Русский триумф на итальянской земле, Треббия, 1799

Владимир Шишов
22 Июня 2017 // 09:38

Трехдневная битва при Треббии стала главным сражением Итальянской кампании Суворова, в корне изменив баланс сил на Апеннинском полуострове. Выдающееся по своему упорству и воле к победе это сражение стало настоящим испытанием на прочность для русского солдата и знаменитой суворовской тактики, столкнувшихся с самой передовой армией своего времени, предводительствуемой смелым и решительным командующим. О невероятном встречном сражении, развернувшимся на месте великой битвы Ганнибаловой войны в материале Владимира Шишова.

Союзники после Адды

После победы в первом крупном сражении Итальянской кампании при Адде (вставить ссылку на статью), вся северная часть страны быстро оказалась в руках Суворова — были заняты Ломбардия и Пьемонт со своими столицами (Миланом и Турином соответственно). Заняв коридор между Альпами и Апеннинами, Александр Васильевич глубоко вклинился во французские земли, и теперь был окружен неприятелем с трех сторон. Со стороны Швейцарии, благодаря нерешительным действиям австрийской армии эрцгерцога Карла, который не сумел очистить страну от противника, и к началу лета сохранялась опасность наступления французов на юг, на западе и юге от бассейна реки По располагались силы Итальянской армии республиканцев, так что русский командующий был вынужден выделять значительные силы для прикрытия опасных участков фронта. Положение осложнялось тем, что в тылу у союзной армии оставались крепости, главной из которой была Мантуя, требовавшие значительных сил для поддержания энергичной осады, чего неистово требовал австрийских гофкригсрат, все больше влиявший на действия Суворова, зачастую посылая указания своим генералам минуя командующего.

Рис.1.png
Положение в Северной Италии на 11.06.1799

Французы после Адды

У французов, впрочем, дела в Италии обстояли еще хуже: Моро, стремительно отступивший после Адды в Ривьеру, теперь контролировал только небольшую полосу побережья (включая Ниццу и Геную), и был отделен от войск Суворова горами. Ривьера, однако, была сильно истощена войнами, так что квартирование тут армии было сопряжено с большими трудностями, а доставка припасов и подкреплений морем затруднялась господством союзников на море. Войска Моро были деморализованы поражением и длительным отступлением, нуждались в отдыхе, пополнении и ротации.

Другая французская армия, размещенная в Южной Италии, так же находилась в непростом положении: в Парфенопейской республике (государство в Южной Италии, созданное в начале 1799 года на месте Неаполитанского королевства) росли антифранцузские и антиреспубликанские настроения, подогреваемые союзниками, что привело к открытому бунту, подкрепленным английскими и русскими десантами. В этих условиях Макдональд (командующий Южной армией) должен был покинуть Неаполь и его окрестности, чтобы помочь Моро на севере. Всего он располагал примерно 30 000 отрядом, часть которого, он был вынужден оставить для прикрытия южных областей, а сам с основными силами двинулся к реке По, намереваясь соединиться с Моро. Разумеется, стоило Макдональду уйти, как Парфенопейская республика пала, а за тем союзники заняли и Рим.

Рис.2.jpg
Французский командующий генерал Макдональд (в будущем маршал Франции)

Во время марша Макдональда на север встал вопрос: как французским армиям соединиться и общими силами разгромить Суворова? Прямая дорога через Тоскану к Генуе была труднопроходима, особенно для артиллерии и конницы, а переброска сил морем могла привести к фиаско, если бы французскую эскадру обнаружили англичане. Но и в случае успеха, республиканцам предстояло действовать в разоренной и засушливой стране, в разгар лета при и без того слабом снабжении (это еще сыграет свою роль в конце кампании), атакуя русско-австрийскую армию через горные проходы. Французские генералы выбрали другой, более сложный, но и более активный план действий: атаковать осадный корпус Края у Мантуи, отрезать Суворова от снабжения, затем взять его в клещи и атаковать совместными силами. Такой план, однако, требовал не только безукоризненного и точного расчета, но и совершенного пассивного командования со стороны противника. Суворов таким командующим не был.

Силы сторон в Италии и на Треббии.

В распоряжении Суворова к середине июня формально находилось более 100 тысяч солдат — по большей части австрийцев, раскиданных от Ривьеры до Венеции и от Тироля до По. Французы же едва насчитывали 55 тысяч, разделенных между двумя армиями. Казалось, что союзники имели подавляющее превосходство и с легкостью должны были разделаться с республиканцам, но на деле все было гораздо сложнее: большая часть сил русско-австрийской армии были рассредоточены, образуя заслоны на севере и западе или будучи заняты осадами (так корпус Края под Мантуей насчитывал 16 тысяч и, кроме того, имел приданные ему авангарды — еще 12 тысяч). Главные силы у Алессандрии составляли чуть больше 30 тысяч человек, часть которых, впрочем, нужно было употребить в качестве заслона против Моро.

Суворов планировал собрать против Макдональда около 50 тысяч, за счет ослабления прочих отрядов на востоке страны, однако австрийские генералы саботировали это решение командующего — они были жестко проинструктированы гофкригсратом о порядке своих действий, вопреки воле командующего. Такое двоевластие еще не раз сыграет злую шутку с замыслами Суворова, что сказалось уже на этапе сосредоточения войск. Таким образом, против Макдональда выступил русский корпус силой всего в 22 тысячи человек. У Макдональда было 29 тысяч — то есть при двойном превосходстве союзников на театре боевых действий, полевая армия, выставленная против только одной французской армии, все равно уступала ей числом.

Встречный марш

После взятия Турина и установления контроля над трансподанской Италией Суворов стремился разгадать планы французских генералов, продолжая энергично осаждать непокоренные крепости. Австрийская разведка и агентура давали неясные и противоречивые сведения, но в конце концов стало ясно, что Макдональд выдвинулся из Лукки (две недели французы простояли там, сосредотачиваясь и приходя в себя после энергичного марша) в направлении на По и Мантую. Французам даже удалось настигнуть 15 июня авангардный отряд Отта, который вопреки инструкциям Суворова не сумел уйти из-под удара, и был разгромлен (Отт потерял половину шеститысячного корпуса). Французы заняли Пьяченцу и обосновались на Треббии. Первые успехи воодушевили французов, но им навстречу уже спешил Суворов, который выдвинулся как только услышал об активных действиях против Отта — было очевидно, что основной удар Макдональд направил туда.

Рис.3.png
Движение Суворова навстречу Макдональду


Форсированным маршем от Алессандрии Суворов прошел с войсками 85 километров всего за 36 часов! Такая скорость воистину была невероятной для войн XVIII века, когда хорошим темпом движения войск было 18−20 км в сутки. Разумеется, в армии была масса отставших, но Александр Васильевич рвался во что бы то ни стало как можно раньше атаковать Макдональда — он любил приговаривать «голова хвоста не ждет» и, подбадривая солдат, он шел вперед, французский генерал старался не отставать — узнав о приближении Суворова, он обратился против него.

Интересно, что вопреки традициям линейной тактики и господствовавшим тогда представлениям о сосредоточении сил, обе армии двигались форсированным маршем по одной дороге навстречу друг другу, стремясь занять максимально выгодные позиции, сохранив при этом тактическую инициативу и право нанесения первого удара. Войска растянулись на дороге, так что войска вводились в бой постепенно.

Русская, австрийская и французская армии

Кампания 1799 года относится к периоду, так называемых, «революционных войн», порожденных установлением во Франции республики и европейской реакцией. Социальные изменения во французском обществе не могли не сказаться на армии, для которой стали неприменимы многие правила линейной тактики и кабинетной стратегии: войска были слабо обучены и вымуштрованы, отказывались подчиняться палочной дисциплине королевских офицеров. В условиях революционного безвременья не могло идти речи о централизованном снабжении армии из специально заготавливаемых магазинов. Кавалерия и вовсе перестала играть значительную роль, удельный вес которой постоянно падал.

Рис.4.png
Французская армия времен Итальянской кампании

С другой стороны Французская революция сумела мобилизовать огромные контингенты войск, за счет всеобщей воинской повинности и коскрипций — недосягаемая мечта для наемной королевской армии. Под ружьем были сотни тысяч граждан, горящих революционным порывом — недостаток выучки компенсировался моральными качествами французской пехоты. Вместо линейной тактики наемных армий, революционные войска комбинировали изматывающий огневой бой в стрелковых цепях с массированными штыковыми атаками глубоких колонн. Результат превзошел все ожидания — противники французов были раз за разом биты революционными новобранцами. Вся Европа начала копировать французскую тактику. Превосходные качества французской пехоты, которая, кроме того, приобрела огромный опыт к 1799 году, усиливались плеядой талантливых офицеров и генералов, которые искусно использовали достижения революции. К числу таких генералов несомненно стоит причислить и командующих в Италии Моро и Макдональда.

Рис.5.jpg
Русские войска времен Итальянской кампании

Австрийская армия, наоборот, все время отставала от французов, и была вынуждена копировать их достижения, что не всегда помогало. При этом сами по себе австрийские солдаты обладали отличной выучкой, стойко вели себя под огнем, а кавалерия австрийцев и вовсе была лучшей в Европе. С другой стороны, сама система управления армией была закостенелой и отсталой — все решения принимались в Вене первым министром Тугутом, который фактически управлял внешней политикой страны в это время. Инициатива командующих сдерживалась центром, в Италии это вовсе превратилось в прямое игнорирование его приказов, когда директивы посылались непосредственно австрийским генералам.

Рис.6.jpg
Первый министр барон Тугут


Русская армия была представлена в Италии сравнительно небольшим корпусом (к середине июля около 15 тысяч человек), которая, впрочем, была обучена «суворовским» методом и обладала выдающимися качествами — во главе русских частей стояли талантливые командиры (Багратион, Милорадович и др.), а магическое воздействие Суворова на солдат и офицеров общеизвестно.

День первый. Битва на Тидоне

17 июня рано утром Макдональд снова атаковал Отта на реке Тидоне (западнее Треббии), остатки корпуса которого, стали теперь авангардом основных сил, которые были еще в пути. Французом удалось потеснить австрийцев, но сюда подошел авангард корпуса Меласа и на какое-то время положение стабилизировалось — австрийцы закрепились к западу от реки, у местечка Сармато. В 15 часов французы подтянули резервы и начали общую атаку, охватывая австрийцев с флангов. Им удалось захватить батарею в Сармато, привести австрийцев в беспорядок — последние едва держались.

Рис.7.png
Карта битвы на Тидоне

В этот момент сам Суворов появился на поле боя. С собой он привел 4 казачьих и два драгунских полка, которые мгновенно бросил в атаку на фланги французов. Французская атака была остановлена. Чуть позже (в 16 часов) на помощь подошли 6 пехотных батальонов русского авангарда. Эти подкрепления Суворов использовал, чтобы развить общую атаку — русские гренадеры ударили в штыки и французы не выдержали. Особенно досталось польской дивизии Домбровского, который был опрокинут и совершенного разбитый отошел за Тидоне, за ним потянулись две другие французские дивизии. Более того, французы не сумели закрепиться даже на Тидоне и отошли за Треббию. Союзниками досталось 400 пленных и еще более тысячи французов было убито и ранено.

Несмотря на то, что союзники в течении всего дня уступали числом (даже во время общей атаки соотношение сил было 14 тысяч против 19), Суворову удалось одержать верх в первый день, что стало залогом последующей победы.

День второй. Битва при Треббии

На следующий день Суворов решает атаковать Макдональда несмотря на крайнее истощение войск — французы ожидали подкреплений, так что на следующий день их могло быть до 33 тысяч. У Суворова около 26 тысяч против 24 у французов. Александр Васильевич планировал сосредоточить ⅔ войск на правом фланге, разгромить тут противника, ограничившись демонстрациями и обороной в центре. Однако австрийский генерал Мелас, отказался перебросить на правый фланг резервную пехоту и кавалерию, опасаясь, что будет окружен и разгромлен — такое неслыханное нарушение военной дисциплины было следствием пагубной политики венского кабинета. Таким образом, усиленным оказался левый фланг союзной армии, который никак себя не проявил в бою.

Рис.8.png
Операция на Треббии

Правый фланг, впрочем, даже оказавшись в меньшинстве, сумел одержать верх — сказалась русская доблесть и жесточайшие штыковые атаки. Особенно проявили себя Багратион и Швейковский, усилиями которых от французов был очищен левый берег Треббии. В центре и слева австрийцы действуют вяло, вопреки приказаниям Суворова, а к вечеру к Макдональду подошли свежие силы, но благодаря атакам русских войск, которые заставили противника отступить, начинать новый бой оказалось бессмысленно. Макдональд планировал взять реванш на следующий день.


День третий. Битва при Треббии-2

На следующий день Макдональд сам атаковал, причем основной удар он наносил как раз по русским войскам, располагавшихся на правом фланге, причем все это время он все еще надеялся на подход Моро, который должен был атаковать Суворова с тыла. На правом фланге союзнической армии снова разгорелось особенно жаркое сражение — французы тут имели трехкратное превосходство, ведь Мелас снова удержал резерв при себе даже вопреки прямому указанию Суворова отправить подкрепления в любом случае.

Рис.9.jpg
Русские войска на марше

Дивизия Домбровского, пострадавшая в предыдущий день, должна была обойти с фланга русские войска, но Суворов заметил это и отправил против Домбровского отряд Багратиона, который ударил в штыки и совершенно расстроил колонну противника, что до конца дня ее части больше не принимали участия в бою. В этот момент на остальные силы русских войск обрушились французы — 15 батальонов против 5 русских. Раз за разом они атаковали и раз за разом атаки отбивались. Но постепенно русские войска начали откатываться от Треббии, казалось что вот-вот весь фланг развалится.

Рис.10.jpg
Атака русских казаков при Треббии

Генерал Розенберг прискакал к Суворову, который отдыхал в тени камня от дневного зноя, с просьбой начать отступление. На это Суворов сказал: «Попробуйте сдвинуть этот камень» — указывая на огромный валун, под которым отдыхал фельдмаршал — «Не можете? Так и русские не могут отступать». В это же время прибыл вестовой от Багратиона — тот сообщал, что войска утомлены до крайности после разгрома Домбровского и не готовы к новой атаке. Суворов вскочил на коня и сам отправился к войскам. Стоило солдатам увидеть боготворимого ими полководца, как все ожило: войска, ободренные словами Александра Васильевича, собрались с силами и врубились в тыл французам, наседавших на Швейковского. Республиканцы, не ожидавшие атаки с тыла, приняли эти войска за свежие и поспешно стали отступать за Треббию, гонимые русскими.

В центре французы, которые добились было успеха, были опрокинуты комбинированной атакой пехоты с фронта и кавалерии Лихтенштейна, врубившейся в стрелковые цепи неприятеля с фланга. Слева Мелас так и не рискнул перейти в атаку, оставаясь на месте.

К вечеру 19 июня французы везде были отброшены и отступили за Треббию. Суворов готовился дать четвертое сражение, казалось, что его решимость ничто не способно поколебать. Однако нервы сдали у самого Макдональда — ночью на 20 июня он с остатками войск начал отступать на юго-запад в Тоскану.

Всего за три дня боев союзника потеряли более 5 000 человек убитыми и ранеными, но потери французов были просто ужасающими — около 18 000 человек (из которых 12 000 пленными!). Фактически, армия Макдональда перестала существовать — ее численность едва доходила до двух штатных дивизий дивизий.

Последствия сражения

В истории Итальянской кампании операция при Треббии обозначила коренной перелом в войне на территории Италии — французы окончательно утратили стратегическую инициативу, и только лишь прямой саботаж австрийского генералитета не позволил Суворову тут же обрушиться на Моро, войдя в Ривьеру, а после и вовсе перенести войну в пределы Республики — это совершенно не входило в планы гофкригсрата, цели которого ограничивались захватом и удержанием крепостей и городов Италии, которые, разумеется, отошли Австрии (хотя Суворов планировал создать в областях Италии суверенные государства со своими правительствами, а главное, вооруженными силами).

В июне 1799 года Суворов совершил, казалось, невозможное. В ходе упорного трехдневного сражения 17−19 июня 1799, которое, по сути, представляет собой три отдельных боя (на р. Тидоне, первый бой на Треббии, второй бой на Треббии), Суворов благодаря своему тактическому гению и тому невероятному моральному воздействию, которое внушала его фигура войскам, сумел разгромить армию Макдональда — талантливого генерала великой Французской республики, чьи победы заставляли содрогаться всю Европу. Победа, одержанная вопреки всему, стала венцом полководческого искусства Александра Васильевича.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 1

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Igor Novelli 26.06.2017 | 17:4417:44

статья хорошая, но есть ошибки