Битва при Форново и начало Итальянских войн

Владимир Шишов
22 Марта 2018 // 17:20

В разгар лета 1495 года армия короля Карла VIII встретилась с силами Венецианской лиги у местечка Форново в Северной Италии. Враги французов обладали тройным численным превосходством и жаждали уничтожить французскую армию, причинившую столько зла итальянцам. Здесь должен был закончиться поход короля в Италию, ведь до французской границы было ещё далеко, а противник обладал решительным перевесом в силах. О военном деле Возрождения, покорении Карлом VIII половины Италии и влиянии погоды на исход целой кампании – в нашем новом материале.

Неапольский поход

В конце XV века Апеннинский полуостров был разделён на десятки крупных и мелких владений, во главе с суверенными (по крайней мере формально) правителями. На юге Италии раскинулось обширное Неаполитанское королевство. В Неаполе давно соперничали две партии и две династии: Арагонская (испанская) и Анжуйская (французская), чем и воспользовался французский король Карл VIII, предъявивший права на Неаполь. Сам король, впрочем, не столько мечтал о неаполитанской короне, сколько видел в ней базу для своих блестящих свершений — прежде всего нового крестового похода против турок.

Рис.1.png
Маршрут короля Карла VIII в кампании 1494 — 1495 гг.

В августе 1494 года огромная французская армия (ок. 30 тысяч человек) покинула Вьен. Французский король сумел всячески обезопасить своё предприятие, обеспечив нейтралитет главных противников Франции как в Европе, так и в регионе. Противники короля быстро поняли какую ошибку совершили: первоклассная французская артиллерия всего за несколько часов рушила средневековые стены итальянских городов, а наёмники короля устраивали резню и погромы. 17 ноября была взята Флоренция, 30 декабря без сопротивления был занят Рим. 22 февраля 1495 года главная цель похода — Неаполь — была достигнута.

Венецианская лига

Однако расслабляться было рано — впечатляющие успехи французской военной машины, которая столь стремительно прошла Италию, вызвали беспокойство всех крупных держав в регионе. 31 марта 1495 года была сформирована Венецианская лига, в которую вошли Венеция, Милан, Папа, Испания и Максимилиан Германский. Сразу же началось формирование армии для войны с французами. Богатые итальянские государства (прежде всего сама Венеция) сумели собрать впечатляющие силы: только для битвы при Форново было сосредоточено около 30 тысяч солдат, а другие формирования были расквартированы по гарнизонам или на менее значимых направлениях.

Рис.2.jpg
Франческо II Гонзага

Командующим полевой армии был назначен кондотьер Франческо Гонзага. Он был маркизом Мантуи — небольшого владения в Северной Италии. Мантуя была бедной страной, так что её правители традиционно нанимались крупными итальянскими государствами в своих интересах. В помощь маркизу был назначен его дядя Рудольфо — опытный воин и командир. Сам Гонзага-младший так отзывался о своей армии: «Это прекраснейшая и мощнейшая армия в Италии за долгое время».

Марш домой

Формирование антифранцузской Венецианской лиги было неожиданностью для короля Карла VIII. Его положение в Италии стало шатким — могучие противники могли перерезать дорогу во Францию, заперев короля на юге Апеннин. Теперь непрошенному гостю было уже не до крестового похода — суметь бы вернуться домой.

20 мая 1495 года Карл VIII c примерно десятитысячным войском (треть от тех сил, с которыми он пришёл в Италию) покинул Неаполь. На юге Италии в замках и городах король оставил около пяти тысяч солдат, которые должны были удержать регион под контролем до его возвращения. Для остальных французских солдат начался марш на север. Перехватив стратегическую инициативу, Карл прошёл всю Центральную Италию и добрался до Пизы (20 июня 1495), где для защиты города и окрестных крепостей ему пришлось оставить часть сил. А дальше идти было только сложнее: владения главных противников французов Милана и Венеции были совсем рядом, и Лига уже успела собрать против короля внушительную армию.

Рис.3.png
Сближение армий к Форново

Для возвращения домой король выбрал путь по территории Миланского герцогства, вдоль притока реки По — Таро. Преодолев горный перевал Киза, французы вышли к местечку Форново, находящемуся на пути к Парме. Здесь их уже поджидали войска Лиги.

Первые числа июля прошли в переговорах — король пытался добиться свободного прохода для своей армии, однако договориться так и не удалось — Лига, по мнению Карла, требовала от него слишком много, ну, а сами лигисты опирались на своё превосходство в силах, желая навязать как можно более тяжёлые условия перемирия. Сражение стало неизбежным.

Армия Карла VIII. Состав и организация

Основой французской армии в конце XV века оставалась тяжелая ударная кавалерия с рыцарским вооружением, действующая по-рыцарски. Теперь эти всадники уже полностью защищены стальным доспехом и вооружены тяжёлым копьём, удар которого было невозможно сдержать. Жандармы с конницей поддержки были сведены в копья, в которые, помимо условного рыцаря, входили конные лучники, оруженосец и пажи. Из копий формировались роты королевского ордонанса. Лёгкая конница была представлена совсем небольшими контингентами, единственной задачей которых было ведение разведки и поддержание контакта с противником.

Рис.4.jpg
Рыцари и стрелок. Конец XV века

XV век — эпоха начала возрождения пехоты в Европе. Этот процесс не миновал и Французское королевство, несмотря на то, что пехотные традиции в стране были слабы. Из собственно французов формировались отряды лёгкой пехоты, арбалетчиков и копейщиков, которые дополнительно усиливали наёмными бандами из соседних стран, в том числе, конечно же, швейцарцами, победы которых над могучим Карлом Бургундским убедили европейских монархов в силе натиска колонн пикинеров. Пехота кроме швейцарцев не имела серьёзного защитного вооружения и всё ещё играла второстепенную роль на поле сражения.

Артиллерия французского короля была самой передовой в то время: организация и материальная часть у французов была неизмеримо выше чем у соседей — сказывался труд предшественников короля Карла VIII и наследие бургундского герцога. Именно передовая артиллерия стала причиной шокирующих успехов французского короля во время вторжения в Италию. Средневековые стены городов и крепостей не выдерживали огня осадной артиллерии, так что всего за одну кампанию Карл VIII прошёл весь полуостров вдоль и поперёк.

Рис.5.jpg
Артиллерия Карла VIII

Но если осадная артиллерия позволила достичь впечатляющих результатов, то с полевыми орудиями дело обстояло сложнее: в поле пушки были не столь эффективны, требуя искусного расположения и удачного применения. А если к этому добавить ненадёжность агрегатов и чувствительность к погодным условиям, то получаем грозное, но малополезное во встречном бою оружие.

Военное дело Италии

Итальянские государства постоянно воевали друг с другом, используя последние достижения местной военной мысли. Впрочем, итальянцы не зацикливались на локальных особенностях и были хорошо осведомлены о происходящем на севере и Балканах. Сильнейшей армией считалась венецианская — она обладала наибольшими ресурсами и лучшей организацией, самой многочисленной была неаполитанская армия, но её качество и структура были далеки от идеала. Войска республик и королевств дополняли отряды кондотты, охотно нанимаемые местными правителями. Помимо наёмных пехотинцев, итальянские правители содержали постоянные отряды элитной пехоты «провизионати».

Как и во Франции низшей организационной единицей у итальянцев было копьё из трёх или пяти бойцов. Значительной частью венецианской армии были страдиоты — легкие всадники, набираемые из греков, албанцев и славян на Балканах и в греческих колониях в Италии. Страдиоты вооружались лёгким копьём, мечом или саблей, изредка имели луки. Не обладая серьёзным защитным вооружением, страдиоты не могли сражаться с жандармерией на равных, но были отличными разведчиками, частями прикрытия и рейдерами.

Рис.6.png
Лёгкие венецианские войска, конец XV века

Если армейская организация передовых государств Италии стояла выше французской, то с артиллерией дело обстояло совсем наоборот. В Италии артиллерия во многом сохраняла архаичную цеховую организацию, заметно отставая от передовой французской. Гонка вооружений требовала огромных экономических и научных ресурсов, прямого государственного контроля, чем в Италии зачастую пренебрегали.

В тактике и стратегии итальянцы, вопреки распространённому мнению о бескровности и, следовательно, безынтересности в военном искусстве итальянских междоусобиц, применили целый ряд нововведений. Например, в Италии впервые в Западной Европе стали использовать временные подвижные лагеря-базы, а после для защиты и атаки таких лагерей были созданы специальные штурмовые отряды. Венецианцы были первыми на западе, кто применил и развил тактику лёгкой конницы.

Кроме того, итальянские войска были отлично экипированы — всё-таки Италия (особенно северная) была настоящей кузницей Европы, изготавливая доспехи для всей Европы.

Начало сражения

В ночь перед битвой (с 5 на 6 июля) прошёл сильный дождь — уровень воды в реке Таро поднялся, а порох у французских артиллеристов намок. Вести сражение предстояло в узком дефиле, разделённом рекой Таро, переход через которую был сильно осложнён дождями. С севера и юга поле сражения прикрывали горы. Французы, несмотря на ливень, сумели переправиться через Таро, и теперь Гонзага должен был атаковать через реку. Передовым корпусом он планировал отвлечь мощный французский авангард, в то время как остальные силы под командованием его дяди Франческо набросятся на центр. В тыл французам был послан отряд страдиотов.

Рис.7.jpg
Общая схема сражения

Около полудня 6 июля 1485 года войска Лиги начали атаку. Несомненный успех им удалось одержать лишь во французском тылу, атакуя вражеский обоз. Центр короля был остановлен, а вектор главной атаки Гонзага перенёс на авангард, который, впрочем, спокойно отбил атаки войск Лиги и заставил миланцев и немцев вернуться на исходные позиции на другом берегу Таро. Но Гонзага даже и не собирался отступать: он ввёл в сражение новые силы и снова отправил войска на другой берег.

Бой в центре

Во время второй атаки войска Лиги ударили во фланг центральному корпусу французов. Здесь завязалась ожесточённая драка с участием самого Карла VIII и командующих Лиги, где погиб Рудольфо Гонзага — опытный командир, дядя Франческо. Атака Лиги снова провалилась — в лобовом столкновении французские всадники одержали верх и заставили противника искать отступления на другой берег Таро. Ситуацию усугубило то, что вслед за ударной конницей Лиги на французский берег реки переправилась пехота, которая должна была помочь всадникам. Когда пехотинцы преодолели бурные воды Таро помогать было уже некому. Одна часть сил тут же начала отходить обратно, другая же часть попала под удар французских всадников.

Рис.8.png
Ударная кавалерия венецианцев переправляется через Таро

Казалось бы, что французам в сражении сопутствовала удача, однако в ходе сражения обоз армии Карла VIII был взят неприятелем и разграблен: войскам Лиги досталось множество драгоценностей, включая личные штандарты Карла, его церемониальное оружие и шлем, украшенные драгоценностями. Небывалый ажиотаж среди солдат вызвала книга, найденная в шатре короля. По сообщению современника, в ней «содержались изображения его нагих многочисленных любовниц… которых он из-за похоти и болезненного сладострастия имел в каждом городе; эти рисунки он хранил при себе как воспоминание о них».

Кроме разнообразных сокровищ, были захвачены палатки и провиант французской армии, что в перспективе могло тяжело сказаться на её положении. Впрочем, дела могли пойти ещё хуже, и сам Карл VIII едва не был захвачен в плен: в один момент на короля наткнулся отряд отступающих миланских рыцарей. По стечению обстоятельств король оказался только с одним пажом, и какое-то время монарх бился с несколькими рыцарями пока не подоспели рыцари из свиты короля. Разумеется, стоило войскам Лиги захватить короля в плен, как исход кампании мог статьи совсем иным.

Отступление и мир

Так или иначе к концу дня противники оказались на противоположных берегах Таро, вода в которой всё продолжала подниматься. Несмотря на мольбы некоторых командиров, о продолжении боя не могло идти и речи. Армия Венецианской лиги, имея в районе Форново тройное превосходство в силах, не сумела перемолоть французскую армию. Начались новые переговоры.

Рис.9.jpg
Швейцарцы отражают атаку миланских рыцарей

Прямо во время переговоров королю с армией удалось ускользнуть из-под носа венецианцев. Форсированным маршем (200 км за 8 дней) король добрался до Асти, не имея достаточного количества еды и воды. 24 сентября 1495 года между Францией и Лигой было заключено перемирие, 28 октября войска уже вступили во французский Гренобль, а 7 ноября вернулась в Лион, откуда начали свой поход.

Итоги сражения

Едва закончилась битва при Форново, как обе стороны поспешили присвоить себе победу. Если победу и можно присудить войскам Лиги, то досталась она им дорогой ценой. На поле сражения осталось лежать более 2000 человек, в том числе 400 тяжеловооружённых всадников. Французы потеряли чуть более 1000 человек (140 кавалеристов). Кроме того, в бою пал Рудольфо Гонзага опытный и талантливый полководец Лиги, дядя командующего. С другой стороны, лигистам достался французский обоз, и армия противника была вынуждена нести высокие маршевые потери из-за отсутствия провианта.

В военном искусстве и политике

Форново остаётся примечательным сражением времён перехода от средневековых армий к армиям Нового времени. Ни артиллерия, ни пищальщики не сыграли сколько-нибудь заметной роли в сражении, однако удачное комбинирование новых (колонна швейцарцев во французском авангарде сумела не только удержаться, но и опрокинуть миланцев) и старых (атака ударной конницы в центре) элементов военного искусства помогли французам отбросить неприятеля. А столь удачное применение страдиотов на коммуникациях французов и при атаке лагеря (что, впрочем, сыграло злую шутку — страдиоты не поддержали общую атаку Лиги, чем возможно решили исход боя) побудило французских королей создать в своей армии подобные части лёгкой конницы.

Рис.10.jpg
Обе стороны заявили о победе. Мадонна делла Виттория, заказанная Гонзагой после битвы при Форново

Политическая и военная раздробленность Италии ярко проявились в ходе Неаполитанского похода Карла VIII. Несмотря на то, что король был принужден покинуть полуостров, Италия вскоре стала ареной борьбы сильнейших государств Европы: Франции и Испании. Неспособность итальянцев объединить усилия в борьбе с внешним врагом обернулась прямой или косвенной зависимостью итальянских земель от сильных мира сего, отсрочив процесс объединения Италии на три с половиной века.

Для Франции же поход в Италию обернулся не только экономическим коллапсом, но и распространением культурных достижений Ренессанса, новым возрожденческим мышлением и… сифилисом, который французские солдаты принесли с Апеннин. Заболевание даже прозвали «Неапольской болезнью». Три века спустя Вольтер иронично писал на этот счёт: «Когда французы сдуру пошли войной в Италию, то без труда получили Геную, Неаполь и сифилис. Затем их отовсюду выгнали, отобрали Геную и Неаполь, но они утратили не всё: сифилис остался с ними».

В январе 1497 года пала последняя крепость французов на юге Италии, через год от кровоизлияния в мозг умер предводитель Неаполитанского похода Карл VIII, но мир в Италию это не принесло. Пламя войны только разгоралось и очень скоро всё новые и новые войны обрушатся на эти земли. Но это уже другая история.

Печать Сохранить в PDF

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте