Что, если бы князь Владимир принял католичество?

Алексей Дурново
04 Декабря 2016 // 17:01

Это очень популярный вопрос, которым многие люди задаются уже не первое десятилетие. После установления под стенами Кремля известного памятнику князю Владимиру, вопрос этот вновь зазвучал. А теперь представим себе мир, в котором Русь была бы католической.  

Могло ли такое быть?

2. Папа Лев.jpg
Папа Лев IX, при котором и произошел окончательный раскол христианства на западное и восточное.

И да, и нет. Для начала нужно вспомнить и соотнести даты. Годом крещения Руси принято считать 988-й. Официально в этот момент христианская церковь еще не была разделена. Та самая великая схизма, официально завершившая раскол церкви на католическую и православную (хотя куда точнее будет сказать на Римскую и Византийскую), датируется 1054-м годом. Соответственно два этих события разделили 66-лет. Весьма внушительный разрыв. Формально это означает одно: выбор католицизм или православие перед Владимиром не стоял. От кого бы он ни принял крещения, от папских легатов или от посланников патриарха Константинопольского, он в любом случае, попал бы в лоно одной и той же церкви. А ведь нет сомнений, что если князь киевский и мучился выбором, то именно между Римом и Константинополем. И дело тут не столько в религии, сколько в политике. Схизма-то, конечно, произошла в 1054-м году, но отнюдь не на пустом месте. Это была последняя капля, но до этого, на протяжении нескольких столетий, христианство упорно двигалось навстречу расколу. Помимо десятков догматических различий, имели место еще и очень острые противоречия иного характера. Константинопольский Патриарх не подчинялся Папе, а Папа, в свою очередь, не повиновался предстоятелю Византийской церкви. Впрочем, еще острее стоял вопрос о том, какую «школу» поддержат в том или ином регионе Европы. В середине IX-го века вспыхнул нешуточный конфликт из-за Балкан, Болгарии и Южной Италии. Конфликт этот зашел так далеко, что Папа Николай I объявил, что Патриарх Фотий был выбран незаконно и потребовал его переизбрания. Получив отказ, Папа отлучил Фотия от церкви. Фотий, в свою очередь, предал анафеме Николая, а с ним и Римскую церковь.

Первое отлучение произошло в 863-м году, второе — в 867-м. «Фотиева схизма» не стала окончательным расколом, но контакты двух церквей с этого момента прекращаются. В следующие двести лет их почти не было. Константинополь с Римом начали автономное друг от друга существование. Одним из его важных факторов была борьба за привлечение в свое лоно новых сынов. Киевская, Новгород и другие города Древней Руси, естественным образом, попали в сферу влияния Византии. Здесь часто бывали греческие священнослужители. Считается доказанным тот факт, что христианство восточного образца приняли Аскольд и Дир, правившие в Киеве. До крещения Руси приняла христианство и княгиня Ольга. Это, кстати, далеко не единственный пример. Археологические находки убедительно доказывают, что христианство принимали и люди некняжеского происхождения. В могильниках языческого периода довольно часто находят нательные кресты. В этой ситуации можно было бы сказать, что выбор, в общем-то, был сделан задолго до Владимира. Тому оставалось лишь принять очевидное. Впрочем, существовал один политический аспект, который мог склонить князя к другому выбору.

Выборы в пользу Рима?

3. Владимир выбирает Веру.jpg
Князь Владимир выбирает веру

«Повесть временных лет» описывает нам сложный процесс выбора. К Владимиру приходят послы не только из Рима и Константинополя, но также волжские булгары, которые предлагают князю принять илам, и хазарские иудеи. В конце концов Владимир делает выбор в пользу Константинополя, поддавшись уговорам мудрого византийского философа, который прибыл в Киев.

Не будем забывать, что «Повесть временных лет» писалась в начале XII-го века лицом духовным. Летописец Нестор был монахом Киево-Печерского монастыря. Скажем сразу, что влияние ислама и иудаизма на Руси было так мало, что выбор в их пользу князь Владимир сделать попросту не мог. А вот с Римом все обстояло сложнее. Посланники Папы на Руси появлялись не так часто, как священнослужители из Византии, однако, и они были тут очень активны. Больше того, русские князья, в какой-то момент, стали умело играть на противоречиях Константинополя и Рима. Известно, что княгиня Ольга отправляла послов к Императору ОттонуI с просьбой прислать епископов и учредить на Руси церковь. Так в Киев отправился АдальбертМагдебургский. Ольга, правда, не собиралась заводить длительную дружбу с Римом. Этот ход был сделан ею для того, чтобы вынудить Константинополь предложить Киеву более выгодные условия союзного договора. Этот случай не единичный. Существует мнение, что Святослав не стал принимать христианство именно потому, что хотел продолжить лавирование между Римом и Константинополем. Да и в дальнейшем русским князьям случалось обращаться к Папам. Правда, в пиковых случаях. Христианство начало распространяться на Руси еще до КрещенияДва самых известных примера: союз Даниила Галицкого с Римом и принятие им титула короля Руса, а также обращение Изяслава Ярославича к Ватикану с призывом подтвердить законность его притязаний на киевский престол. Оба этих событий произошли уже после Крещения Руси и после раскола церкви. В целом же Константинополь успел на Русь значительно раньше Рима. Было у него и еще одно преимущество — географическое.

Могла ли Русь после раскола отойти к Риму?

4. Иларион Русин.jpg
Иларион Русин — первый Киевский митрополит, имевший русское, а не греческое происхождение

Такой сценарий попросту исключен. Дело в том, что все высшее духовенство на Руси середины XI-го века состояло из греков. Митрополиты Киевские, как правило, присылались из Константинополя. Первый митрополит славянского происхождения — Иларион Русин занимал кафедру с 1051-го по 1054-й году. Это, впрочем, было исключением. До начала XIV-го века митрополиты киевские были, в основном, греками. Они привозили с собой на Русь и большое количество других византийских священнослужителей. Идеологически они, разумеется, поддерживали позицию константинопольского патриарха. Весть об окончательном расхождении Рима и Константинополя достигла Руси с известным опозданием. Митрополитом Киевским в тот момент уже успел стать Ефрем, бывший по происхождению греком.

Греческое духовенство начало довольно активную работу по осуждению Папы и поддержке Патриарха Константинопольского. Дело в том, что в 1054-м церкви вновь обменялись анафемами, официально провозгласив, что у каждой теперь своя дорога. Киевским князьям было бы крайне неразумно рвать длительные связи с Византией ради непонятно чего, как и вступать в конфликт с собственным духовенством. Так что отход к Руси к Риму после раскола — это утопия.


Если, все-таки, Владимир принял бы католичество.

5. Адальберт.jpg
АдальбертМагдебургский — первый христианский епископ, побывавший на Руси

Рассмотрим, все-таки, вариант, при котором Владимир выбирает сближение с Римом. Не говоря о том, что это был бы совершенно неверные политический шаг и не вдаваясь в богословские детали, попробуем представить себе, что происходило бы дальше. В 988-м Русь принимает христианство западного образца (официально еще не католицизм), в 1054-м окончательно оформляется как католическое государства. По стране строятся соборы и монастыри западного типа, епископы назначаются из Рима, а не из Константинополя. Для начала, такая Русь оказалась бы во враждебном окружении. Рим-то далеко, а вот Константинополь — близко. Из Днепра в Черное море — и вот он. Выбор князя в пользу Папы означал бы одно: Русь и Византия больше не союзники. Это не объявление войны, это констатация того, что эта война очень возможна. Византия, в борьбе за сферу влияния, вполне могла бы создать некую военную коалицию, направленную против Руси. Впрочем, это бы еще полбеды. Куда страшнее была бы возможная экономическая блокада. Для Руси Константинополь был важнейшим торговым партнером. И если Киев от этого партнерства сильно зависел, то Константинополь мог бы обойтись и без него. Впрочем, мог быть и обратный эффект, негативный уже для Византии. Вполне возможно, что морские походы на Константинополь стали бы для русских князей нормой. Не исключено даже, что те с охотой заключали бы союзы против Византии. Довольно привлекательными, в этом плане, были бы Крестовые походы. Тем более, что освобождение Иерусалима, для многих его участников, было далеко не главной целью. Объединиться с западными рыцарями против Константинополя, чтобы ослабить его влияния, провернув дело под прикрытием Крестового похода, — хороший политический ход.

Загадывать можно и дальше. Например, интересен вопрос о том, как сложилась бы судьба Тевтонского ордена. Он перебрался на север Европы для того, чтобы воевать с местными язычниками и православными. Но в чем смысл, если тут уже есть католическая Русь, способная справится с этой задачей? Ну и совсем из далекого. Каким путем пошла бы Москва в XVI-м веке, когда наступила пора Реформации? Дальше с Римом? Или, наоборот, по пути Лютера, Кальвина и других отцов протестантизма. Вполне вероятно, что на Руси появился бы свой религиозный реформатор.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 4

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Владимир Никифоров 10.12.2016 | 17:5317:53

"Да и в дальнейшем русским князьям случалось обращаться к Папам. Правда, в пиковых случаях. Христианство начало распространяться на Руси еще до КрещенияДва самых известных примера: союз Даниила Галицкого с Римом и принятие им титула короля Руса, а также обращение Изяслава Ярославича к Ватикану с призывом подтвердить законность его притязаний на киевский престол. Оба этих событий произошли уже после Крещения Руси и после раскола церкви"

Так не должно быть.

Сергей Сергеев 06.12.2016 | 17:2317:23

Мы бы не увидели швейцарские часы и не узнали о "нанопыле" !!

Evgraph Fedotov 05.12.2016 | 20:3220:32

Иными словами, выбор Киева в качестве столицы предопределил выбор православия в качестве гос. религии. Столица в Новгороде продиктовала бы католичество просто потому, что немецкие епископства были ближе, а Балтика была важнее Черного моря. Вот и все.

Ну а что было бы в этом случае невозможно предугадать. Я так думаю, была бы еще одна Польша -- ну и конечно вся история Вост. Европы была бы совсем другой.