Величие полководца. Молодые годы Евгения Савойского

Владимир Шишов
28 Сентября 2017 // 13:45

Евгений Савойский является одной из самых ярких фигур начала XVIII века. Сын аристократа принца Савойского и племянницы всесильного Мазарини, он с детства приготовлялся к духовному званию, в то время как ему было суждено стать самым грозным врагом короля-Солнца. Начав свою службу в имперской армии, когда ему едва минуло 20 лет, Евгений быстро выдвинулся в ряд виднейших полководцев Австрии, а затем и всей Европы. После ряда крупных побед над турками, принц Савойский оказался единственным австрийским полководцем, способного на равных бороться с французскими маршалами. Его яркая жизнь и головокружительная карьера, полны были, в то же время, драматических разочарований и горьких поражений. О самом великом австрийском полководце, чья жизнь стала образцом для подражания следующих поколений.

Принц без королевства

Евгений Савойский родился 18 октября 1663 года в семье выдающегося государственного и военного деятеля Франции, представителя Савойского дома, Эжена-Мориса Савойского-Каринтского. Он был влиятельным лицом при дворе и занимал пост губернатора Шампани. Матерью Евгения была Олимпия Манчини — племянница всесильного кардинала Мазарини. Мальчика с детства готовили к духовному званию, ведь в семье было множество влиятельных клириков, но юного Евгения манила военная стезя. Он хотел быть похожим на своего отца — героя двух войн и борца с Фрондой.

Рис.1.png
Генеалогическое древо Евгения Савойского

Едва Евгению исполнилось десять лет, как умер Эжен-Морис, и в жизни мальчика наступила черная полоса. Попав в немилость при дворе, из Парижа была вынуждена уехать его мать, а маленький принц остался в столице с крошечным пансионом. Евгений попытался было поступить на военную службу, но Людовик XIV, видя слабое телосложение ребенка, отказал в его просьбе и постановил продолжать духовное образование.

Принц Савойский был не из тех, кто спокойно смиряется с невзгодами, даже если их причиной был сам король-Солнце. Будущий полководец твердо решил пойти по стопам отца, не останавливаясь ни перед чем. Вскоре ему представился счастливый случай начать военную карьеру.

Великая Турецкая

В 1683 году над австрийской монархией нависла страшная угроза: турецкий султан Мехмед II решил раз и навсегда покончить с «неверными», предав Вену огню, для чего собрал огромную для того времени армию: около 200 тысяч воинов (и еще столько же нестроевых). Германский император Леопольд I спешно искал союзников по всей Европе, призывая всех сочувствующих встать под его знамена. Призыв императора нашел отклик даже среди заклятых врагов Габсбургов — французов. Сотни дворян отправились на войну с турками, поступая на службу в австрийскую армию. Вот и двадцатилетний Евгений решил попытать счастье в борьбе за общехристианское дело, тем более, что в Венгрии уже находился его двоюродный брат Людвиг-Вильгельм. Юноша был тепло принят императором и отправлен в действующую армию.

Рис.2.jpg
Мохачская битва 1687 года. На переднем плане Людвиг-Вильгельм брат Евгения Савойского

На полях турецкой войны молодой аристократ быстро стяжал славу — меньше чем через полгода он был произведен в полковники, а 1686 году, после двух лет постоянных боев, где он со своим полком неизменно бывал первым, он получил свой первый генеральский чин. И это в двадцать три года! Его смелые и дерзкие предприятия разнесли славу о молодом даровании по всей Европе. Военный министр Лувлуа — видный сподвижник Людовика XIV (и по совместительству главный недруг Савойских при дворе) якобы сказал, прослышав об успехах Евгения: «Никогда не возвратится он во Францию!». Евгений по преданию пообещал непременно вернуться, но уже с оружием в руках. И очень скоро у него появилась такая возможность.

В Италию!

Дело в том, что в 1688 году, когда война с Турцией была еще в разгаре, Австрии пришлось вступить в еще одну войну. Дело в том, что Людовик XIV решил воспользоваться политической и династической ситуацией и пока австрийцы сражаются на востоке предъявить свои претензии на небольшое немецкое княжество Курпфальц. Нидерландский правитель Вильгельм Оранский, боясь усиления Франции, быстро сколотил коалицию против Людовика, так называемую Аугсбургскую лигу, по которой война и получила свое название.

Рис.3.png
Австрийские солдаты времен войны Аугсбургской лиги (по книге И. Голыженкова Европейский солдат за 300 лет)

Несмотря на то, что объектом спора стали земли на Рейне, пламя войны быстро разнеслось по всей Европе. Император оставил небольшой корпус в Венгрии для действий против турок, а основные силы бросил против Франции. Евгений Савойский был отправлен Италию, где ему предстояло действовать в согласии с герцогом Савойским, с которым было заключено соглашение.

Боевые действия на севере Италии начались весной 1690 года, когда французы попытались вывести Савойю из войны. Герцог Савойский, жаждавший военных подвигов, решил вступить в сражение с превосходной французской армией маршала Катина. Как ни упрашивал Евгений отказаться своего дальнего родственника (герцог Виктор-Амадей и принц относились к одной Савойской династии) отказаться от рискованного предприятия, тот был непреклонен. Итог закономерен: союзные войска были разбиты при Стаффардо, а от полной катастрофы в Италии спасли только грамотные действия Евгения, которому даже удалось добиться некоторых успехов к концу года.

Рис.4.png
Портрет молодого Евгения Савойского (ок. 1700 года)

В течение кампании 1691 года французов удалось изгнать из Савойи и очистить всю Северную Италию, в основном благодаря умелым действиям принца Евгения. Весной 1692 года союзники, обойдя французскую армию, вторглись в Дофине — область в Южной Франции. Евгений планировал занять Дофине и Прованс, которые остались без прикрытия (основные сил французов были заняты на Рейне), но исполнению плана помешала болезнь герцога Виктора-Амадея, который фактически находился при смерти и даже уже успел назначить Евгения регентом при малолетнем сыне герцога. После взятия Амбрена, союзной армии пришлось вернуться в пределы Савойи, а герцог чудесным образом выздоровел и стал активно сближаться с французами, ведя тайные переговоры, саботируя все предприятия австрийцев.

В роли командующего

До заключения мира в 1697 году в Италии не происходило ничего заметного, а савойский герцог и вовсе заключил в 1696 году сепаратный мир с французами. Император вызвал Евгения в Вену (еще в 1693 году принцу был пожалован фельдмаршальский чин, когда ему было только тридцать лет!) и приказал отправиться в Венгрию, где все еще шла война с Турцией.

Интересно, что сам Людовик XIV обратил внимание на дарования Евгения после походов в Италии и вторжения последнего во Францию. Монарх предложил ему перейти на французскую службу, пообещав внушительное жалование в 200 тысяч ливров, «отцовское» губернаторство Шампании и маршальский жезл. Евгений, который некогда так хотел поступить на службу к королю, с негодованием отверг такое предложение — император, некогда тепло принявший принца еще двадцатилетним юношей и осыпавший его чинами, стал Евгению вторым отцом.

Рис.5.png
Рис. 5 Схема битвы при Зенте — первого сражения, где Евгений был главнокомандующим

Поход в Венгрию в 1697 году был первой кампанией, где Евгений был полновластным командующим, не зависящим от распоряжений высших чинов на театре войны. Здесь он сумел еще ярче проявить свои полководческие дарования как на стратегическом поприще, так и на поле боя. Маневрами и перемещениями он вынудил турецкую армию перейти на восточный берег Дуная, а после поймал ее на переправе через Тису у местечка Зента (совр. Сербия). Сражение произошло 11 сентября 1697 года.

На глазах у султана Мустафы турецкий лагерь на другом берегу был атакован, а после перестрелки и артобстрела турки были обращены в бегство, многие из них утонули в реке, спасаясь от преследования. 100-тысячная армия султана не досчиталась более 30 тысяч человек, 90 орудий, казны и знамен, доставшихся победителю. Потери австрийцев составили всего 300 человек убитыми и полторы тысячи ранеными! Турки были подавлены бесславным разгромом, султан согласился на мирные переговоры.

Любопытно, что перед самым сражением в штаб Евгения прибыл курьер с депешей из Вены: гофкригсрат (военное ведомство) и император опасались как бы Евгений, по молодости лет, не наделал ошибок и потому прислали письмо с приказанием ни в коем случае не вступать в сражение с турками (армия Евгения едва ли достигала половины султанской). Закостенелый венский кабинет пытался искусственно ограничить инициативу командующего своими директивами. Евгений, догадываясь о содержании депеши, отказался читать ее в тот момент, мотивируя тем, что все приказы к началу боя уже отданы, а он сам уже отправляется в атаку.

Рис.6 (1).png
Битва при Зенте, картина Жака Парасселя

После триумфальной победы, Евгений вторгся в Боснию, а, когда армия была отправлена на зимние квартиры, уехал в столицу. В Вене вместо поздравлений его ожидала… тюрьма. Полководец был заключен под стражу, а особенно рьяные венские генералы даже требовали суда над ним. К счастью, победил здравый смысл (жители Вены души не чаяли в принце и даже отправили депутацию к императору), Евгений был полностью оправдан и обласкан императором Леопольдом.

Разгром при Зенте и две удачные кампании Евгения в Венгрии принудили султана искать мира, который был заключен в Карловицах в 1699 году. По условиям мира Австрия получила Венгрию и Трансильванию, на которые Габсбурги претендовали еще со времен Мохачской битвы (1526 год). Война, начавшаяся с вторжения турок в Австрию и осады Вены в далеком 1683 году, была выиграна во многом благодаря победе Евгения при Зенте. Казалось, что Евгений может почивать на лаврах, но не тут то было.

Снова война

В 1700 году умер король Карл II, на котором пресеклась династия испанских Габсбургов, а новым королем был объявлен Филипп Анжуйский — внук Людовика XIV. Европейские державы не могли допустить такого усиления Франции (если уж они поднялись против захвата крошечного Пфальца, то что уж говорить об огромной Испанской империи), и началась Война за Испанское Наследство, в которой Евгению Савойскому предстояло сыграть выдающуюся роль.

Рис.7.jpg
Карта Европы в 1700 году

Кампанию 1701 года Евгений провел в Италии, где командовал 30-тысячным корпусом, задачей которого был захват Северной Италии. Ему противостояли старые знакомые — маршал Катина и герцог Савойский Виктор-Амадей, выступивший в начале войны на стороне Людовика XIV (всего более 50 тыс. солдат). Принцу Евгению поначалу удалось вытеснить французов из Пармы и Вероны, дойдя до Кремоны и Бергамо. В следующем году, однако, новоприбывшему в Италию маршалу Вандому сопутствовала удача, так что австрийцы очистили значительные территории в Италии, а сам Евгений Савойский был отозван в Германию, где ему предстояло действовать вместе с еще одним великим полководцем того времени — Джоном Черчиллем Мальборо.

Вместе с Мальборо

Тяжелое положение в начале войны вынудило Леопольда отправить Евгения в Германию, где французы в союзе с баварцами уже доставили императору немало хлопот. К границам Баварии также подошел Мальборо, чтобы помочь австрийцам и отвести угрозу от Вены. Итогом такого стратегического развертывания стала битва при Гохштедте — главное сражение первого этапа войны за Испанское наследство, уничтожившее планы Людовика на быструю победу в войне вместе с армией маршала Таллара.

Рис.8.JPG
Битва при Гохштедте (Блейнхейме) 13 августа 1704 года

Только благодаря гению двух великих тактиков две союзные армии (каждая оставалась под командованием «своего» полководца) действовали как единое целое, а уверенные действия принца Евгения привели союзников к победе. Баварский курфюрст отказался от борьбы и принужден был заключить мир с союзниками. Французы же были так деморализованы этим поражением, что и не помышляли о наступательных действиях, а война была перенесена от Дуная к берегам Рейна.

На пороге славы

После кампании в Баварии Евгений Савойский снова отправился в Италию, где маршал Вандом раз за разом одерживал верх над австрийцами и савойским герцогом (который уже успел переметнуться на сторону союзников). Вся компания 1705 года прошла в маневрах и мелких стычках: несмотря на тяжелое положение Виктора-Амадея, Евгений не торопился вступать в бой с французами, имеющих двукратное превосходство в силах.

Рис.9.jpg
Переход Евгения Савойского через Альпы — один из подвигов полководца во время войны за Испанское наследство. Гравюра по меди

Военные заслуги Евгения Савойского в войне с французами были отмечены императором званием председателя гофкригсрата — высшей военной инстанции империи. Это было последнее благодеяние Леопольда I. В 1705 году император скончался, а трон наследовал его старший сын Иосиф.

В долине Адижде, у берегов Гардского озера, мы оставим принца Евгения — у самых вершин славы. За двадцать с лишним лет военной карьеры он добился невиданных успехов, высоко подняв престиж австрийской монархии и немецкого оружия. Можно было только догадываться, что после триумфальных сражений при Зенте и Гоштедте, его ожидают новые победы и чувствительные поражения. А кампания 1706 года в Италии станет настоящей классикой истории военного искусства. Продолжение следует.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте