Восход сельджуков. Манцикерт, 1071 год

Владимир Шишов
29 Июня 2017 // 12:00

Битва при Манцикерте известна как один из поворотных моментов в истории средневековой Европы и Ближнего Востока. В конце XI века неподалеку от озера Ван, на территории современной Турции, византийская армия императора Романа IV Диогена встретилась с войском сельджукского султана Алп-Арслана – талантливого воина и полководца. Уже несколько десятилетий турки и туркмены грабили восточные границы империи, наращивая свое могущество, и новоиспеченный император решил дать им отпор, а заодно и поднять престиж среди собственной знати. Султан не был уверен в победе и даже пошел на переговоры с басилевсом. Вряд ли кто-либо из них догадывался о том, какую роль в мировой истории сыграет эта битва.

«Византийское Возрождение»

Византийская империя была одним из мощнейших государств Средневековья. Раскинувшись между востоком и западом, она была оплотом Христианства в Азии, а западные соседи ромеев, как себя сами называли византийцы, преклонялись перед военным могуществом и высокой культурой Константинополя. В течении всего X века земли востока Малой Азии и южного Кавказа стали объектом византийской экспансии: «Второй Рим» переживал период возрождения, связанный с укреплением государственной власти, становлением славной Македонской династии и усилением армии. На востоке небольшие христианские княжества Армении были аннексированы византийцами, а подчиненные Багдаду или местным эмирам активно теснились.

Рис.1.png
Карта Византии в XI веке

Однако за расцветом последовал закономерный упадок: Македонская династия прервалась, наступило междуцарствие, страна погрузилась в пучину бесконечных гражданских войн. В этот период на престол взошел Роман IV Диоген.

«Красивый армянин»

Роман Диоген не был законным наследником престола; этот талантливый командир родом из Каппадокии (область в Малой Азии) стал императором после… неудачного восстания против царицы Евдокии — вдовствующая императрица увидела в бунтовщике отличную кандидатуру для замужества (сама Евдокия была как бы регентшей при малолетнем сыне Михаиле). Романа не только простили, но и сделали в 1067 году басилевсом. Теперь ему нужно было на деле доказать, что он достоин короны Константина Великого.

Рис.2.JPG
Роман Диоген и царица Евдокия

А в империи проблем хватало: в столице так и зрели заговоры против царицы, окраины стремились отделиться от центра, в Италии осколки ломбардских княжеств с завистью смотрели на богатые города Юга, по недоразумению доставшиеся высокомерным грекам. Неспокойно было и на юго-востоке: с арабами установился непрочный мир, который, однако, обеспечивался больше военными демонстрациями византийцев и раздробленностью арабского мира, чем реальным желанием сосуществовать в мире. На востоке Малой Азии и в Прикавказье уже несколько десятилетий свирепствовали туркмены и турки, которые с каждым годом проникали все дальше вглубь страны. Система пограничных фортов и крепостей не могла справиться с этими набегами, а значит, за дело нужно было взяться центру.

Турки-сельджуки

Главным своим противником византийцы традиционно считали арабов, которые за четыре с лишним века сумели отторгнуть значительную часть территорий империи и постоянно угрожали новыми вторжениями. Тем не менее к концу XI века Великий Халифат уже давно перестал существовать как единое государство — мусульманская империя распалась на множество государств самым сильным из которых был Фатимидский халифат. С территории Средней Азии, из степей Семиречья (совр. Казахстан) пришла новая угроза: кочевые племена огузов вторглись в Персию, а одна из ветвей огузов — сельджуки — заняли Хорасан, обширные территории на Иранском нагорье, и двинулись на запад.

Рис.3.png
Завоевания сельджуков в XI веке (по книге D. Nicolle Manzikert 1071. The breaking of Byzantium)

Кампания 1070/71

В 1069 году Роман Диоген провел кампанию в Малой Азии, но не сумел добиться сколько-нибудь значимых результатов. Новоиспеченный император стал готовиться к большому походу на границы своей империи, чтобы раз и навсегда покончить с сельджуками и их вассалами и закрепить за собой армянские земли. Кроме геополитических причин присутствовали и сугубо личные — успех такого грандиозного похода мог способствовать становлению новой династии Диогенов взамен династии Дуков, происходившей из влиятельной аристократической семьи (сын Евдокии и принадлежал этой династии).

Ключом ко всему стратегическому плану Романа Диогена была цитадель Манцикерт, расположенная к северу от озера Ван. Манцикерт был одним из городов, прикрывавших границу империи, однако за несколько лет до этого он был захвачен турками, которые с его помощью контролировали обширную территорию к северу от озера. Взятие Манцикерта позволило бы грекам изменить в этих землях баланс сил и запереть внутренние области Малой Азии от туркменских орд.

Рис.4.png
Кампания 1070/71 гг. (по книге D. Nicolle Manzikert 1071. The breaking of Byzantium)

Сельджукский султан Алп-Арслан даже не подозревал о планах византийцев — он был уверен, что греки пока не рискнут помешать его действиям и еще нескоро перейдут в наступление. Кампанию 1070/71 года турки вели против собратьев-мусульман: в первую очередь Фатимидов и их союзников в Сирии, Северном Ефрате и к югу от озера Ван. Алп-Арслан сумел покорить небольшие эмираты, расположенные у византийской границы, и заставил их принять свой сюзеренитет. Кроме того, турки овладели рядом городов и крепостей в самой Сирии, но ключевые пункты, такие как Эдесса и Алеппо, остались в руках Фатимидов, так как до султана дошли вести о том, что огромная византийская армия движется на восток, к его владениям.

Византийская и сельджукская армии

Византийская армия делилась на турмы, ведущие свое происхождение еще из римской республики, которые были рассредоточены по областям (фемам) империи. Турма насчитывала от 3 до 10 тысяч человек и была высшей организационной единицей византийской армии. Кроме того, на периферии (в пограничных областях-фемах) находились местные части, чьей задачей была охрана границ от вторжений соседей и поддержание правопорядка. Такие отряды квартировали в небольших крепостях, рассыпанных по границам империи.

Рис.5.jpg
Византийский тяжелый кавалерист

Из-за общего экономического упадка империи в армию поставлялось все меньше кавалерии, так как ее организация и содержание требовали больших затрат. При этом в византийской армии XI века, сильно возросла роль наемников, набираемых в том числе из варягов Сицилии (где в этот момент существовало норманнское королевство) и даже Скандинавии.

Армия Алп-Арслана состояла как из полукочевых отрядов туркменов, предводительствуемых местными вождями, так и из регулярных элитных полков гулямов, набиравшихся из рабов. Гулямы были основной ударной мощью сельджукского султана — эти тяжелые кавалеристы, воспитанные в сельджукской среде и всем обязанные султану, гарантировали повиновение подчиненных князей турецкому властителю. К моменту битвы при Манцикерте численность корпуса гулямов всей сельджукской державы оценивается в 10−15 тысяч воинов.

Сближение армий

Роман Диоген сумел собрать внушительную армию — примерно 30−40 тысяч человек, среди которых были отряды гвардии (схоларии, стратилаты, гетерии и даже варяжская гвардия — варанга), тагмата (местные войска, часть которых не отличалась дисциплиной и высокими моральными качествами), отряды армянских союзников (пешие копейщики) и, конечно, наемные войска со всего света: норманны, печенеги, огузы, аланы, персы, грузины и другие. Войскам предстояло идти по разоренным и опустошенным землям восточной части Малоазийского полуострова, что потребовало долгой кропотливой организации снабжения армии и сильно осложнило движение войск на восток.

Рис.6.png
Маршрут движения армий

Услышав о вторжении с севера, Алп-Арслан стремительно обратился против Романда Диогена, но удержать Манцикерт не смог — город пал еще до подхода султанской армии. Император был рад такому успеху, но тут пришли вести о том, что неподалеку от города замечены отряды сельджуков. Роман, будучи уверен, что султан еще далеко, отделил от основной армии два конных отряда для сбора урожая. Они первыми ощутили всю мощь обрушившейся на них султанской армии и были разгромлены 23 августа 1071 года.

Турецкая армия, подошедшая к Манцикерту, едва насчитывала 20 тысяч человек, поэтому Алп-Арслан, несмотря на первоначальный успех, предложил Роману Диогену мир и отправил к тому посольство. Турецкие послы только укрепили решимость басилевса продолжить войну, и предложение султана было отклонено.

Битва

Ночь с четверга на пятницу 25−26 августа 1071 года была напряженной: обе армии готовились к решающему сражению, которое состоялось на следующий день. Утром оба войска совершили молитву и построились в боевой порядок. Часть приближенных советовала императору запереться в лагере и принять бой на его стенах, но Роман IV решил дать сражение в поле и повел войска на турецкие позиции. Сам император командовал центром византийской армии, на левом фланге расположились «западные» тагматы Никифора Вриенния, справа построились «азиатские» войска — тагматы Каппадокии и Анатолии, печенеги и огузы. Правый фланг традиционно был атакующим, так что легкие кавалеристы-кочевники из числа наемников закономерно были размещены там. Резервной второй линией командовал Андроник Дука — племянник императора Константина X Дуки и один из претендентов на византийский престол.

Рис.7.png
Схема битвы при Манцикерте

Сельджуки построились в форме полумесяца, формально их войско состояло из центра и двух крыльев, но эти крупные формации в свою очередь были разбиты на более мелкие отряды, предводительствуемые своими лидерами и вождями. Алп-Арслан постарался замаскировать свои войска, устроив засады по всему фронту.

Битва началась с атаки византийской армии: лучше экипированные и защищенные тяжелые пехотинцы и кавалеристы ромеев стремились навязать противнику ближний бой, действуя в плотном, сомкнутом строю. Сельджуки, однако, делали ставку на изматывающий степной бой, когда атакуемая часть отступает, непрерывно осыпая противника градом стрел и утомляя его. Жаркой битвы не получилось — раз за разом ловким турецким всадникам удавалось ускользать из-под удара византийцев, однако центр греческого войска к середине дня продвинулся к командной позиции турецких войск, где находился и сам султан. Казалось, что Роману Диогену нужно всего-то атаковать этот небольшой лагерь и победа будет за ним, но тут настал момент контратаки сельджуков.

К 4 часам пополудни ряды византийцев были сильно расстроены предыдущим боем и долгим преследованием. Раз за разом группы византийским всадников попадали в засады, устроенные сельджуками, отходили, атаковали вновь и так далее. Постепенно разрыв между центром и крыльями становился опасно большим, так что император приказал войскам остановиться, а затем подал знак к началу отступления. Сначала должен был отступить центр, затем крылья, а после резерв, который прикрывал общий отход, однако приказ был истолкован неверно, будто император был разбит, в войсках распространилась паника.

Рис. 8.jpg
Пленение Романа Диогена

Этого момента и ждал Алп-Арслан. Он начал общую контратаку и сумел быстро разбить правый фланг византийцев (благодаря предательству печенегов и огузов), а затем охватил центр справа. В это время византийский резерв должен был атаковать прорвавшихся турок во фланг и оказать помощь центру, где находился император, однако Андроник Дука попросту предал своего правителя и со значительной частью войск отступил с поля боя. Вскоре центр был окружен и те, кто не успел убежать, окружены и порублены или взяты в плен турками. Попал в плен и сам Роман Диоген.

После битвы

Неизвестно, мог ли представить себе Алп-Арслан, насколько важным было это сражение для него и его народа. После пленения Романа Диогена тому едва удалось откупиться от султана суммой в 1,5 млн золотых (!) — такое мог позволить себе только правитель Константинополя (Роман предусмотрительно взял с собой в поход всю казну и множество драгоценностей, которые пришлись сельджукскому властителю как нельзя кстати) и потерей значительной части Малой Азии.

Даже несмотря на то, что сам Роман IV был низложен сразу после пленения, и ему так и не удалось вернуть трон, Византия в самые короткие сроки лишилась большинства азиатских земель. В империи не было боеспособной армии и соответствующих ресурсов, чтобы быстро ее организовать, а продолжившиеся междоусобицы помешали дать сосредоточенный отпор османам. К 1097 году во власти турок оказалась почти вся Малая Азия, на западной оконечности которой сформировался Конийский султанат, на осколках которого через двести с лишним лет после Манцикерта появится небольшое государство Османский бейлик.

Рис. 9.PNG
Карта Византии к 1097 году с указанием главных сражений и осад

Поражение при Манцикерте обрушило военный престиж Византии как на западе, так и на востоке. Держава, чья военная мощь не ставилась под сомнение, военным искусством которой восхищались, была повержена вдвое уступавшей по численности армией сельджуков. Ни в Европе, ни на Востоке еще не думали о том, какой страшной угрозой станут потомки сельджуков спустя два-три века. Впрочем, это уже другая история.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте