«Полки северян исчезали как снег, падающий на теплую землю»

Владимир Шишов
21 Декабря 2017 // 19:00

В середине ноября 1862 года Потомакская армия северян вышла к реке Раппаханок - единственному серьезному препятствию на пути янки к столице Конфедерации. У городка Фредериксберг армия Северной Виргинии генерала Ли преградила дорогу северянам, готовясь дать сражение. На стороне Союза было превосходство в силах, артиллерии, лучшее снабжение и вооружение, но у южан был генерал Ли - «король Артура» Юга. О том что значит клич «Faugh-a-Ballagh», сколько нужно времени, чтобы переправиться через реку, и как простая каменная ограда может стать настоящей твердыней в нашем новом материале.

Дорога на Ричмонд

После битвы при Энтингеме (17 сентября 1862) — первой значительной победы северян в войне после целой череды неудач — армии конфедератов, несмотря на потери (более 10 тысяч солдат), удалось уйти в Виргинию, избежав полного разгрома. Но на пятки Северо-виргинской армии наступала армия Союза под командованием Эмброуза Бернсайда. Новоиспеченный командующий планировал в кратчайшие сроки атаковать столицу Конфедерации Ричмонд и закончить войну. Однако на пути северян стало препятствие: река Раппаханок, для переправы через которую требовались понтоны и плавсредства.

Рис.1.png
Зимняя кампания 1862

И хотя армия севера подошла к Раппаханоку уже 17 ноября, первые понтоны прибыли только 25 ноября, когда южане уже заняли позиции на другом берегу. Тогда Бернсайд еще мог решительным ударом разгромить и отбросить конфедератов, но командующий предпочел выждать подхода новых плавсредств. Бернсайд все продолжал грезить о Ричмонде, не понимая, что его настоящая цель — армия Ли. Генерал южан знал о намерениях янки, но где именно будет переправляться Бернсайд со своей 150-тысячной армией было непонятно. Ли решил раскинуть своеобразную ловушку, заняв позиции к западу от Фредериксберга, в городе остались лишь небольшие отряды.

Переправа и атака города

Переправа через Раппаханок началась только 11 декабря 1862 года — спустя три недели после подхода Потомакской армии к Раппоханоку. И хотя сил южан в городе было недостаточно, чтобы противостоять 150-тысячной армии севера (для прикрытия города была оставлена бригада силой всего 1600 человек), стрелкам конфедерации удалось задержать наступление противника аж на целые сутки. Едва инженеры Союза приближались к реке и начинали наводить мосты, как тут же с другого берега реки открывали меткий, даже несмотря на туман, огонь из своих винтовок. Дошло до того, что инженеры отказались приближаться к понтонам, пока огонь с противоположного берега не будет подавлен.

Рис.2.png
Командующие А. Бернсайд и Р. Э. Ли

Тогда Бернсайд приказал орудиям, расположенных на высотах, начать обстрел города с целью выбить оттуда неприятеля. 150 орудий выпустили более 10 000 снарядов, но своей цели так и не добились. Город загорелся, пострадали неэвакуированные жители, но как только северяне предприняли еще одну попытку навести мосты, с другого берега открыли действенный огонь. Только переправа на другой берег отряда добровольцев и их энергичные действия по занятию плацдарма в Фредериксберге, позволили начать переправу вечером 10 декабря.

Весь вечер городе и ближайших окрестностях шел бой, федеральные войска буквально сражались за каждый дом. К концу дня упорных городских боев, северянам удалось занять большую часть города — ночью конфедераты отступили на высоты Мэри под прикрытие своих батарей.

Рис.3.jpg
Переправа северян через Раппаханок. На другой стороне реки виднеется горящий Фредериксберг

Весь день 12 декабря северяне были заняты переправой на другой берег и укреплением позиций в городе. Все что плохо лежало было разграблено, чтобы согреться солдаты жгли мебель, и к вечеру Фредериксберг превратился в пепелище. Командованию северян потребовалось время, чтобы восстановить порядок. Общую атаку Бернсайд назначил на следующий день 13 декабря. Все это время южане укрепляли свои позиции, размещали артиллерию, накапливали резервы. Ли ждал атаки противника.

Сражение

Утро 13 декабря началось не с кофе: занятые накануне северянами позиции в городе, подверглись обстрелу артиллерией конфедератов: командиры батарей еще вечером наметили цели и били прямо сквозь туман.

К западу от Фредериксберга находились высоты Мэри, где была сосредоточена большая часть армии южан. Ли тщательно подготовил позиции для обороны, усилив природные укрепления, укреплениями рукотворными. Для северян ситуация усугублялась тем, что их артиллерия, размещенная на холмах на другой стороне реки, не добивала до позиций северян. Янки были вынуждены атаковать раньше времени, без надлежащей разведки и артподготовки. Штаб был уверен в решительном превосходстве северян как в силах, так и в средствах, но на деле Ли уже успел стянуть под Фредериксберг около 70 тысяч солдат, так что превосходство в людях не было подавляющим.

Рис.4.png
Схема битвы при Фредериксберге

Тем не менее, несмотря на то что момент для внезапной атаки был упущен, а солдатам пришлось идти на ощетинившиеся ружьями холмы и высоты, Бернсайд не стал отменять атаку. С другой стороны, он отправил солдат атаковать позиции конфедератов в лоб, не уделяя должного внимания не только обходу позиций Ли, но даже выполнению своих приказов.

Первая атака северян в центре началась около полудня. Солдаты вышли из города и быстрым маршем двинулись на позиции конфедератов. Стройные линии пехотинцев поддерживались в порядке офицерами. Дорога была непростой: к западу от города начинались сады, затем шел глубокий канал (9 метров шириной, 2 глубиной), а после начиналось небольшое поле. Внешне позиции южн выглядели спокойно и даже безлюдно, но стоило первым полкам федералов подойти на расстояние верного выстрела, как грянули первые залпы южан и поле мгновенно покрылось трупами и ранеными.

Рис.5.jpg
Пехота южан отражает атаку янки. Справа кадр из к/ф «Боги и генералы»

Дело в том, что на пути у северян была настоящая стена: невысокая каменная ограда дороги послужила отличным прикрытием для пехоты южан. Первые линии янки были просто сметены прицельным ружейным огнем. Очевидец писал: «…раздается оглушительный гром ружей, и 4 000 пуль летят навстречу плотной массе движущихся им навстречу солдат. И этот залп не единственный, хотя уже он один принес ужасные потери, за ним следуют другие и не остается больше ни одного живого солдата, который мог бы выстрелить в ответ».

Бернсайд, видя что первая атака отражена, приказал Хукеру (комдиву, атаковавшему высоты Мэри) усилить напор на вражеский центр. Последовала следующая атака. И снова поле покрылось трупами северян, а бригады и полки были разметаны огнем и отброшены. Вот как описывает атаку высот Мэри один из участников:

«…В течение часа мы лежали в грязи, чтобы избежать попаданий снарядов, которые «кричали» и грохотали над нашими головами. Атака за атакой [велись] с той же безрассудной отвагой, что в первой половине дня. Снова и снова синие линии были отброшены с потерями. Склон был густо покрыт падшими, многие из которых были мертвы, другие были ранены и не в состоянии покинуть поле боя.

В разгар всей этой путаницы в нашей бригаде горнисты заиграли «В атаку!». В то же мгновение люди были на ногах, ускоренным маршем мы миновали сады, заборы и глубокий ров. Воздух был наполнен свинцом. Мы бежали на вершину, склон которой был усеян телами и полит кровью наших храбрых товарищей. Выше нас, и почти в пределах видимости была линия повстанцев, а над ними била артиллерия. Абсолютная невозможность взятия повстанческих позиций проявилась каждому человеку в полку, но мы построились и дали залп по противнику, а они по нам. Земля тут же покрылась винтовками, одеялами, рюкзаками, сухарками и флягами, наши товарищи валились вокруг нас».

Прочь с дороги!

Во время битвы при Фредериксберге произошло одно из самых драматичных событий Гражданской войны, известное как Атака Ирландской бригады.

Среди подразделений армии Союза Ирландская бригада занимает особое место: под знаменами бригады сражались американские ирландцы, чьи предки были вынуждены бежать из Ирландии, находившейся под английским владычеством. Сочетая дисциплину и отвагу с ненавистью к Англии и ее пособникам (к числу которых относили и Конфедерацию, надо сказать, довольно обосновано), с молодым и талантливым командиром во главе, ирландцы были настоящей элитой федеральной армии.

Рис.6.jpg
Ирландцы в атаке

Отчаявшись прорвать оборону южан, Хукер бросает в атаку Ирландскую бригаду, насчитывавшую всего 1200 человек (штатная численность одного полка). С распущенными знаменами с изображением ирландской арфы и веточками самшита в фуражках, ирландцы двинулись на позиции южан. Маршируя во весь рост, солдаты кричали «Faugh-a-Ballagh» (Прочь с дороги! — боевой клич ирландцев в войнах с англичанами) Невзирая на убийственный огонь, бригада продолжала наступать, пока потери не достигли половины численного состава бригады. 545 человек из 1200 остались лежать у высот Мэри. Южане были поражены невероятной стойкостью и безрассудной отвагой ирландцев.

Раз за разом атаки северян разбивались о позиции южан на высотах Мэри, и к 19:00 стало ясно, что сражение здесь было совершенно проиграно. Но что же происходило в этом время на другом фланге?

«Каменная стена». Снова

И если на севере, камнем преткновения северян стала настоящая каменная стена (пусть и невысокая), то на юге атаку левой гранд-дивизии остановила другая «Каменная стена» — живая. Позиции на юге занимали войска Томаса Джексона, вошедшего в историю как «Каменная стена» (Stonewall). Атаку здесь возглавил генерал Мид (Meade), чье соединение входило в левую гранд-дивизию. Первоначально северянам даже сопутствовала удача: бригаде Мида удалось застать первую линию южан врасплох и даже вклиниться в оборону Джексона. Виной всему был генерал Хилл, который допустил появление бреши в позициях собственной бригады, что едва не привело к самым тяжелым последствиям.

Но «Каменная стена» не терял самообладания и хладнокровно подтягивал резервы на угрожаемый участок. Мид как мог просил помощи у командования, но комдив Франклин был слишком занят обеспечением тылов и путей отступления армии, так что своевременной поддержки Мид не получил: генерал Гиббон, который должен был с самого начала поддержать атаку Мида своей бригадой, отказался от атаки, стоило артиллерии южан сделать несколько залпов по его войскам.

Рис.7.png
Артиллеристы южан

Мид вынужден был начать отход — его солдаты были утомлены боем, да и боеприпасы стремительно подходили к концу. Уже после отступления Мида, северяне произвели еще несколько локальных атак на этом направлении (когда Франклин наконец-то очнулся и решил поддержать прорыв), но безуспешно: Джексон привел солдат в чувства, укрепил позиции и спокойно выдержал все последующие атаки. Именно здесь южане понесли самые тяжелые потери — более 3 500 человек (4 200 северян остались лежать рядом), что составило подавляющую часть потерь южан 13 декабря.

Рис.8.jpg
«Ангел высот Мэри» — Ричард Р. Киркленд южанин, помогавший раненым северянам, оставшихся лежать под Фредериксбергом

Провал наступления Франклина совершенно ясно обозначил полное поражение северян: нигде позиции Ли не были прорваны или поколеблены сколько-нибудь серьезно (разве что прорыв Мида мог создать настоящую угрозу южанам), а на поле боя остались лежать тысячи убитых и раненых северян. Бернсайд был шокирован произошедшим, но, тем не менее, предложил генералам произвести еще одну общую атаку — генералитет встретил предложение гробовым молчанием, так что на этом бой был окончен.

После сражения

Весь следующий день (14 декабря) Ли напряженно ожидал новой атаки северян. Конечно, накануне они получили серьезную оплеуху, но о реальной численности северян можно было догадываться. Бернсайд же пребывал в некотором оцепенении после этой страшной бойни. Наконец, он предложил Ли перемирие, чтобы оказать помощь раненым и похоронить павших, а затем незаметно для южан покинул Фредериксберг и вернулся на исходные позиции на другой стороне Раппаханока. Сражение при Фредериксберге закончилось.

Рис.9.jpg
Генерал Ли и ночное сияние. Ночью после битвы на небе наблюдалось невиданное сияние

Бернсайд, впрочем, сразу же предложил организовать зимнее наступление на Ричмонд, но войска были слишком утомлены и подавлены, чтобы двигаться немедленно. Ли снова добыл победу для Юга, остановив наступление на столицу. Войска Союза не досчитались около 13 000 тысяч человек (по некоторым оценкам потери и вовсе могли составить 20 000 солдат), конфедераты — примерно 5 500. А главное от разорения были спасены южные районы Конфедерации и устранена угроза Ричмонду (по крайней мере, на какое-то время).

Фредериксбергская операция ясно продемонстрировала, что, несмотря на всю экономическую мощь и ресурсную и промышленную базу, северяне еще не обладали подавляющим превосходством в силах, чтобы вести войну, не считаясь с потерями и не обращая внимания на действия противника. Уровень подготовки командиров армии Конфедерации (как, впрочем, и простых солдат) оказался на более высоком уровне, чем в войсках Союза, а генерал Ли одержал одну из своих самых блестящих побед.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 2

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Герман Фролов 25.12.2017 | 10:5610:56

Просто северяне в начале кампании недооценили силы и намерения противника и полагались на техническое и численное превосходства Севера. После получения чувствительных поражений северяне серьезнее подошли к делу и в конечном счете одержали победу. Положительным результатом гражданской

Герман Фролов 25.12.2017 | 10:5910:59

Положительным результатом гражданской войны явился тот факт, что американцы осознали глупость и противоестественность гражданских войн, сразу после войны организовали примирение бывших противников и больше никогда не имели таких внутренних междоусобиц в отличие от России, которая до сих пор не может отойти от революции и гражданской войны 1917-1920 гг.