Цена победы. Война Петра Тодоровского

29 Октября 2017 // 21:01

Петр Тодоровский принадлежал к режиссерам военного поколения. Летом 1943 года, когда война была в самом разгаре, он стал курсантом Саратовского военно-пехотного училища. В 1944 году командиром взвода был направлен на фронт и в составе 93-го стрелкового полка 76-й стрелковой дивизии 47-й армии 1-го Белорусского фронта дошел до Эльбы.

В 2011 году в интервью ведущему передачи «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы» Виталию Дымарскому Петр Тодоровский рассказал о своей войне, о том, как, пройдя через все тяготы и лишения воинской службы, он не сдался, а, наоборот, сохранил оптимизм, жизнелюбие и человечность. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

Моя военная судьба сложилась очень просто. В 1941 году я с родителями эвакуировался в Сталинград. Потом из-за наступления немцев нам вновь пришлось бежать. Почти два года я работал в крохотной деревушке в 60 км от районного центра Саратовской области в колхозе Песчаный Мар. Здесь я познал всю тяжесть и радость труда: изучал технику, езду на лошадях, верблюдах.

Когда мне исполнилось 18 лет, меня призвали в армию. А поскольку я имел только 9 классов образования, меня взяли в Саратовское военно-пехотное училище, которое было шестимесячным. Так случилось, что взвод, в котором я служил, за полтора месяца до окончания учебы послали под Хвалынск заготавливать дрова для Приволжского военного округа. Пока мы работали, все училище по тревоге подняли и отправили на Курскую дугу. Когда же мы вернулись, девать нас было уже некуда, поэтому нам пришлось проучиться еще шесть месяцев.

ФОТО 1.jpg
Петр Тодоровский дошел с боями до Эльбы, был ранен, награжден орденами и медалями

Мой старший брат был призван в армию в 1940 году после 10-го класса. С момента начала войны мы не получали от него ни единой весточки. Так было и в 1942-м, и в 1943-м, и в 1944-м годах. Конечно, мы понимали, что он погиб, но все равно продолжали писать: «Хотя бы узнайте, где это случилось». Ушли из жизни отец, мать, старшая сестра, но я не сдавался… И вот (поразительное явление) в начале 2000-х годов раздался звонок: «Петр Ефимович, я — руководитель поисковой группы. Я узнал, где погиб ваш брат Илья». Оказалось, что поисковая группа раскопала ров и обнаружила там 90 скелетов солдат и офицеров. По ордену Красной Звезды молодой человек и нашел моего брата Илью Тодоровского.

Возвращаясь к моей военной биографии. Я командовал минометным взводом, был ранен, а май 1945 года встретил на Эльбе: меня назначили комендантом небольшого городка. Кого я обнаружил там, на Эльбе? В основном женщин, маленьких детей, калек. Под комендатуру мы заняли центральный дом на главной площади. Я сразу же вместе с переводчиком провел митинг. На улице стоял май, поэтому первые два месяца мы занимались хозяйственными работами, ограждали немцев от наших ребят, которые, к слову, очень уж разгулялись (были случаи изнасилования, пьянства и так далее), пока не поступил приказ Жукова немедленно перевести все части в лес.

ФОТО 2.jpg
Петр Тодоровский на съемках фильма «Последняя жертва». Киностудия «Мосфильм», 1975 год

В Германии мы стояли до февраля 1946 года. Потом нас срочно (по тревоге) погрузили в эшелон, в теплушки и увезли.

Что касается моих фильмов, то в них я всегда старался показать только правду. Вспоминается, как в Киеве, в здании Верховного Совета Украины «прорабатывали» Виктора Платоновича Некрасова за его записки «По обе стороны океана». Я присутствовал там. Это было что-то страшное. В зале сидели известные писатели, правительство, в том числе министр обороны Малиновский. Когда Виктору Платоновичу дали слово, он вышел на трибуну, вздохнул и в гробовой тишине произнес: «Я писал и буду писать только правду. Правду и только правду, которую мы завоевали в окопах Сталинграда».

Война окружила меня прекрасными людьми. Например, мне повезло работать с Булатом Окуджавой, с которым мы вместе написали сценарий к фильму «Верность». Это, кстати сказать, дебют Булата Шалвовича в кино.

Если говорить о цене победы Советского Союза в Великой Отечественной войне, то она огромна. «Мы за ценой не постоим» — эта фраза очень точно описывает те горькие исторические события: ведь сколько было невинных, глупых жертв?!


Я был очень «маленьким» человеком, командиром взвода, лейтенантиком, многого тогда не понимал. А ведь даже у Жукова в книге написано, что Берлинская операция стоила нам 300 тысяч жизней.

ФОТО 3.jpg
Петр Тодоровский и съемочная группа картины «Анкор, еще анкор!», 1992 год

Рассказывая о Великой Отечественной войне, нельзя не вспомнить о подвиге. На восточном берегу Одера у немцев был обширный плацдарм, который наша армия должна была занять. Когда бои затихли и мы решили, что немцы ушли на другой берег, наш батальон двинулся к воде. Вдруг из-за деревьев выползли «Фердинанды» и немецкая морская пехота. И эти 15 километров, которые мы прогрызали неделю, нам пришлось сдать. Мы побежали. А один батальон не успел, остался в тылу. Через два дня, когда наши войска стали гнать немцев (нам подбросили хорошего вооружения, дали подкрепление), на помощь советским бойцам пришел тот самый батальон: солдаты вырыли себе очень сильную оборону и встретили врага бешеным огнем. За этот подвиг комбат получил Героя Советского Союза. Ведь не побоялся, не сдрейфил, не застрелился, а помог своим в очень нужный и важный момент.


И все-таки история войны должна быть написана абсолютно точно, правдиво. Здесь не должно быть каких-либо художественных вывертов, украшений, отступлений. Из событий 1941 — 1945 годов каждый из нас просто обязан извлечь должный урок, сделать правильный вывод.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте