Легионы в Азии, Магнесия. 190 год до н. э.

Владимир Шишов
14 Сентября 2017 // 13:38

Конец III до н. э. выдался непростым и насыщенным для всего Средиземноморья: на западе Римская республика вела тяжелую войну с олигархическим Карфагеном, когда на востоке не переставали сражаться внуки и правнуки Александра Великого, пытаясь возродить его державу под своим контролем. Рим, взявший верх над африканским врагом, ввязался в борьбу на Балканах (македонский царь Филипп был союзником Ганнибала), а после и в войну с селевкидским владыкой Антиохом. В 197 году из войны выбыла Македония, в 191-м Антиох был вытеснен из Европы, а в конце следующего 190 года произошло сражение, которое окончательно разрешило вопрос о средиземноморском гегемоне. О том, для чего нужны колесницы и слоны и почему не стоит грабить лагерь, пока не закончилась битва, – в нашем материале.

Эхо Ганнибаловой войны

Битва при Магнесии произошла в конце 190 года до н. э. в Малой Азии и стала последним крупным сражением, спровоцированным Второй Пунической войной. Казалось бы, как связаны борьба Рима с Ганнибалом и Карфагеном и война с державой Селевкидов? Дело в том, что после победы Сципиона при Заме и установлением римской гегемонии на всем западном Средиземноморье, сенат и народ Рима не забыли тех, кто помогал Ганнибалу сражаться с Римом. Одним из таких (впрочем, не слишком последовательным) союзников великого пунийца был македонский царь Филипп V. Римляне быстро сообразили, что появилась реальная возможность не только отомстить другу своего врага, но и расширить свое влияние на Балканах. Филипп довольно быстро был сокрушен легионами Тита Фламиния, решающее сражение произошло у Киноскефал, Македония стала марионеткой Рима, а латинское доминирование в Греции стало очевидным.

Рис.1.png
Греция и Малая Азия в 200 году до н. э.

Тем не менее на этом войны римлян на востоке не закончились. Из Сирии и Египта давно приходили тревожные известия — селевкидский правитель Антиох III вел активную внешнюю политику, угрожая интересам Рима, где у власти была партия войны. Столкновение было неизбежно. Вспомним же, кто такой Антиох Третий и почему он стал костью в горле римлян, хотя Антиохия находилась в более чем 2000 км от Рима.

Великий Антиох

Антиох III родился в 241 году до н. э. в семье сирийского царя Селевка II. После смерти брата в 223 году он стал единоличным правителем большой Селевкидской державы. Всю свою жизнь он посвятил возрождению былого могущества царства, казня восставших сатрапов и совершая походы на все стороны света. На его правление пришлось две войны с Египтом, несколько крупных экспедиций на восток до самого Инда и бесчисленные карательные экспедиции против мятежников. Неудивительно, что еще при жизни Антиох III был прозван Великим, казалось, что вот он, настоящий наследник империи Александра. Вполне возможно, так думал и сам Антиох, когда решил ввязаться в греческие дела и принялся делить Балканы вместе с Филиппом Македонским, которого так скоро разбили римляне.

Рис.2.jpg
Антиох III Великий

Однако могущество сирийского царя было во многом номинальным — его держава была больше похожа на лоскутное одеяло из областей, населенных разными народами, сшитым белыми нитками эллинизма, чем на монолитную римскую республику, жестко скрепленной единством закона и железной дисциплиной легионов. Невзирая не это, Антиох с охотой начал сначала очередную войну с Египтом, желая побороться с Лагидами за их Ближневосточные владения в Келесирии и Малой Азии, а после и войну с теми греками, которые не желали признавать его власть над собой.

В Риме были не на шутку обеспокоены: Греция с некоторых пор была в сфере влияния римлян, которые вообще были падки на все греческое и не могли стерпеть «вероломства» Антиоха. С другой стороны, удачное начало сирийцами войны с Птолемеями угрожал Риму самым непосредственным образом: Египет в античное время был настоящей житницей Средиземноморья и поставлял в Италию (которая уже не могла прокормить сама себя) зерно по бросовой цене. Решение Антиоха принять у себя Ганнибала, бежавшего из родного Карфагена, никак не способствовало налаживанию отношений с Римом.

Сирийская война

В 192 году Антиох начал войну с греками, высадившись в Фессалии. Сенат предупреждал царя, что появление его войск в Европе будет воспринято как объявление войны, но сириец надеялся на то, что этолийцы и их союзники поднимут восстание против римской власти, а после первых успехов к ним присоединится Филипп V.

Рис.3.png
Карта державы Селевкидов. Розовым и бежевым отмечены границы на 200 год, светло-зеленым — на 188 (год заключения мира)

Дела пошли не совсем гладко — после выступления этолийцев в Греции начался хаос, ахейцы (союзники римлян) сумели нанести восставшим ряд поражений, а Филипп вовсе примкнул к римлянам, припомнив Антиоху его предательство (пока Македония гибла, сражаясь с римлянами, Антиох готовился к войне с Египтом и отказался прислать армию на помощь союзнику). Римляне быстро перебросили на Балканы пару легионов, так что Антиох, имея 10−15 тыс. солдат, был вынужден противостоять объединенным римско-греческим силам численностью более 40 тысяч воинов. Попытка укрепиться в знаменитом Фермопильском ущелье не имела успеха, этолийско-сирийская армия была разбита, Антиох быстро ретировался в Малую Азию, собирать войско для продолжения войны, готовясь встречать римлян на своих землях.

Кампания 190 года началась довольно вяло — обе стороны наращивали силы, из Рима был присланы подкрепления и новый консул Луций Корнелий Сципион — брат Публия Корнелия победителя Ганнибала при Заме, который также был при армии и фактически осуществлял командование войсками, борьба шла лишь за отдельные пункты на побережье. Наконец осенью 190 года до н. э. римлянам удалось разгромить сирийский флот при мысе Мионнес, что гарантировало безопасную переправу консульской армии в Малую Азию. Антиох понял, что римляне на этот раз настроены серьезно и быстро двигаются к его владениям, а собранных сил все еще недостаточно. Царь предложил мир, но Сципион настаивал на полном отказе от владений Антиоха в Малой Азии и уплате всех военных расходов. Война продолжалась.

Рис.4.jpg
Селевкидские воины

Римское войско двигалось вдоль побережья Эгейского моря, у Пергама оно соединилось с войском пергамского царя Эвмена, затем продвинулось вплотную к двум крупным городам того времени Смирне и Сардам. На реке Фригий, у местечка Магнесия, римлян уже ждал Антиох с армией.

Численность армий

Установление точной численности армий является одним из самых непростых вопросов при освещении сражений прошлого — античные историки часто укрываются за якобы конкретными цифрами, критический анализ которых нередко заставляет усомниться в истинности их слов. Битва при Магнессии не является исключением. Даже если отбросить совсем уж фантастические 300 тысяч сирийцев, о которых говорит Флор, и остановится на Аппиане (Сирийская война) и Ливии (История от основания города, кн.37), то и их цифры нельзя принимать на веру.

Рис.5.jpg
Римские легионеры в конце III — начале II века до н. э.

Оба историка сообщают о более чем двукратном превосходстве Антиоха: он де имел 70 тысяч воинов против чуть более 30 тыс. у римлян. Это тем более удивительно, если учесть, что римляне в течении двух лет могли спокойно наращивать силы на востоке и Антиох никак не мог этому помешать. Кроме того, Сципион Африканский, при участии которого планировалась кампания, не был склонен так рисковать, тем более зная, что сам Ганнибал помогает Антиоху. Ход сражения (в описании тех же Ливия и Аппиана) также не доказывает численного превосходства Антиоха, хотя сообщается о том, что фронт его войска был длиннее римского, но, как оказалось, не настолько, чтобы он сумел охватить и окружить римлян, имея такое подавляющее превосходство.

Вероятно, Антиох действительно привел на поле боя около 70 тысяч воинов — в том числе 12 тысяч кавалерии, 16 тысяч сарисофоров-фалангитов и 50 слонов (треть своего слоновьего корпуса). Его армия была яркой и разномастной, тут были отряды со всей империи — от Аравийского полуострова и Западной Индии до Малой Азии и самой Сирии. Исследователь Шкрабо справедливо оценивает римскую армию как равную по численности сирийской — имея решительное превосходство в тяжелой пехоте (оно могло быть даже кратным), римляне уступали сирийцам в кавалерии и слонах (нумидийцы поставили Сципиону 16 слонов, но этого было мало чтобы бороться с элефантерией Антиоха).

Расположение войск

Римляне построились следующим образом: в центре и на левом фланге, прикрытом рекой, пехота в линиях, на правом фланге кавалерия и стрелки. За линией триариев (ветеранов) Гней Домиций, из-за болезни Сипиона, вероятно, осуществлявший фактическое командование, расположил 16 слонов. Антиох сделал главную ставку на конницу, вполне возможно, что его на это сподвиг Ганнибал, участвовавший в составлении плана сражения — большой любитель кавалерии, знавший о качествах римской пехоты не понаслышке. В центре они построили тяжелую пехоту (фалангу, кельтов-галатов, наемников и союзников) всего 20−25 тысяч воинов. К фаланге примыкала пешая гвардия аргираспидов, а на флангах расположилась конница и стрелки.

Рис.6.jpg
Карта битвы при Магнесии

Интересно, что фаланга в центре была построена весьма оригинальным образом: весь строй делился на 10 частей, в промежутках между которыми стояло по 2 слона с застрельщиками. Неясно как трактовать этот пассаж античных писателей: Антиох прекрасно знал, что сила фаланги в единстве, а избранная им глубина построения (32 шеренги) сокращала фронт фаланги вдвое. С другой стороны, такое расчлененное построение делало пехоту в центре более подвижной и маневренной, по крайней мере на бумаге.

Вот что пишут о построении Антиоха историки Калмыков и Кудинов: «…конница на обоих флангах выполняла роль молота, а македонская фаланга выступала в качестве подвижной крепости при поддержке слонов. Возможно, такой план сражения был составлен при помощи Ганнибала, поскольку очень напоминает Канны. Однако для его выполнения требовалась высокая согласованность действий всех частей сирийской армии». Сражение обещало стать еще одним столкновением мысли величайших тактиков античности: Сципиона Африканского, болевшего, но находившегося при армии и Ганнибала Барки, который находился при дворе Антиоха.

Начало боя. Атака колесниц

Сражение произошло 19 декабря 190 года до н. э. Антиох решил вытащить козырь из рукава и открыл сражение атакой серпоносных колесниц. Это легендарное оружие было хорошо известно на востоке, но римляне столкнулись с чем-то подобным впервые. Вообще, реальная эффективность колесниц в бою весьма сомнительна, они чаще выступали в качестве психологического оружия (впрочем, как и слоны). Неподготовленному противнику колесницы могли нанести страшный вред, но против опытного полководца были бесполезны.

На счастье римлян, в их войске был стратег, знакомый с тактикой боя против колесниц. Командующий правым флангом Эвмен Пергамский, отрядил против них легкую конницу и застрельщиков, приказав стрелять по лошадям, а не по возницам. План сработал: маневренные отряды легких войск играючи уходили из-под удара, нанося колесницам чувствительный урон.

Рис.7.jpg
Бой легионеров с фалангитами

Как следствие, страшное оружие обернулось против самого Антиоха. Вот что пишет Тит Ливий: «бездельное приключение вскоре оказалось причиной настоящего поражения — испуг и смятение распространились от колесниц и на стоявшие близко вспомогательные отряды, которые и разбежались, лишившись прикрытия, подставив под удар все остальные войска вплоть до конников‑катафрактов…они не выдержали даже и первого натиска: часть их бежала, а прочих настигли из‑за тяжести их облачения и оружия. Тут все левое крыло оказалось опрокинуто».

Бой Антиоха

На противоположном фланге, однако, удача сопутствовала Антиоху. Царь лично повел в атаку ударную кавалерию и конную гвардию, сумел вклиниться между рекой и римской пехотой, опрокинув небольшой конный отряд неприятеля. Атака тяжелой конницы во фланг и фронт римлян была страшной. Легион заколебался и дрогнул, бежав к лагерю. Антиох бросился преследовать неприятеля, а достигнув лагеря атаковал его и ворвался было внутрь, но в конце концов был отбит опомнившимися римлянами

Рис.8.png
Схема битвы при Магнесии

Сражение пехоты

Бой в центре начался с перестрелки легкой пехоты, где верх одержали римляне. К этому моменту силы левого фланга сирийцев уже были разгромлены, а фаланга, сомкнув ряды, приготовилась к обороне. Как голодные хищники вокруг нее кружили массы вражеских застрельщиков, засыпая сарисофоров копьями и стрелами. Наконец в дело вступила римская пехота, которая, окружив фалангу с флангов, дружно ударила с трех сторон. Какое-то время масса пехоты еще продолжала сохранять строй, но затем ее ряды дрогнули, и фаланга рассыпалась. Началась настоящая бойня.

Где же были слоны и какую роль они сыграли в бою? Расположение остальных 32 слонов не совсем ясно, но, скорее всего, они были выстроены на флангах за конницей, однако, о каком-либо значительном участии элефантерии в сражении, античные авторы нам не сообщают (кроме боя в центре, где их якобы перебили ветераны африканской экспедиции). Возможно слоны были выведены из боя и после достались как трофей римлянам и их союзникам (известно, что часть слонов была подарена Эвмену Пергамскому).

Антиох, после того как был отбит у римского лагеря, вернулся было на поле битвы, но было уже поздно: увлекшись преследованием неприятеля он не заметил, как другие части его армии были разгромлены. Теперь ему не оставалось ничего другого кроме как бежать с поля боя спасая свою жизнь. Еще одна битва эллинов с римлянами была проиграна.

После боя

Аппиан и Ливий сообщают совершенно фантастические сведения о потерях в сражении: войско Антиоха, потеряв около 50 тысяч человек, перестало существовать, в то время как потери римлян 300 пеших и 25 всадников! С трудом верится в такие цифры, но, тем не менее, Домиций одержал блестящую победу.

Сразу же после известия о результатах битвы, города Малой Азии один за другим стали переходить на сторону римлян. Вскоре в Сарды, где римская армия отдыхала после сражения, прибыли после Антиоха. Сципион выдвинул суровые условия мира: отказ от всех владений в Малой Азии и Европе и огромная контрибуция в 15 000 талантов серебра (эвбейский талант примерно 26 кг). Селевкидский владыка как мог затягивал переговоры, но положение становилось только хуже: от него отпали Бактрия, Парфия, Армения, страну сотрясали волнения. Весной 188 года был заключен мир. Сирийская война закончилась полной победой римлян.

Селевкидская империя просуществовала еще более ста лет, и лишь в 64 году была полностью присоединена к Риму, однако, это была лишь тень былого величия. Антиох, как и его страна, не оправился от поражения: по преданию в 187 году он пошел на серьезное преступление, он с небольшим отрядом решил ограбить храм, соблазнившись его сокровищами (контрибуции в 15 тыс. талантов никто не отменял). Во время нападения царь был убит и бесславно закончил свои дни святотатцем. Ганнибал же был вынужден бежать из Сирии и продолжил скитаться по миру в поисках убежища.

Сражение при Магнесии еще раз подчеркнуло серьезные недостатки в тактике эллинистических армий, особенно сложности в управлении целым конгломератом отрядов и корпусов со всего света. Личное участие царя в бою несомненно придавало воинам рвения, но негативно сказалось на оценке Антиохом ситуации. Римляне же наоборот сумели «перемолоть» эллинистическую фалангу, выиграв один из флангов. Торжество римской военной машины было неоспоримым, так что даже гордые эллинистические правители старались реформировать свои армии по римскому образцу. Но это было только начало военной славы Рима.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте