон остался пустым. Такого не было со времен Гуго Капета, основателя правящей династии, жившего в конце Х века. Именно Гуго Капет завел традицию соправителей, когда старший сын, достигнув возраста мужчины, становился чем-то вроде вице-короля и руководил страной вместе с отцом, дожидаясь своего часа. Короли из династии Капетингов вообще жили долго, так что Франция забыла о том, что с престолонаследием иногда возникают трудности.

От Людовика Х страна тоже в праве была ожидать долголетия. Человек он был завистливый и слабохарактерный, но это не мешало ему обладать крепким здоровьем. Людовик вступил на престол в 1314 году, после смерти своего отца Филиппа IV Красивого. Ему было 24 года, и он только женился на Маргарите Бургундской, которая, в момент коронации мужа, сидела в тюрьме.

Это вообще история довольно любопытная. Маргарита была уличена в прелюбодеянии и осуждена на пожизненное заточение судом своего свекра. Проблема состояла в том, что супружеская измена, хоть и была тяжким грехом, не являлась, однако, достаточно веским основанием для расторжения брака. Ситуация получалась патовая. Король не мог расторгнуть брак и жениться снова, но и зачать наследника тоже не мог, ибо был разлучен с женой тюремной решеткой. Людовик Х, а точнее его дядя Шарль Валуа, управлявшей страной за молодого короля, решил проблему в духе Средних веков. 30 апреля 1315-го года королева была найдена мертвой в своей камере. Людовик уже через несколько месяцев женился на Клеменции Венгерской. Вскоре было объявлено, что новая королева ждет ребенка.

И вот после этого события приняли очень неожиданный оборот. 5 июня 1316 года Людовик Х неожиданно скончался. Король находился в самом расцвете сил. 26 лет — молодой и совершенно здоровый человек. Незадолго до этого он совершил увеселительную прогулку в Венсен, где играл с придворными в свою любимую игру, бывшую, вероятно, предтечей современного тенниса. Утомившись на жаре, король выпил изрядное количество очень холодного вина и подхватил воспаление легких. Пневмония убила Людовика меньше, чем за неделю, а Франция, в буквальном смысле, осиротела.

При дворе плохо понимали, что нужно делать в подобной ситуации. Претендовать на трон могли младший брат Людовика Филипп Длинный, и его четырехлетняя дочь от первого брака Жанна. За Филиппом стояли довольно могущественные бургундские феодалы и целая группа придворных, во главе с его тещей Матильдой д’Артуа. Это была очень сильная и властная женщина, которая не мирилась с мужским господством и быстро ставила на место тех, кто считал себя выше нее. В 1309 году Маго стала первой женщиной в истории Франции, которая удостоилась титула пэра. Юную Жанну поддерживал все тот же Шарль Валуа, не желавший потерять власть со смертью Людовика. Впрочем, Жанна была очень слабым кандидатом. И дело даже не в возрасте. Во Франции действовал салический закон, согласно которому, женщина не могла наследовать имущество. Больше того, имущество даже не могло быть передано через женщину наследнику-мужчине.

Пока Шарль Валуа собирался с мыслями, Филипп начал действовать. Он, довольно скромно, объявил себя регентом и настоял на том, чтобы салический закон был принят и в части престолонаследия. Жанна была отрезана от престола, но Шарль Валуа нашел неожиданный аргумент. Он напомнил Филиппу и его теще, что королева Клеменция, о которой все слегка подзабыли, беременна и что до родов остается всего несколько месяцев. Младший брат может наследовать старшему брату только в том случае, если последний не имеет сыновей. Если в утробе королевы находится мальчик, то претензии Филиппа на трон — безосновательны и пахнут государственной изменой.

На несколько дней Франция оказалась в состоянии политического кризиса. Шарль Валуа клялся на святом распятии, что ему доподлинно известно, что королева носит мальчика. Филипп и его теща штудировали салические законы, ища там указания относительно того, что делать в подобной ситуации. Прецедентов не было. На финальном этапе Филипп потребовал пригласить ко двору благочестивых монашек, которые установили бы истину о том, кого носит королева. Шарль, который не хотел рисковать, придумал компромиссный вариант — подождать. Это был довольно хитрый ход. Филипп не мог вступить на престол в обход своего племянника, даже не рожденного. Этим он, во-первых, создал бы очень опасный прецедент, во-вторых, нарушил бы закон, на принятии которого сам настаивал. Даже его могущественная теща рассудила, что лучше подождать, чем прослыть узурпатором.

15 ноября 1316 года Клеменция родила на свет именно мальчика. С первым вздохом этот ребенок стал правителем Франции и царствовал до самой смерти, которая наступила уже через пять дней.

Что могло бы измениться

3. Похороны.jpg
Похороны Иоанна Посмертного

Трагическая кончина Иоанна I Посмертного оставила очень много вопросов и породила массу версий. Смерть ребенка была настолько выгодна Филиппу Длинному, что его немедленно заподозрили в том, что он отравил мальчика. Те же обвинения, за глаза, предъявляли и его теще Маго д’Артуа. Говорили также о том, что они подменили ребенка мертворожденным младенцем, а короля с кормилицей отправили в изгнание. На самом деле у смерти юного Иоанна могло быть множество причин. Смертность среди детей в Средние века была очень высока. Королевских детей берегли, как могли, но и среди них выживали не все. Так что король-младенец мог умереть и без посторонней помощи.

Однако Филипп Длинный уже 20 ноября 1316 года он был объявлен королем. Он быстро отстранил от управления страной Шарля Валуа и взял власть в свои руки. При нем Франция не вела войн, зато активно наводила порядок во внутренних делах. Филипп задумал монетную реформу и собирался ввести единую систему мер. Довести все эти идеи до ума он не успел. 3 января 1322 года 30-летний король скончался. Чем именно он болел — неизвестно, но недуг убил его также быстро, как в свое время его брата Людовика. Наследников Филипп не оставил, а трон перешел к его брату Карлу.

Иоанн, проживи он дольше, мог бы круто изменить историю Франции. В первую очередь, это касается самой знаменитой войны Средних веков — Столетней. Ее бы попросту не было. Английский король Эдуард III предъявил претензии на французский трон именно в связи с тем, что прервалась династия Капетингов. Трем братьям: Людовику, Филиппу и Карлу он приходился племянником, ибо его отец был женат на их сестре. Эдуарду отказали на основании все того же Салического закона, который полностью исключал женщин из системы наследования какого-либо имущества. Тогда английский король решил взять свое силой. Так началась война, которую позже назовут Столетней.

В данном же случае, Эдуарду не к чему было бы предъявлять претензий. Страной правил бы Иоанн, а Капетинги остались бы у власти. С этого момента мы можем смело отрезать от истории династию Валуа и всю ее невеселую историю. И Людовика XI с его реформами, которые и не нужны бы были без Столетней войны, и Франциска I с его завоеваниями, и Карла IX — с Варфоломеевской ночью.

Как все могло бы вернуться на пути своя

4. Филипп.JPG
Филипп V Длинный

Шарль Валуа, пробивший Иоанну дорогу на трон, свой след в истории тоже оставил. Точнее, его оставили его потомки. Именно Шарль стал основателем новой династии. В 1328-м, когда умер Карл IV, трон занял его сын — Филипп Валуа. Его род правил Францией более двухсот лет. Если бы Иоанн выжил, то Шарль, скорее всего, стал бы королем при короле. Все это привело бы к усилению позицию его семейства. А семейство было не простое. Валуа приходились детям Филиппа Красивого кузенами. А история знает массу примеров того, как чрезмерно окрепшая семья аристократов становится угрозой престолу. Валуа имели даже юридически основания претендовать на трон. Любая слабость Капетингов, и кузены могли бы его узурпировать. В реальности делать им этого так и не пришлось.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте