Искусство войны. Черный день Римской республики

Владимир Шишов
03 Ноября 2016 // 14:26

После блистательных побед при Треббии и Тразименском озере Ганнибалу предстояло еще раз доказать свое тактическое мастерство при встрече с самой большой армией республики, когда-либо собранной в одном месте. 16 легионов, состоящих из римлян и италиков, казалось бы, несомненно должны были победить армию пунов. Состоялась самая масштабная и знаменитая битва Второй Пунической войны.

Положение перед битвой

Всего через полтора года после перехода через Альпы Ганнибал уже занял значительную часть Италии. Однако сил для того, чтобы осадить и взять Рим, ему все еще не хватало: галлы, призвавшие его в Италию, не сумели предоставить достаточно воинов, а тяжелый переход через Альпы выкосил значительную часть войск карфагенян. Италийские союзники римлян не спешили переходить на сторону Ганнибала. Для того, чтобы убедить крупные города и общины на юге полуострова (такие как Капуя или Тарент) отпасть от римлян, карфагенскому полководцу нужна была решительная победа над римлянами.

Рис.1.jpg
Карта второй Пунической войны

В Риме также были недовольны тем, что Ганнибал хозяйничает в Италии. Общество уже оправилось от тяжелых поражений предыдущих лет, и римские низы требовали прекратить затягивать войну и разгромить Ганнибала в решительном сражении. Консул предыдущего 217/216 года Фабий Максим придерживался тактики уклонения от боя и боролся с Ганнибалом в позиционном противостоянии. За эту манеру ведения войны его даже прозвали «Кунктатор» — медлитель. На консульских выборах в 216 году победу одержал популярный среди плебеев Теренций Варрон — политик-популист и бесталанный полководец, противник Фабия Максима. Вторым консулом стал Эмилий Павел, сочувствовавший Кунктатору.

Силы сторон

С момента последнего крупного сражения, произошедшего у Тразименского озера, прошло более года. Обе стороны не теряли времени даром и помимо стратегического противостояния активно наращивали силы. Несмотря на страшный разгром, римляне не только сумели оправиться от поражений, но и выставили армию, превосходившую по числу все ранее собранные. 16 легионов пехоты (около 80 тыс.) и 6 тысяч кавалеристов были в распоряжении Теренция Варрона и Эмилия Павла, ведь сенат поручил им обоим командовать армией по очереди, что сыграло роковую роль. Армия Ганнибала к этому моменту состояла из кельтов, испанцев и африканских наемников. Карфагенский полководец имел 40 тысяч пехоты (из них 12 только тыс. африканцы), однако превосходил римлян в кавалерии — 10 тысяч отличной конницы не давали шанса всадникам италиков.

Построение армий

Летом 216 года до н. э. Ганнибал занял местечко Канны, где находился продовольственный склад римлян, надеясь выманить их в поле и дать сражение. Римская армия двинулась к Каннам и встала лагерем в 2 км от войск Ганнибала. Эмилий Павел считал, что нужно уклониться от сражения и попытаться заманить пунийцев на более холмистую местность, где Ганнибал не сможет использовать свое превосходство в кавалерии. Однако Варрон, ободренный удачным исходом стычки накануне, решил вывести войска в поле. Утром 2 августа 216 года до н. э. началась битва при Каннах.

Рис.3.jpg
Схема битвы при Каннах

На правом фланге римлян, примыкающем к реке, построилась римская кавалерия, в центре плотным монолитным строем разместилась пехота, а на левом фланге Варрон поместил конницу союзников. Пехоту прикрывали 8 тыс. легковооруженных застрельщиков. Еще 10 тыс. римлян осталось в лагере. Чтобы разместить такую массу пехоты, Варрону пришлось вздвоить ряды и построить пехоту без интервалов — одна шеренга за другой. При таком построении стало невозможным использовать преимущества расчлененного манипулярного строя, а вся римская пехота представляла собою как бы огромную фалангу, построенную больше в глубину, чем по фронту. Конечно, Варрон просто стремился обезопасить свои фланги, так как не обладал превосходством в кавалерии. Полем боя стала равнина 2−3 км шириной, прикрытая рекой с одной стороны и лесом и кустарником с другой. План римского консула заключался в том, чтобы, опираясь на свое численное превосходство (которое он толком не смог использовать), прорвать фронт карфагенян, рассечь их армию и затем уничтожить.

Ганнибал давно готовился к новой битве и расположил армию следующим образом. У реки он разместил 8 тыс. кавалерии, состоявшей из испанцев и кельтов. На правом фланге — против римских союзников — построились 2 тыс. легких всадников из Нумидии. В центре была выстроена пехота, однако тут легендарный полководец сумел проявить весь свой тактический талант. Центр построения пехоты состоял из худших войск — галлов и иберийцев, которые были хуже вооружены и обучены, чем африканские ветераны Ганнибала. А вот на флангах построения пехоты как раз разместились ливийские войска — тяжеловооруженные копейщики. Причем центр пехоты выдавался несколько вперед, а крылья, наоборот, оставались чуть позади; таким образом, построение пехоты Ганнибала приобретало форму полумесяца, выпуклого в сторону римлян. Таким сложным построением Ганнибал хотел завлечь противника в центре в мешок, окружить и уничтожить.

Ход сражения

Сражение началось с перестрелки легкой пехоты, которая ни к чему не привела. Затем завязалось сражение между римской кавалерией правого фланга и всадниками Ганнибала. Одновременно с этим римская пехота двинулась на центр Ганнибала. Римские всадники не смогли оказать серьезного сопротивления и были разбиты. Та же участь постигла союзническую кавалерию на противоположном фланге Варрона. Однако, как поначалу казалось, римской пехоте, основной ударной силе Рима, сопутствует успех. Несмотря на то, что галлы и испанцы сражались храбро, их неодолимо теснили легионы. Центр Ганнибала держался, но неумолимо прогибался так, что вскоре стал представлять собою полумесяц, обращенный выпуклой стороной к лагерю карфагенян. Только этого и ждал Ганнибал.

Как только возникла опасность прорыва фронта, карфагенский военачальник приказал ливийским копейщикам, которые теперь охватывали римлян сбоку, атаковать пехоту Варрона и теснить ее. В тот же момент кавалерия Ганнибала ударила римлянам в тыл. Вскоре наступательный порыв римской пехоты иссяк, и она остановилась — скученная, зажатая со всех сторон противником. Теснота построения не давала использовать численное преимущество, поэтому вскоре бой превратился в бойню. Несколько часов шло избиение римской армии, лишившейся командования (Эмилий Павел был убил, а Варрон бежал). Почти 50 тысяч римлян остались лежать на поле боя! Еще 10 тыс. взято в плен. Остальные сумели пробиться или ранее бежали с поля боя. Карфагеняне потеряли не менее 6 тысяч человек.

После битвы при Каннах

На сторону Ганнибала перешли многие города Южной Италии. Однако в самом Карфагене не спешили радоваться победам своего полководца. Опасаясь роста его влияния, карфагенский сенат не стал помогать Ганнибалу, что было принципиально в тот момент, ведь даже тогда ему не хватало сил для взятия Рима. Для римской республики наступил черный день. Казалось, что не было семьи, кого не затронула бы эта трагедия. Однако было то, что отличало римский народ от всех остальных. Римляне не сдавались и не заключали мира после поражений. В городе началась активная подготовка к осаде и набор новых легионов. Мобилизационное напряжение населения достигло небывалых масштабов — в строй встал каждый десятый житель республики. Интересно, что из беглецов с поля боя было образовано два легиона, которые были в римской армии как бы штрафными, однако именно эти два легиона приняли участие в битве при Заме в 202 году до н. э.

Еще со времен античности слово «Канны» стало нарицательным. Оно обозначает полное поражение, окружение противника. Интересно, что римляне вскоре сумели оправиться от разгрома и, придерживаясь стратегии Фабия Максима, вернули себе контроль над всей Италией, не вступая в крупные сражения. А сама битва при Каннах навечно вошла в учебники по истории военного искусства как классический пример тактического окружения армии противника и ее уничтожения.


Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте