Цена победы. Женщины в Красной армии

25 Декабря 2016 // 18:25

Точной цифры женщин, участвовавших в борьбе с фашизмом во время Великой Отечественной войны, нет. Исследователи отмечают, что в разные периоды на фронте сражалось от 500 тысяч до 1 миллиона представительниц прекрасного пола. Историк, гость передачи «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы» Олег Будницкий рассказывает о том, как впервые в вооруженных силах нашей страны появились женские боевые формирования. Эфир провели Владимир Рыжков и Виталий Дымарский. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

Самое главное, что мы должны знать о женщинах в Красной армии, — это то, что служило их там достаточно много, и они сыграли весьма важную роль в разгроме фашизма. Отметим, что не только в СССР женщин призывали в армию, в других странах тоже, но только у нас представительницы прекрасного пола участвовали в боевых действиях, служили в боевых частях.

Исследователи отмечают, что в разные периоды в рядах Красной армии служило от 500 тысяч до 1 миллиона женщин. Это достаточно много. Почему женщин стали призывать в армию? Во-первых, среди представительниц прекрасного пола изначально были военнообязанные женщины: медики, прежде всего, пилоты гражданской авиации (не так уж и много, но все-таки). И вот, когда началась война, тысячи женщин на добровольных началах стали вступать в народное ополчение. Правда, их довольно быстро отправили обратно, поскольку установки — призывать женщин в армию — не было. То есть, еще раз уточним, в 1920—1930-х годах женщины в частях Красной армии не служили.

Собственно, призыв женщин в армию начался весной 1942 года. Почему именно в это время? Не хватало людей. В 1941 — начале 1942 годов советская армия понесла колоссальные потери. Кроме того, на оккупированной немцами территории находились десятки миллионов человек, среди которых — мужчины призывного возраста. И когда в начале 1942 года составили план формирования новых воинских соединений, то выяснилось, что людей не хватает.

ФОТО 1.jpg
Женщины из подразделения народного ополчения на военных занятиях, 1943 год

В чем была идея призыва женщин? В том, чтобы женщины заменили мужчин на тех позициях, где они могли их действительно заменить, а мужчины отправились в боевые части. По-советски это называлось очень просто — добровольная мобилизация женщин. То есть теоретически женщины шли в армию добровольно, на практике это было, конечно, по-разному.

Были описаны параметры, каких женщин следует призывать: возраст — 18−25 лет, образование не ниже семи классов, желательно, чтобы были комсомолками, здоровыми и так далее.

Признаться честно, статистика по женщинам, которых призывали в армию, очень скудная. Более того, долгое время она находилась под грифом секретности. Только в 1993 году удалось кое-что прояснить. Вот некоторые данные: в войсках ПВО служило около 177 тысяч женщин; в войсках местной противовоздушной обороны (ведомство НКВД) — 70 тысяч; связисток было почти 42 тысячи (это, между прочим, 12% всех войск связи в Красной армии); медиков — свыше 41 тысячи; женщин, которые служили в ВВС (в основном в качестве вспомогательного персонала) — свыше 40 тысяч; 28,5 тысяч женщин — это повара; почти 19 тысяч — водители; в ВМФ служила почти 21 тысяча; в ЖДВ — 7,5 тысяч и около 30 тысяч женщин несли службу в самых разных ипостасях: скажем, от библиотекарей, например, до снайперов, командиров танков, разведчиц, летчиков, военных пилотов и так далее (о них, кстати говоря, больше всего и написано, и известно).

Надо сказать, что мобилизация женщин проходила через комсомол (в отличие от призывников мужского пола, которые числились на учете в военкоматах). Но, конечно, призывали не только комсомолок: их бы просто не хватило.

Что касается организации быта женщин в армии, то каких-то сверхновых решений предпринято не было. Постепенно (не сразу) их обеспечили формой, обувью, какими-то предметами женского туалета. Жили все вместе: и простые крестьянские девушки, «многие из которых стремились как можно скорее забеременеть и отправиться домой живыми», и интеллектуалки, которые читали Шатобриана перед сном и сожалели, что книги французского писателя в оригинале никак не достать.

ФОТО 2.jpg
Советские летчицы обсуждают прошедший боевой вылет, 1942 год

Нельзя не сказать о мотивах, которыми руководствовались женщины, когда шли на службу. Мы уже упоминали о том, что мобилизация считалась добровольной. Действительно, многие женщины сами рвались в армию, досадовали, что не попали в боевые части. Например, Елена Ржевская, известная писательница, жена поэта Павла Когана, еще до призыва, в 1941 году, оставив дочь родителям мужа, добилась того, что ее взяли на фронт переводчицей. И Елена прошла всю войну, вплоть до штурма Берлина, где она участвовала в поисках Гитлера, в проведении опознания и расследовании обстоятельств его самоубийства.


Другой пример — штурман эскадрильи Галина Джунковская, впоследствии Герой Советского Союза. В детстве Галина умудрилась засунуть себе в ухо вишневую косточку, поэтому на одно ухо она не слышала. По медицинским показаниям ее не должны были взять в армию, но она настояла. Доблестно служила всю войну, была ранена.

Однако другая половина женщин оказалась на службе, что называется, под давлением. В документах политических органов жалоб на нарушение принципа добровольности масса.

Коснемся довольно щепетильного вопроса — вопроса интимных отношений. Известно, что за время войны немцы создали целую сеть военно-полевых борделей, большая часть из которых располагалась на Восточном фронте. По идеологическим соображениям в Красной армии ничего подобного быть не могло. Однако оторванные от своих семей советские офицеры и солдаты все-таки заводили так называемых походно-полевых жен из числа женщин-военнослужащих. Даже некоторые представители высшего командования имели подобных сожительниц. Например, маршалы Жуков, Ерёменко, Конев. Двое последних, кстати, во время войны на своих боевых подругах женились. То есть бывало по-разному: и романтические отношения, и любовь, и принуждение к сожительству.

ФОТО 3.jpg
Советские женщины-партизанки

В данном контексте лучше всего процитировать письмо Елены Дейчман, медсестры, студентки Московского института философии, литературы и истории, которая добровольцем пошла в армию еще до призыва. Вот что она пишет своему отцу в лагерь в начале 1944 года: «Большинство девушек — и среди них есть хорошие люди и работники — вышли здесь в части замуж за офицеров, которые живут с ними и заботятся о них, и все-таки, это временные, непостоянные и непрочные браки, т. к. каждый из них имеет дома семью и детей и не собирается их бросать; просто трудно жить человеку на фронте без ласки и одиноко. Я в этом отношении исключение, и за это, я чувствую, меня особенно уважают и отличают». И продолжает: «Многие мужчины здесь говорят, что после войны они не подойдут и разговаривать с военной девушкой. Если у нее есть медали, то они, мол, знают за какие «боевые заслуги» медаль получена. Очень тяжело сознавать, что многие девушки заслужили своим поведением такое отношение. В частях, на войне, нам надо быть особенно строгими к себе. Мне не в чем упрекнуть себя, но иногда я с тяжелым сердцем думаю, что может быть кто-нибудь, кто не знал меня здесь, увидев меня в гимнастерке с медалью, обо мне также скажет с двусмысленным смехом».


Что касается беременности, то эта тема воспринималась в армии как вполне нормальное явление. Уже в сентябре 1942 года было принято специальное постановление о снабжении беременных женщин-военнослужащих всем (по возможности, конечно) необходимым. То есть все прекрасно понимали, что стране нужны люди, надо как-то замещать все эти гигантские потери. Кстати, за первое послевоенное десятилетие вне брака родилось 8 миллионов детей. И это был выбор женщин.

Есть один очень любопытный, но в то же время трагический сюжет, связанный с этой темой. В знаменитом Таманском гвардейском авиаполку служила Вера Белик, штурман. Она вышла замуж за летчика из соседнего полка и забеременела. И вот перед ней встал выбор: или закончить воевать, или со своими боевыми подругами идти дальше. И она сделала аборт (аборты, конечно, были запрещены в СССР, но, в общем, во время войны на это смотрели сквозь пальцы) втайне от мужа. Была страшная ссора. А в одном из последующих боевых вылетов Вера Белик погибла вместе с Татьяной Макаровой. Летчицы сгорели заживо.

ФОТО 4.jpg
«Леди Смерть», снайпер Людмила Павличенко, 1942 год

Говоря о мобилизации женщин в Красную армию, невольно возникает вопрос: удалось ли руководству страны решить поставленные задачи? Да, конечно. Только подумайте: за подвиги в годы Великой Отечественной войны около ста женщин были удостоены звания Героя Советского Союза (в основном это были летчицы и снайперы). К сожалению, большинство из них посмертно… Вместе с тем нельзя забывать о женщинах-партизанках, подпольщицах, медиках, разведчицах, о тех, кто не получил большой награды, но совершил настоящий подвиг — прошел войну и внес свой вклад в победу.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте