Цена победы. Япония во Второй мировой войне

Анна Зарубина
17 Сентября 2017 // 19:13

Несмотря на пакт о нейтралитете, в годы Второй мировой войны Япония вынашивала идею нападения на Советский Союз. План «Кантокуэн» был озвучен еще в июле 1941 года, но так и не был приведен в исполнение. Почему? На этот вопрос отвечает гость передачи «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы», доктор исторических наук, востоковед Анатолий Кошкин. Эфир провел Виталий Дымарский. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

23 августа 1939 года между Германией и Советским Союзом был заключен небезызвестный пакт Молотова — Риббентропа. Меньше чем через год, 13 апреля 1941 года, в Москве был подписан другой договор, теперь уже о нейтралитете между СССР и Японией. Цель заключения этого пакта была та же самая, что и при заключении договора с Германией: хотя бы на время оттянуть вовлечение Советского Союза во Вторую мировую войну как на Западе, так и на Востоке.

В то время для японцев тоже важно было не допустить начало войны с СССР до того момента, который они (японцы) сочли бы для себя благоприятным. Это и есть сущность так называемой стратегии «спелой хурмы». То есть японцы всегда хотели напасть на Советский Союз, но опасались. Им нужна была ситуация, когда СССР будет вовлечен в войну на Западе, ослабнет, выведет свои основные силы для того, чтобы спасать ситуацию в европейской части страны. И это позволит японцам малой кровью, как они говорили, отхватить все то, на что они нацеливались еще в 1918 году, когда совершали интервенцию.

Японская логика фактически сработала: Германия напала на Советский Союз, произошло столкновение, однако японцы так и не осуществили свои агрессивные планы. Почему?

2 июля 1941 года состоялось императорское совещание, на котором решался вопрос: что делать дальше в условиях начала войны Германии с Советским Союзом? Ударить на Север, помочь Германии и успеть захватить то, что было запланировано, то есть Дальний Восток и Восточную Сибирь? Или идти на Юг, ибо американцы, как известно, объявили эмбарго, и японцы оказались перед перспективой нефтяного голода?

ФОТО 1.jpg
Японские пехотинцы на марше в ходе наступления на Гонконг, декабрь 1941 года

Флот выступал за то, что надо идти на Юг, потому что без нефти продолжать войну Японии было бы крайне трудно. Армия, традиционно нацеленная на Советский Союз, настаивала на одном из тысячи шансов, как она это называла, — воспользоваться советско-германской войной для того, чтобы добиться своих целей в отношении СССР.

Почему не смогли? Все уже было подготовлено. Квантунская армия, которая располагалась на границе с Советским Союзом, была усилена, доведена до 750 тысяч. Был составлен график ведения войны, была определена дата — 29 августа 1941 года, когда Япония должна была вероломно ударить в спину СССР.

Но, как говорится, не случилось. Сами японцы признают это. Помешали два фактора…

Да! Почему день 29 августа был определен как крайний срок? Потому что потом осень, распутица. У Японии был опыт ведения боевых действий зимой, который окончился для нее крайне неблагоприятно.

Итак, первое — Гитлер не выполнил свое обещание осуществить блицкриг и захватить Москву через 2 — 3 месяца, как планировалось. То есть «хурма не созрела». И второе, главное, — это то, что Сталин все-таки проявил выдержку и не сократил число войск на Дальнем Востоке и в Сибири настолько, как хотели японцы. (Японцы планировали, чтобы советский вождь сократил войска на 2/3, но он уменьшил примерно на половину. И это не позволило помнившим уроки Хасана и Халхин-Гола японцам ударить Советскому Союзу в спину с Востока).

ФОТО 2.jpg
Лидеры «Большой тройки» антигитлеровской коалиции на Потсдамской конференции: премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, президент США Гарри Трумэн, председатель СНК СССР и председатель ГКО СССР Иосиф Сталин, июль — август 1945 года

Отметим, что со стороны союзников, то есть со стороны Третьего рейха, на Японию оказывалось давление. Когда Мацуоко, министр иностранных дел Японии, еще в апреле 1941 года посетил Берлин, Гитлер считал, что он легко справится с Советским Союзом и ему не потребуется помощь японцев. Он направлял японцев на юг, на Сингапур, на Малайю. Для чего? Для того, чтобы сковать там силы американцев и англичан с тем, чтобы они не использовали их в Европе.

И все же в феврале 1945 года, во время Ялтинской конференции, Сталин нарушил советско-японский пакт о нейтралитете: СССР вступил в войну с милитаристской Японией по настоятельнейшим просьбам своих союзников.

Интересный факт. На следующий день после Перл-Харбора Рузвельт обратился к Сталину с просьбой помочь в войне с Японией, открыть второй фронт на Дальнем Востоке. Естественно, Сталин тогда не мог сделать этого. Он очень вежливо объяснил, что все-таки главным противником для СССР на тот момент является Германия, дал понять, что давайте сначала Рейх разобьем, а потом вернемся к этому вопросу. И, действительно, вернулись. В 1943 году в Тегеране Сталин обещал после победы над Германией вступить в войну с Японией. И это очень воодушевило американцев. Они, кстати, перестали планировать серьезные сухопутные операции, ожидая, что эта роль будет выполнена Советским Союзом.

Но тут ситуация стала меняться, когда американцы почувствовали, что вот-вот у них появится атомная бомба. Если Рузвельт был полностью «за» второй фронт и неоднократно просил об этом Сталина, то Трумэн, придя к власти, был настроен антисоветски. Ведь именно ему принадлежит фраза, сказанная после нападения Гитлера на Советский Союз: «Пусть они как можно больше убивают друг друга…».

Но и Трумэн, став президентом, оказался в очень серьезном положении. С одной стороны, вступление Советского Союза в войну с Японией по политическим мотивам было ему крайне невыгодно, поскольку это давало Сталину право голоса при урегулировании дел в Восточной Азии. А это не только Япония. Это огромный Китай, страны Юго-Восточной Азии. С другой стороны, военные, хоть и рассчитывали на эффект атомной бомбы, но не были уверены, что японцы сдадутся. Так оно и произошло.

ФОТО 3.jpg
Солдаты Императорской армии Японии сдаются в плен. Иводзима, 5 апреля 1945 года

Стоит отметить, что дату ядерного удара по Хиросиме Сталин не знал. В Потсдаме Трумэн вне, скажем так, рамок конференции, где-то во время кофе-брейка, по согласованию с Черчиллем подошел к Сталину и сказал, что США создали бомбу огромной мощности. Сталин, к удивлению американского президента, никак не отреагировал. Трумэн с Черчиллем даже подумали, что он не понял, о чем идет речь. Но Сталин все прекрасно понял.

А вот американцы о дате вступления советской армии в войну против Японии прекрасно знали. В середине мая 1945 года Трумэн специально послал своего помощника Гопкинса в СССР, поручил послу Гарриману выяснить этот вопрос. И Сталин открыто сказал: «К 8 августа мы будем готовы приступить к действиям в Маньчжурии».

Несколько слов о Квантунской армии. Нередко политики, историки используют термин «миллионная Квантунская армия». Так ли это было на самом деле? Дело в том, что под словом «миллионная» понимается, собственно, Квантунская армия, плюс 250 тысяч военнослужащих марионеточного режима Маньчжоу-го, созданного на территории оккупированной Манчжурии, плюс несколько десятков тысяч войск монгольского князя Дэ Вана, плюс довольно сильная группировка в Корее, войска на Сахалине и на Курильских островах. Вот если все это объединить, то мы получим миллионную армию.

В связи с этим возникает вопрос: «Почему же японцы проиграли? Они ведь не самые плохие вояки?» Надо сказать, что победа СССР над Японией была высшим проявлением оперативного искусства и стратегии, которые были накоплены Советским Союзом за годы войны с гитлеровской Германией. Здесь нужно отдать должное и советскому командованию, маршалу Василевскому, который блестяще провел эту операцию. Японцы просто-напросто не успели что-либо сделать. Все было молниеносно. Это был настоящий советский блицкриг.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте