• 7 Января 2018
  • 34551

Цена победы. Военный дневник лейтенанта Владимира Гельфанда

Военные дневники — явление уникальное. Дневник сержанта, затем лейтенанта Владимира Гельфанда уникален вдвойне — по хронологии, географии, объему и откровенности. Первые записи относятся к маю 1941 года, последние — к октябрю 1946 года, когда автор вернулся из Германии домой. О том, как Владимир Гельфанд попал на фронт, как участвовал в Сталинградской битве, освобождал Украину и Польшу рассказывает гость передачи «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы», историк Олег Будницкий. Эфир провел Виталий Дымарский. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

Владимир Гельфанд родился 1 марта 1923 года в поселке Новоархангельск Кировоградской области. В 1933 году его семья переехала в Днепропетровск. Когда Владимир учился в школе, его родители разошлись. Тем не менее на учебе сына это не отразилось: он не только получал хорошие отметки, но и активно участвовал в общественной жизни школы. После 8 класса Владимир поступил на Днепропетровский индустриальный рабфак, успев до начала войны проучиться там три курса.

Нападение Германии на Советский Союз прервало его образование. 6 мая 1942 года Владимир стал военнослужащим Красной армии. Он прошел обучение в артиллерийской школе и получил звание сержанта.

На фронт Гельфанд попал в дни тяжелых поражений Красной армии летом 1942 года и панического отступления после «харьковской катастрофы». Он участвовал в Сталинградской битве, освобождал Украину и Польшу, закончил войну в Германии.

Рядовой минометчик, затем командир минометного взвода, Владимир Гельфанд старался писать каждый день, при любых условиях, даже в окопе под обстрелом. Причем он делал не только дневниковые записи, но и писал письма родственникам, школьным подругам, отвечал на письма за своих товарищей, многие из которых не умели писать.

Дневник Гельфанда поистине уникален, необыкновенно откровенен. Автор пишет то, что видит. Он записывает вообще все. Например, как подвергается унижениям в армии, как чувствует себя, когда идет в атаку. Несмотря на ряд проблем с сослуживцами, Гельфанд абсолютно был лишен страха смерти. Это удивительно. Он был уверен, что с ним все будет в порядке.

ФОТО 1.jpg
Владимир Гельфанд, 1945 год

Владимир Гельфанд был настоящим советским человеком, идейно убежденным. В партию он вступил на фронте. Владимир мечтал стать политработником, все время рвался в комиссары, замполиты, хотел перевоспитать людей, объяснить им, как нужно себя вести. Более того, он все время боролся со всякими безобразиями, писал рапорты, что, естественно, не добавляло ему никакой популярности.

Что касается Сталина, то его Гельфанд просто боготворил. Запись из дневника, сделанная в 1946 году, когда «отец народов» делал доклад накануне выборов кандидатов в депутаты в Верховный Совет: «И все награждают его такими горячими аплодисментами и любовью, что просто трогательно становится со стороны. Да, он заслужил ее, мой Сталин, бессмертный и простой, скромный и великий, мой вождь, мой учитель, моя слава, гений, солнце мое большое».

Когда Гельфанд попадает в самое (если не считать 1941 год) тяжелое время, когда после «харьковской катастрофы» вовсю процветают бегство и дезертирство, он пишет (запись от 20 июля 1942 года): «Одиночки, мелкие группы и крупные подразделения. Все имеют изнуренный и измученный вид. Многие попереодевались в штатское, большинство побросало оружие, некоторые командиры посрывали с себя знаки отличия. Какой позор! Какое неожиданное и печальное несоответствие с газетными данными. Горе мне бойцу, командиру, комсомольцу, патриоту своей страны. Сердце сжимается от стыда и бессилия в этом постыдном бегстве. С каждым днем я не перестаю убеждаться, что мы сильны, что мы победим неизменно, но, с огорчением вынужден сознаться себе, что мы неорганизованны, у нас нет должной дисциплины, и от этого война затягивается, поэтому терпим неудачи.

Высшее командование разбежалось на машинах, предало массы красноармейские, несмотря на удаленность отсюда фронта. Дело дошло до того, что немецкие самолеты позволяют себе летать над самой землей, над нами, как у себя дома, не давая нам головы вольно поднять на всем пути отхода.

Все переправы и мосты разрушены, имущество и скот, разбитые и изуродованные, валяются на дороге. Процветает мародерство, властвует трусость. Военная присяга и приказ Сталина попираются на каждом шагу».

Почему так написано? Потому что Гельфанд — советский патриот. Он просто не может этого переносить.

Описание Сталинградской битвы — одна из самых интересных частей дневника Владимира Гельфанда. Автор дает информацию с места событий. Это не мемуары, написанные после войны, это — живая история. Таких деталей просто не найдешь ни в официальных отчетах, ни в рапортах.

Запись от 1 апреля 1943 года, Зеленоград: «Жители — все рабочие совхозов. В их рассказах уже не услышишь «русские» по отношению к советским войскам, как повсеместно я слышал от жителей всех предыдущих городов и деревень, начиная с Котельниково и кончая Мечеткой, а «наши», «немцы». В этих выражениях не видно резкого отделения себя, тоже русских, от своего народа, общества, армии».

ФОТО 2.jpg
Владимир Гельфанд

Любопытно, но в Германии дневник Владимира Гельфанда за 1945 — 1946 годы вышел намного раньше, чем в России. Это была настоящая сенсация. Надо сказать, что наш герой, помимо всего прочего, имел довольно много романов с немками. Среди его бумаг сохранились письма, фотографии. Одна из девушек даже нарисовала его портрет. В Германии Гельфанд приобрел фотоаппарат и начал фотографировать. В его архиве около пятисот фотографий. И это еще одна уникальная сторона его дневника.

Владимир Натанович, хоть и не был большим писателем, но тем не менее писал непрерывно. И вот, летом 1945 года, добравшись до Рейхстага, он написал такие строки:

На балконе берлинского здания

Я с друзьями-бойцами стою,

И смотрю, и плюю на Германию

На фашизм побежденный плюю.