Прутский поход Петра. Начало

Владимир Шишов
17 Августа 2017 // 10:58

В конце 1710 года Турция, уступив просьбам шведского короля и французского двора, объявила войну России. Порта с неохотой шла на разрыв отношений с северным соседом, но Карл сумел убедить султана в завоевательных устремлениях «московского царя», вплоть до захвата Константинополя и восстановления Византийской империи! Петр Великий всячески стремился сохранить мир, справедливо опасаясь вести войну на два фронта, но, как только война началась, он решил перенести боевые действия на турецкую территорию, направившись к Дунаю, чтобы как можно быстрее покончить с южным соседом. Главным подспорьем в войне с Портой должны были стать балканские христиане, всеобщее восстание которых должно было сделать турка сговорчивее. О планах, подготовке и первых успехах русских в главной авантюре Петровского времени.

Россия и Турция в XVII веке

История русско-турецких отношений наполнена как картинами грандиозных побед, так и хранит немало страниц досадных неудач и поражений. В XVII веке главным противником России на юге, была даже не сама Порта, а ее вассал Крымский хан, чье вмешательство в русско-польские конфликты не раз меняло расклад сил в войнах с Речью Посполитой. В конце века, однако, и сами турки стали все больше опасаться русской экспансии на юг и юго-восток.

Рис.1.gif
Карта Восточной Европы во второй половине XVII века

Турецкие войска приняли участие в, так называемой «Чигиринской войне», которую Россия фактически проиграла — правобережная Украина оказалась под турецкой властью, а Москве удалось сохранить лишь Киев с округой. За Чигиринской войной последовало несколько походов русских на юг: в Крым и Азов. Только в 1696 году русские войска сумели взять Азов и закрепили за собой территории на берегу «теплого моря». Много проблем даже в начале XVIII века доставляли крымчаки — львиную долю заработка хана составляли русские невольники и доход от грабежей южных территорий Речи Посполитой и Русского Царства. Для защиты от набегов татар строились «засечные черты» и основывались крепости.

Северная война от Полтавы до открытия «южного фронта»

После разгрома шведской армии в кампании 1708−1709 годов при Лесной и Полтаве, Карл XII был вынужден бежать от на юг, к турецкому султану, надеясь на его расположение и теплый прием, ведь прорываться на север через Польшу было попросту не с кем — фактически вся шведская армия была взята в плен и лишь королю с ближайшими соратниками удалось ускользнуть.

При дворе турецкого султана шведский король был принят тепло, но на предложение немедленно начать войну с «московитами», получил сдержанный отказ. Ставка короля в чужом отечестве разместилась в Бендерах, на Днестре. Здесь Карл принялся составлять планы разгрома Петра, но, вот незадача — чтобы эффективно противостоять русским, Карлу необходимо было как минимум вернуться в Швецию, а лучше все-таки свергнуть польского короля Августа, заменив его своим ставленником Лещинским.

Петр, однако же, времени даром не терял и за время отсутствия Карла сумел отвоевать у шведов Лифляндию, Эстляндию, был взят Выборг — главная база шведов в восточной Балтике. Все шло хорошо: Карл был блокирован на юге, а турки так и не решились объявить войну в кампанию 1710 года. К концу 1710 года русскому царю удалось не только взять под контроль Прибалтику, но еще и фактически установить свой протекторат над Речью Посполитой — это, всего полвека тому назад могучее и грозное государство, де-факто стало саттелитом России — русские войска спокойно маршировали по польским землям, а действия армий кооперировались (по крайней мере на бумаге).

Рис.2-2.jpg
Карл XII в Бендерах

Престиж «шведского льва» (Карл XII считал себя новым Густавом Адольфом) и французская дипломатия помогли «открыть глаза» турецкому султану на захватнические устремления Петра — если он так быстро сумел овладеть такими обширными территориями, то не решится ли этот «московит», после разгрома Швеции в отсутствие своего короля (к слову, Карл совсем не считал себя побежденным, уверенно бравируя своими воинскими дарованиями), двинуть свои несметные полчища прямо на Константинополь, желая возродить «ромейскую империю» (Византию)? Умелая подтасовка фактов и давление на османский кабинет дали свои плоды — в середине 1710 года великий визирь Черчюлю (выступавший за сохранение мира с Россией) был смещен. Вместо него султан поставил визиря из рода Кёпрюлю — франко- и шведофила, сторонника союза со Швецией и развязывания войны с Россией.

Шведская партия при дворе доказывала (более всех уверял сам Карл), что единственный шанс спасти будущее Турции и Швеции это ударить по «агрессору» с двух направлений — с севера и юга, раздавив таким образом русских. Этот вариант, конечно же, сулил несомненную победу, и солидные барыши от овладения Турцией левобережной Украиной, возвращение Азова, захвата всей Украины (и «польской» и «русской») и русских репараций и так далее.

Развязывание новой войны

В Стамбуле, впрочем, колебались, колебался сам султан: русские обладали солидными ресурсами, а слава побед русского оружия над шведами разносилась по всей Европе, хотел того Карл или нет. Финансы Порты находились не в лучшем состоянии, а армия уже не отвечала последним достижениям военной мысли. В случае же разгрома турок, Петр мог, если не возродить Византию, то как минимум пошатнуть турецкое могущество в балканских вилайетах, установив свой протектрат над христианами европейской Турции. Все же султана сумели убедить и в экспансионистских замашках Петра и больших прибылях от «похода на север».

Рис.3.jpg
Султан Ахмет III

Чтобы соблюсти приличия, султан отправил Петру ультиматум. Для сохранения мира, которого султан так желает, от Петра требуется «всего-ничего»: допустить в Южную Польшу турецкие гарнизоны, для обеспечения безопасности мусульман, вернуть Азов, срыть Таганрог и другие причерноморские крепости, вернуть завоеванные территории шведам, уничтожить Петербург, расторгнуть союз с королем Августом и признать польским королем шведского ставленника Лещинского. Разумеется, не стоило и надеяться, что Петр пойдет на выполнение этих требований — на куда менее амбициозное предложение, чтобы Карла в Швецию сопровождал небольшой эскорт в 30 тысяч турок, Петр твердо заявил, что это будет прямым нарушением мира с Россией со всеми соответствующими последствиями. Война стала неизбежной.

Планы сторон

Специфика театра военных действий диктовала ограниченное число вариантов развития событий.

1. При желании, русским можно было ограничиться (по крайней мере в первое время) глухой обороной — собрать армию на берегу Днепра, занять переправы, и ждать пока турки сами перейдут границу и вторгнутся на Правобрежную Украину. Плюсы очевидны: у русских преимущество обороны, им будет проще сосредоточиться, есть возможность самим выбрать место сражения. Кроме того, туркам придется, в этом случае, преодолеть куда более значительные расстояния, чем русской армии. Минусы также понятны — стратегическая инициатива изначально передавалась в руки неприятеля, турки могли спокойно вторгнуться на «чужую землю» и вдоволь пограбить. Недовольство польской шляхты было бы гарантировано.

2. Вторым вариантом была оборона Днестра, по которому проходила польско-турецкая граница. В этом случае армия не получала такого выигрыша по времени для отдыха и обустройства позиций, как, если бы действовать пришлось на Днепре, но главные силы турецкой армии не смогли бы прорваться в Польшу и Украину без боя. Тем не менее, инициатива снова оставалась бы в руках турок, которые могли спокойно оттягивать момент решающего сражения, накапливая силы (впрочем, «сезонность» действий турецкой кавалерии серьезно уменьшала срок, когда турецкая армия была наиболее боеспособна) и отвлекая Петра от действий на севере.

3. Стремление Петра в самый короткий срок добиться решения на юге, чтобы вернуться к борьбе со шведами на Балтике, оставляло лишь один выход: самим перейти в наступление, заняв Молдавию, где были сильны антитурецкие настроения и, переправившись через Прут, следовать к Дунаю — главной реке Европейской Турции.

Конечно, марш на юг был делом рискованным, но в России понадеялись на восстания христиан в турецком тылу: помимо приграничных Молдавии и Валахии должны были восстать сербы, черногорцы, греки и болгары, тем более, что подобные восстания совсем не были редкостью. Эти надежды подогревались слухами, доходившими до русского кабинета и заверениями самих балканских христиан, в первую очередь молдавского господаря Кантемира. В конце концов, ставка на общее антитурецкое восстание стала главным средством достижения победы в войне.

Рис.4-2.jpg
Карта Прутского похода

Порта, вопреки представлениям русского командования, совершенно не планировала вести наступательной войны — уже прошло то время, когда турки были лихими завоевателями, тем более, русские сами были заинтересованы в скорейшем завершении кампании, что хорошо осознавали в Стамбуле. Для войны с Россией планировали собрать такое же по численности войско, как за 30 лет до того для похода на Вену — 200 тыс. человек! Пока шел сбор войска, чтобы осложнить марш русских к турецким территориям, крымский хан должен был опустошить южноукраинские территории, а лучше захватить еще и несколько опорных пунктов в Подолье и Запорожье.

Еще на этапе планирования кампании, стратегия турецкой стороны выглядела более основательно и рационально, чем русская ставка на общее антитурецкое восстание, требовавшая искусной дипломатической игры, понимания соотношения сил на всем Балканском полуострове и превосходной кооперации между главными силами и местными отрядами.

Силы сторон и командование

Петр, понимая всю сложность марша к Дунаю, решил собрать небольшой корпус, состоящий из наиболее боеспособных частей. Тем не менее, чтобы довести полки до штатной численности, в войска были зачислены рекруты — более 12 тысяч человек, примерно четверть от всего войска! Именно на рекрут пала наибольшая доля потерь русской стороны в кампании.

Солдатам обеих армий было необходимо преодолеть значительные расстояния: русские войска из северных губерний и Прибалтики — всего более полутора тысяч километров! Туркам пришлось несколько легче, но отряды, присланные из восточных вилайетов и вовсе прошли почти 2000 километров. Петр I решил лично возглавить армию, мобилизовав лучших офицеров и генералов как иностранцев, так и русских.

Турецким командующим был назначен Балтаджи Мехмед-паша — ловкий царедворец и интриган, человек, занявший пост адмирала (капудан-паши), после массовых чисток, которые провел молодой султан Ахмет III. Балтаджи устраивал всех, нравился народу и не раз занимал пост великого визиря. Тем не менее, он не имел боевого опыта и был дилетантом в военном искусстве: его пугала перспектива встретиться на поле боя с «железными» русскими полками, он начинал кампанию с тяжелым сердцем, боясь потерпеть поражение. По боевому расписанию турки действительно мобилизовали 200 тысяч бойцов со всех концов империи.

Рис.5-2.jpg
Янычары — основа турецкой армии

Еще примерно 50 тысяч собрал крымский хан, для действий в Поднепровье, планируя в разгар кампании соединиться с основными силами. Несколько нивелировать численное превосходство турок, русские планировали за счет поднявшихся балканских народов, но даже, если бы молдавские и валашские дворяне мобилизовались, Петру оставалось уповать на качественное превосходство своей пехоты и тактическое совершенство линейной тактики.

Начало кампании. Крымский набег

Русское правительство до последнего момента надеялось на мирное разрешение конфликта, так что нанесение превентивных ударов силами легкой конницы и летучими отрядами не было предусмотрено. Турки же, наоборот, постарались использовать все выгоды своего стратегического положения. Крымскому хану было приказано как можно раньше мобилизовать татарские и ногайские орды и пожечь южные пределы неприятельской страны. Боевые действия крымчаки открыли уже в феврале 1711 года — задолго до основной кампании.

Рис.6.jpg
Русские солдаты

И здесь турецкой стороне удалось обмануть и переиграть русское правительство: М. М. Голицин, которому было поручено оборонять южную границу России и Польши был уверен, что турки и их сателлиты, если и ударят с юга, то главный удар нанесут на Каменец-Подольский, стремясь пробиться в Польшу. Слухи же о выступлении крымчаков на Запорожье, Подолье и Придонье воспринимал как военную хитрость. Несмотря на то, что никаких крупных успехов хану достичь не удалось, южные области, где должны были проходить русские войска, оказались разорены противником, так что Петру пришлось менять маршрут движения армии, что серьезно удлинило ее путь и помогло туркам выгадать еще немного времени. До самого апреля продолжались рейды неприятеля, а после небольшой передышки хан начал действия против основных сил русской армии.

Сближение армий

Пока татары разоряли юг, Петр собирал силы и вел войска по дуге на Украину. 16 мая авангард русской армии был еще только на Южном Буге и только 23 мая он достиг реки Днестр. Турки тоже не слишком торопились — формально кампания началась 19 февраля, но основные силы армии собрались в Эдирне только 8 апреля. Тем не менее, темпы движения турецкой армии (несмотря на втрое большее количество людей) опережали русских вдвое. 3 июня турки подошли к Дунаю, в то время как авангард Шереметьева, в этот момент, только отошел от границы и продвигался по Молдавии.

3 июня произошло знаменательное событие — Молдавия перешла под русский протекторат. По мнению русского правительства это должно было стать только началом установления контроля на Балканах. Шереметьев двинулся к Яссам, на соединение с молдавским ополчением, узнав о том, что турки уже стоят на Дунае. Гонка за Дунай была проиграна.

Когда главные силы армии подошли к Днестру встал вопрос: переходить ли границу всеми силами, если турки уже большими силами на Дунае? Марш по безводной степи к Яссам был опасной затеей, особенно если учесть, что на русские войска все больше наседали татарские отряды, но остаться на Днестре значило развязать руки османам, передав инициативу им, и фактически «сдать» Кантемира и его сторонников в Молдавии. Понадеявшись на низкий боевой дух турецкого войска и помощь христиан и, прежде всего, Кантемира провиантом и войсками, было решено придерживаться плана Шереметьева и направиться к Яссам.

Марш к Пруту

Русской армии предстояло пройти более 100 км по безводной и безлюдной степи, на пути следования армии не были заложены магазины, так что нужно было надеяться только на собственные запасы. И если с провиантом дело обстояло еще более-менее, то воды во время марша не хватало — половину пути воды «почитай не было», до Прута шли «безводными местами». Марш занял около 10 дней — 24 июня Петр был уже в Яссах, хотя все силы русской армии переправились через реку только 5 июля.

Что же турки? Балтаджи, достигнув Дуная, принялся сосредотачивать силы, боясь внезапного нападения «коварных московитов», и только 18 июня двинулся вверх по Дунаю, а затем по Пруту. Предательство Кантемира и переход Молдавии под русский протекторат был полной неожиданностью для Порты, так что турецкий командующий предпочитал действовать осторожно.

Рис.7-2.jpg
Дмитрий Кантемир молдавский господарь

Как только русские подошли к Яссам, казалось, что все трудности уже позади — тяжелый степной переход был преодолен, впереди ждала только слава и победа: турки должны были сами разбежаться, а русское знамя воссиять над балканскими христианами. В Молдавии русских действительно встречали очень тепло — как сам Кантемир, так и простой люд. К Яссам стали стекаться волонтеры, желающие помочь в борьбе против осман, но эти люди не имели боевого опыта и не годились для «регулярного» боя. Молдавский господарь не жалел вина, а вот еды у него было недостаточно, чтобы содержать 40-тысячную русскую армию (впрочем, несколько поредевшую за время марша): провианта оставалось на 20 дней и Петр задумался о том, стоит ли идти дальше?

27 июня проходили торжества по случаю второй годовщины Полтавской победы, что только усилило уверенность в победе над турком. Парад принимал Кантемир, после был большой салют и застолье. Кто бы мог подумать, что всего через несколько дней начнутся тяжелые бои, а победоносный марш завершится бесславным миром?

Продолжение следует…

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 2

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
qq qqq 19.08.2017 | 02:5602:56

как обычно - КУЧА ПУНКТУАЦИОННЫХ ОШИБОК, читать противно, наймите, наконец, корректора!

naisjh rteweq 17.08.2017 | 19:1819:18

Мойки для автомобилей - в прошлом! Kлаaкcон поведовал o продвинутом способе зaщиты aвтoмoбиля от грязи, воды и цaрaпин ,вот http://bit.do/driwe2 Я 3 месяца назад нанес и автомобиль до сих ни разу не мыл и не чистил, потому что выглядит кaк новый! Честно, я в шоке!