Что, если бы не было Крестовых походов

Алексей Дурново
18 Декабря 2016 // 18:22

В ноябре 1095 года на Клермонском соборе Папа Урбан II призвал всех христиан объединиться во имя освобождения Иерусалима от мусульман. Эффект от пламенной речи понтифика превзошел даже самые смелые ожидания. В следующие два века христиане почти непрерывно вели войны в Святой Земле. Алексей Дурново представляет себе мир, в котором не было Крестовых походов.

Могло ли такое быть


Клермонский собор

Тут надо помнить одну вещь. Турки-сельджуки захватили Иерусалим в 1076-м году. А первый Крестовый поход, крестьянский, произошел лишь двадцать лет спустя — в 1096-м. И дело вовсе не в том, что весть из Светой Земли в Европу шла так долго, а в том, что существовали серьезные проблемы с поиском желающих. Потому что первый призыв к христианам отправиться на Восток с оружием в руках прозвучал в 1071-м году. Тогда речь шла о помощи Византии, которая столкнулась с нашествием сельджуков и не могла противостоять ему. Но на тот призыв мало кто откликнулся. Когда же сельджуки добрались до Иерусалима, то у Ватикана появился не только железный повод для объявления войны, но и еще и очень хороший стимул подтянуть к этой войне побольше добровольцев. Дело в том, что Храм Гроба Господня был местом паломничества, куда ежегодно отправлялись тысячи европейцев. Слово «Иерусалим», говорило католикам куда больше, чем слово «Византия». Наконец, за святой город они готовы были проливать кровь, чего не скажешь о совершенно чуждой им Империи. Призыв к походу распространяли еще предшественники Урбана II — Григорий VII и ВикторIII. В первом случае, Папе удалось собрать войско из нескольких десятков тысяч человек, но в Святую Землю оно так и не отправилось из-за обострения в отношениях Ватикана с Германскими Императорами. На призыв Виктора откликнулись несколько итальянских городов, которые соорудили небольшой военный флот и атаковали корабли сарацин у северного берега Африки. Обращение Понтифика они восприняли как законный повод развязать оборонительную войну за сохранность своих портов, которые сильно страдали от набегов мусульманских пиратов.

Вот только к 1095-м году ситуация в Европе несколько успокоилась. Вот уже пару лет, как запад жил без больших войн, а у многих крупных феодалов имелся политический резон для похода на Иерусалим. Это достаточно убедительно показывает список тех, кто возглавил Первый Крестовый поход. БоэмундуТарентскому нужны были земли, РаймундуТулузскому — хорошие отношения с Римом. Графа Роберта Фландрского буквально вынудил отправится в поход король Франции Филипп I. Немалую роль в популяризации похода сыграли и еще два фактора: папские посулы и рьяные проповедники.

Урбан II обещал, например, полное и пожизненное отпущение грехов всем, кто отправится освобождать Иерусалим. То есть, потенциальный крестоносец получал не только немедленную индульгенцию, но еще и право свободно грешить до конца своих дней. Эту идею по Европе активно разносили проповедники, самым известным из которых был Петр Амьенский, известный также, как Петр Пустынник. Его пламенные проповеди способствовали тому, что под знамена Христова Воинства встали тысячи истово верующих католиков. Споры о том, был ли Пустынник послан Папой или действовал по собственному почину, однозначного ответа на этот вопрос не дают. Его деятельность, однако, привела к тому, что на Иерусалим двинулась несметная рать крестьян, нищих и прочей черни. Эти люди не знали, где находится Иерусалим, но были уверены, что сам Господь приведет их под его стены. Этот поход закончился трагически, чего не сказать о походе феодалов. К слову, один из его лидеров — Готфрид Бульонский, отправился воевать, вдохновившись речами Петра Амьенского.

Политические последствия


Ричард Львиное Сердце

Крестовых походов было достаточно много. Личные номера имеют восемь из них, но список этим не ограничивается. В это число не входят, например, Арьергардный крестовый поход, Поход бедноты, поход Детей и целый ряд мелких акций европейских феодалов. За названием «Крестовые походы», скрывается два века непрерывных войн на Ближнем Востоке. В эти войны были вовлечены все государства того региона, плюс несколько европейских держав. Так что в этой главе мы можем рассмотреть лишь отдельные политические аспекты похода. Итак:

1. Новая последовательность английских королей

Как известно, одним из предводителей Первого крестового похода был Роберт Нормандский — старший сын Вильгельма Завоевателя, который, по воле отца, не унаследовал английский престол. Ему досталась лишь Нормандия, в то время как Англия отошла его младшему брату Вильгельму. Роберт смирился с этим, но только, что называется, разово.


Он уступил трон Англии одному брату, но не собирался уступать второму — Генриху Боклерку. А так как Вильгельм II умер бездетным, передав трон младшему брату, то Роберт заявил свои права на престол. Окажись он в то время в Нормандии и, наверняка, выиграл бы ту войну. Но был в момент гибели брата на Сицилии, где отдыхал после похода. Пока Роберт собирался воевать, Генрих успел укрепить свою оборону. В итоге, Роберт не только проиграл борьбу за трон, но и угодил в тюрьму, где провел остаток своих дней.

2. Алиенора Аквитанская не развелась бы с Людовиком VII

Тут все достаточно просто. Алиенору и ее мужа — Людовика VII-го Молодого, рассорил именно Крестовых поход. Король Франции, отправившийся освобождать Эдессу, зачем-то взял с собою жену. Алиеноре в походе было скучно, тем более, что армия ее мужа отправилась в Святую Землю не по морю, а по суше, через всю Европу. Людовик потерпел в походе полное фиаско, а Алиенора изменила ему с князем Антиохийским, что ускорило развод. Речь тут, кстати, идет не только о целостности брака. Алиенора стала затем супругой короля Англии Генриха II, к которому отошли и все ее французские владения. Таким образом, Генрих стал правителем не только Англии, но и половины Франции, что заметно осложнило отношения двух стран, став основой для длительного конфликта.

3. Столетняя война на двести лет раньше

Ричард Львиное Сердце, с учетом изложенных выше обстоятельств, мог бы вообще не родиться. Однако если бы на свет появился человек с его характером и способностями, то избежать англо-французской войны было бы невозможно. Слишком велика была ценность Аквитании, Анжу, Нормандии и других областей, которые находились во Франции, вассально зависели от Парижа, но являлись частью английских владений. Ричард, умчавшийся в Иерусалим, французские дела пустил на самотек. В итоге, он и его брат Иоанн попросту потеряли все эти земли, бывшие наследием нескольких поколений их предков. Ричард, правда, пытался исправить ситуацию. Вернувшись в Англию после похода и плена, он отправился воевать во Францию, где позже погиб. Останься он в Европе, и судьба его французских владений сложилась бы по-другому.

4. Византия пережила бы нашествие османов


В борьбе с сельджуками и другими угрозами с востока Византии приходилось туго. Но не одна война не имела для Империи таких тяжелых последствий, как Четвертый крестовый поход. Да, Византия медленно загнивала, раздираемая внутренними конфликтами и склоками. Запас прочности, однако, был у нее достаточно высок. Империя теряла территории, но процесс этот мог растянуться на сотни лет. А вот Четвертый крестовый поход разом уничтожил ее опоры и основы. Крестоносцы захватили, разграбили и сожгли Константинополь, посадили на престол своего ставленника, а затем и вовсе упразднили Восточную Римскую Империю. На руинах Византии возникла Латинская Империя, просуществовавшая 60 лет. Другие регионы образовали собственные державы, самым сильным из которых была, так называемая, Никейская Империя. Остатки былого величия с центром в Никее. Именно никейцы в 1264-м восстановили Византию, только не в прежних границах. Это было уже жалкое подобие былого величия. Такое государство не имело шансов противостоять серьезным внешним угрозам.

5. Полное подчинение Пап Германским Императорам

В XIII-м веке у Святого Престола не было более опасного врага, чем Фридрих IIГогенштауфен — Император Германии. Конфликт с ним Ватикану удалось решить лишь в 1225-м году, когда Фридриха насильно отправили в поход. Там Император провел два с половиной года, договорился с Египтом о возвращении Иерусалима под контроль христиан и, не пролив ни капли крови, успешно завершил свою экспедицию. Стратегическая инициатива в делах Европы была им, однако, потеряна. Услав Фридриха в Святую Землю, Рим не добился победы над ним, но спас свою независимость.

6. Тамплиеры, Госпитальеры, Тевтонцы.

Эти ордена возникли и сформировались из-за войны в Святой Земле. Не будь ее, и всякая необходимость в подобного рода организациях отпала бы сама собой.

Культурные последствия


Тамплиеры

Откатившись на тысячу лет назад, мы увидим довольно необычную картину. Довольно дикий и отсталый запад пошел войной на цивилизованный восток. Антиохия, Дамаск, Эдесса и другие города, бывшие первоочередными целями крестоносцев, являлись культурными центрами всей Азии. Захваченный позже Триполи — представлял собой оплот торговли Средиземноморья. Не говоря уже о том, что мусульмане Святой Земли имели представление о таких вещах, какие и не снились европейцам. Здесь, например, мыли руки перед едой, что средневековому феодалу показалось бы дикостью. Здесь были развиты математика, астрономия, музыка и, особенно, медицина. До нас дошли воспоминания персидского врача, который оказался в Иерусалиме в 1099-м году. Именно тогда город захватили крестоносцы. Медика пригласили лечить раненых «франков» (так тогда называли на Востоке всех европейцев). Помочь страдающим он, однако, не смог. Его вытолкал взашей капеллан, утверждавший, что врачевать раненых нужно исключительно словом божьим. Нет ничего удивительного в том, что мусульмане Святой Земли воспринимали крестовые походы как нашествие варваров.

Впрочем, крестовые походы сильно подстегнули Европу в культурном плане. Феодалам-завоевателям приглянулись богатства Египта и Сирии, торговцы увидели в них почву для обогащения. Так плоды культуры востока стали проникать на запад, став неотъемлемой частью жизни Европы.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте