Что, если бы Англия довела Столетнюю войну до победы

Алексей Дурнов
01 Января 2017 // 17:17

Столетняя война, как известно, длилась не сто лет, а целых 116, правда, с перерывами. Англия ее почти выиграла. Завершить дело полным разгромом Франции помешали Жанна д’Арк и сложные внутренние обстоятельства. Алексей Дурново пытается представить себе мир без Франции.

Могло ли такое быть

1. Азенкур.JPG
Битва при Азенкуре, в которой французы были разгромлены английским королем Генрихом V

Вполне. Во-первых, это мы теперь называем этот продолжительный конфликт Англии и Франции Столетней войной. Для непосредственных участников событий это была не одна война, а целая серия войн. Англичанам сопутствовал успех на первом и третьем этапе, только почти все достижения первых лет войны были стерты и размыты в следующие два десятилетия. Если коротко, то события выглядели так: в 1337-м английский король Эдуард III заявляет свои претензии на французскую корону и вторгается во Францию. Эдуард претендует на трон Валуа как потомок короля Франции Филиппа IV Красивого, но, на деле, борьба за корону — это только предлог. Английский монарх жаждал, в первую очередь, возвращения французских владений своих предков, которые были потеряны на рубеже XII—XIII вв.еков. Это Нормандия — родина правящей в Англии династии, а также Аквитания, Овернь, Бретань и Гиень, которые принадлежали Плантагенетам, после брака Генриха II с Алиенорой Аквитанской. На этом этапе Эдуард добивается огромных успехов. Одержаны важные победы при Креси и при Пуатье, французский король Иоанн II взят в плен. Исторические английские владения во Франции почти отвоеваны. И тут в дело вмешиваются непредвиденные обстоятельства. Старший сын и правая рука короля Эдуард Черный Принц ввязывается в конфликт в Испании, у Англии начинается война с Шотландией. Тем временем во Франции меняется король. Место умершего Иоанна II занимает его сын Карл V Мудрый. Он проводит стремительные военную и экономическую реформы и начинает стремительно отвоевывать все то, что успел потерять его отец. В 1377-м умирает Эдуард III, который на год пережил своего старшего сына. На трон вступает малолетний Ричард II (сын покойного Черного Принца). В Англии начинается период внутренних конфликтов, которые приведет к низложению Ричарда его кузеном Генрихом Болингброком. Англичанам, в целом, не до Франции. Карл V, а затем и его братья, вытесняют противников с континента. В 1396-м году стороны заключают мира. Война окончена, конфликт, вроде бы, исчерпан.

Война возобновится в 1415-м, когда внутренняя ситуация в Англии и Франции переменилась в зеркальном порядке. Король Франции Карл VI впал в острое безумие. Разум, периодически, возвращался к нему, но, в целом, на троне оказался человек совершенно недееспособный и беспомощный. А между тем в стране начался страшный конфликт за фактическую власть и право править от лица безумного Карла. Развязали его брат короля Людовик Орлеанский и его кузен Жан Бесстрашный, герцог Бургундский. Этим противостоянием, известным как война арманьяков и бургундцев, филигранно воспользовался молодой английский король Генрих V. Именно он начал с Францией новую войну. Получилось у него все намного лучше, чем у его прадеда Эдуарда III. Генрих разбил французов при Азенкуре, оккупировал Нормандию, а, заключив союз с Бургундией, понял, что план обретение им французской короны не лишен шансов на успех. Апогеем стал захват бургундцами Парижа и подписание договора в Труа. Это был совершенно эпохальный документ. В том, что он имел именно тот вид, который имел, немалую роль, видимо, сыграло безумие Карла IV. Ибо человек в здравом уме едва ли согласился бы на подобное. По договору Генрих V объявлялся наследником французского престола в обход законного дофина, будущего Карла VII. Арманьяки и дофин, разумеется, продолжили сопротивление, но большую часть Франции контролировали англичане и бургундцы. От полного завоевания страну спасла внезапная смерть Генриха V.

Он умер за два месяца до Карла VI, го, передав права на наследования своему годовалому сыну. Вскоре Генрих VI был коронован сразу двумя коронами. Для маленькой головки царственного младенца они оказались слишком тяжелы, но это уже другая история. Генрих VI — единственный в истории человек, который являлся законным правителем и Англии, и Франции, а короли Англии, а затем и Британии, именовали себя королями Франции вплоть до начала XIX-го века. Фактически же договор в Труа означал победу Англии. Вот только англичане не смогли удержать ее. Помешали воодушевившее французов явление Жанны д’Арк, за которым последовало несколько серьезных побед, а также нестабильность внутри самой Англии. Эта нестабильность вылилась, в итоге, в конфликт родственников Генриха VI-го, который вошел в историю под названием Войны Алой и Белой Розы.

Генрих V прожил дольше

2. Генрих Пятыи.jpg
Генрих V

Вопрос буквально двух-трех месяцев. И тогда история пошла бы, скорее всего, по иному сценарию. Генрих унаследовал бы французскую корону и присовокупил бы ее к английской. Для него они не оказались бы критически тяжелыми. Даже, наверное, наоборот. Его смерть не вызвала бы кризиса внутри Англии, борьбы за регентство, раскола элит и гражданской войны. Больше того, Генрих, скорее всего, благополучно завершил бы свою французскую кампанию. Не помешали бы даже шотландцы, которые в начале 1422-го года внезапно высадились на севере Франции, где нанесли англичанам несколько чувствительных поражений. Энергии, решительности и полководческого дарования короля хватило бы для того, чтобы, разделив своих врагов, разделаться с каждым по одиночке: загонять шотландцев по Нормандии, взять Орлеан и принудить дофина Карла к полной и безоговорочной капитуляции. Тем более, что Генрих предпочитал лично командовать войсками, а его авторитет среди солдат был очень высок. Нет сомнений, что противостояние молодого английского короля и Жанны д’Арк заняло бы достойное место в истории, как образец борьбы двух незаурядных личностей.

Будущее Франции

3. Дофин Карл.jpg
Дофин Карл, будущий Карл VII

Покорение Франции и полное присоединении ее к английской короне не означает искоренения или уничтожения французской нации. Генрих V и его потомки стали бы не столько правителями Англии и Франции, сколько королями англичан и французов. С одной столицей, которая, несомненно, находилась бы в Лондоне. Завершив дела на континенте, Генриху V пришлось бы вернуться за Ла-Манш. Управлять оттуда Францией — дело нелегкое, а это значит, что в Париже пришлось бы посадить ловкого и умелого наместника.


На эту роль подошел бы далеко не всякий человек. Из списка претендентов автоматически выпадали бы английские командиры. От наместника требовалось бы следующее: умело гасить все возникающие во Франции недовольства, быть легитимным в глазах французов, быть лояльным Англии, исправно взимать и доставлять в Лондон налоги и подати. Следовательно, Генриху нужен был бы преданный француз, принадлежащий, желательно, к династии Валуа. Методом исключения получаем Филиппа III Доброго, герцога Бургундского. Он стал бы, фактически, некоронованным королем Франции. Надолго ли?

Новая война

4. Франция 1429.png
Карта Франции 1429. Голубым цветом обозначена та территория, которую контролировал дофин Карл

Нет такого наместника, который не хотел бы стать самостоятельным правителем. Вернее, так: плох тот наместник, который упустит возможность обрести независимость и стать полноценным правителем. Вот и поглядим на недалекое будущее Англии и Франции, объединенных под властью Генриха V. Английский король, рано или поздно, умер бы, и на престол взошел бы его сын — тот самый Генрих VI. А он, при любом сценарии, остался бы человеком безумным. Свой психический недуг Генрих, видимо, унаследовал от деда.

А дедом был никто иной, как Карл VI, ведь Генрих V, по тому самому договору в Труа, женился на дочери Карла Екатерине Валуа. Соответственно, Англия получила бы те же самые проблемы, только на несколько десятков лет позже. Борьба Йорков с Ланкастерами за регентство над безумным королем и власть в стране, ослабление контроля над Францией. А Филиппа Доброго в Париже сменил бы его сын — Карл Смелый, человек резкий и очень воинственный. И нет сомнений, что с началом гражданской войны в Англии, он моментально поднял бы свои войска на освобождение Франции. Не ради свободы, а ради личной власть. И Франция обрела бы независимость. С опозданием, не сразу, с другой ветвью дома Валуа на престоле.


Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте