Телеведение. Вечерняя сказка от Юрия Норштейна

Станислав Анисимов
05 Января 2017 // 18:00

Дети — самая сложная аудитория. Как узнать, что им интересно? Как разгадать их художественные потребности? Такой вызов готов принять только самый смелый художник. Многомиллионная аудитория зрителей программы «Спокойной ночи, малыши» встретила работу Юрия Норштейна весьма прохладно. Но, кажется, это взрослые постарались убрать то, что не поняли их дети, с экрана. Выключить и забыть — гораздо проще,чем разобраться и объяснить.

Если и есть на отечественном телеэкране программы, к которым применим термин «культовые», то «Спокойной ночи, малыши» безусловно к ним относится.


Так уж сложилось, что в нашей стране «культовые» программы еще и самые «многострадальные». Им пришлось пережить такое количество смен экономических моделей, капризов зрительских привычек, что их сущность теряется в потоке перемен. Да и о каких традициях можно говорить, если программа на экранах с 1964 года? Однако, главное уловить все же можно.


Заставка 1971 года. Время выхода передачи менялось, а вслед за ним «подводили» стрелки нарисованных часов

Если за дело берется настоящий художник, то, уж поверьте, он увидит и воплотит в своем произведении самую суть идеи. Так и получилось с заставкой, к программе «Спокойной ночи, малыши», которую нарисовал мультипликатор Юрий Норштейн.


Но, увы, увидеть довелось ее немногим. Побыв в эфире три года, она исчезла с экранов «по просьбе зрителей». Не достучался автор «Ежика в тумане» и «Сказки сказок» до массовой телеаудитории.

Заставка, созданная Юрием Норштейном и Валентином Ольшвангом, выполнена в стиле ретро. Это и палитра, в которой выполнена работа и красноречивые детали. Ретро-стиль-это и воспоминание о прошлом, а именно о детстве у зрителей рубежа веков. Что-то доброе, хорошо знакомое, но неумолимо недостижимое-почти сказка. Воспоминание о любимых, порой забавно-неуклюжих игрушках, простых детских радостях.


Первые кадры- превращение живописи в анимацию. Статика становится динамикой, как будто во сне оживают книжные иллюстрации. Перед нами типичный натюрморт — художественно организованный порядок на столе. Камера панорамирует и мы оказываемся свидетелями бурной жизни, кипящей под столом. Во первых, скатерть создает некое подобие занавеса, это первый шаг к движению на картине, ну, а во вторых, мир доступный ребенку, вселенная скрытая от глаз взрослого, вот что обычно скрывается под столом.


Здесь и типичное детское развлечение — мыльные пузыри. У любого взрослого они ассоциируются с фантазией и, конечно, с темой детства. Азбука, которую листает один из персонажей — опять же, отсылка к первым шагам в этом мире, к начальной школе. Сладости: сгущенка и варенье-любимое детское лакомство. Ожившие игрушки — это еще один элемент детского мира. Стоит отметить, что все эти действия происходят одновременно. Разглядеть их очень трудно. Поэтому заставку интересно смотреть несколько раз и открывать в ней все новые и новые детали.


Заяц, при помощи колокольчика (так на экране начинается мелодия заставки программы), созывает персонажей из-под стола на просмотр вечерней сказки. Здесь можно увидеть своеобразную отсылку к мотивам истории Льюиса Кэролла «Алиса в стране чудес». Чаепитие и мартовский заяц-вполне очевидные рифмы, учитывая то, что мы находимся, определенно не «на поверхности». Опять же часы и то, как с ними ловко управляется персонаж-еще одна отсылка к кэрроловским мотивам.


Корпус часов имеет свою сцену и свой занавес, что продолжает развивать тему театра, заданную сценической рамкой скатерти.

Тему игры продолжает детская железная дорога, пользуясь которой персонажи спешат к месту назначения. Кульминация заставки — герои-игрушки расселись перед воображаемым экраном для просмотра передачи.


Вторая часть заставки — колыбельная. Ее сюжет -подготовка ко сну. Сквозной мотив —декоративное оформление пространства. Здесь и выгородки, и кукольный домик, и ширмы. Окружающий ребенка мир- всего лишь декорация, в которой он разыгрывает свои представления (уж так ли это отличается от мира взрослого человека). А вот сновидения — мир истинный, декорации там не нужны, там все «взаправду».


Насыщенная аллюзиями и глубоким смыслом, заставка Юрия Норштейна создавалась полтора года. Но не была оценена зрителями.


Возможно, потому что ее идея кроется не в концепции оформления детской передачи, а в размышлениях на тему детства как такового. А это слишком сложно для восприятия маленькими зрителями. Кстати, получившийся материал готовы были приобрести японские бизнесмены, но сделка не состоялась. История отечественного телевидения пополнилась еще одним забытым шедевром.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте