История одного шедевра: «Боярыня Морозова» Сурикова

Снежана Петрова
05 Января 2018 // 12:00

«Боярыня Морозова», как и события XVII века, раскололи посетителей 15-й передвижной выставки 1887 года, на которой полотно было представлено. Одни ругали его за историческую недостоверность и технику - разномастную толпу критика называла персидским ковром. Другие, в том числе критик Владимир Стасов и приверженцы импрессионизма, окрестили картину «первой из всех» на сюжеты русской истории.

Живописная сила полотна такова, что боярыню Морозову воспринимают не иначе, как в суриковском представлении. Хотя в плане исторической достоверности и правда есть вопросы к художнику.

Сюжет

Впервые историю о стойкой последовательнице старообрядчества Василий Суриков услышал еще в юности от своей крестной Ольги Матвеевны Дурандиной. Четкий замысел сформировался лет через десять. «…Раз ворону на снегу увидал. Сидит ворона на снегу и крыло одно отставила. Черным пятном на снегу сидит. Так вот этого пятна я много лет забыть не мог. Потом «Боярыню Морозову» написал», — вспоминал живописец.

Перед началом работы Суриков изучил исторические источники, в частности, житие боярыни. Для полотна он выбрал эпизод, когда староверку везли на допрос. Когда сани поравнялись с Чудовым монастырем, она, полагая, что царь видит ее в этот момент, часто крестилась двухперстным знамением. Тем самым она демонстрировала приверженность вере и бесстрашие.

фото 4 Этюд к картине.jpg
Этюд к картине

В одной телеге с Морозовой ехала ее сестра Евдокия, также арестованная и в дальнейшем разделившая судьбу Феодосии. Суриков же изобразил ее идущей рядом — это молодая женщина в красной шубе справа от саней.

Морозова изображена чуть ли не старухой, хотя на момент описываемых событий ей около 40 лет. Натурщицу для боярыни Суриков искал очень долго. Уже и толпа была написана, а подходящего лица для центрального персонажа все не встречалось. Решение было найдено в среде старообрядцев: к ним с Урала приехала некая Анастасия Михайловна, ее-то Суриков и написал: «И как вставил ее в картину — она всех победила».

Сани с боярыней «раскалывают» толпу на сторонников и противников церковной реформы. Морозова изображена как аллегория противостояния. У боярыни на руке и у странника справа — лестовки, кожаные старообрядческие четки в виде ступеней лестницы (символа духовного восхождения).

фото 5 Этюд к картине.jpg
Этюд к картине

Чтобы передать многочисленные цветовые рефлексы и игру света, художник ставил моделей на снег, наблюдая, как холодный воздух меняет цвет кожи. Даже юродивый в отрепьях писался с человека, сидящего практически голышом на морозе. Суриков нашел натурщика на рынке. Мужичок согласился позировать, и живописец растирал его озябшие ноги водкой. «Я ему три рубля дал, — вспоминал художник. — Это для него большие деньги были. А он первым долгом лихача за рубль семьдесят пять копеек нанял. Вот какой человек был».

Контекст

Раскол русской церкви был вызван реформой, инициированной патриархом Никоном. Были изменены русские тексты Священного Писания и богослужебные книги; двуперстное крестное знамение заменено на трехперстное; крестные ходы стали проводить в обратном направлении — против солнца; «аллилуйя» произносить не дважды, а трижды. Старообрядцы называли это ересью, приверженцы же новой веры, в том числе и царь Алексей Михайлович, предали их за это анафеме.

Боярыня Феодосия Прокопьевна Морозова была из высшей аристократии того времени. Ее отец был окольничим, а муж — представителем рода Морозовых, родственников Романовых. По всей видимости, боярыня входила в число придворных, сопровождающих царицу. После смерти мужа и отца она стала распоряжаться огромным состоянием, одним из крупнейших в то время в стране.

фото 1.jpg

Узнав о ее поддержке старообрядцев и помощи сторонникам протопопа Аввакума, Алексей Михайлович поначалу пытался через родственников вразумить строптивую боярыню. Однако безуспешно.

До принятия пострига Феодосия Прокопьевна даже присутствовала в «новообрядной церкви» на богослужении. Но став монахиней в конце 1670 года, Морозова начала отказываться от участия в подобных «светских» мероприятиях. Последней каплей для царя стал ее отказ от участия в его свадьбе с Натальей Нарышкиной. Боярыня была арестована и отправлена в Чудов монастырь на допрос. Не добившись отказа от приверженности старым обрядам, ее заточили на подворье Псково-Печерского монастыря. Имущество было конфисковано, а двое братьев сосланы.

Через три года боярыню вновь пытали и вновь безрезультатно. Тогда Алексей Михайлович выслал Морозову с сестрой в Боровск, где их заточили в земляную тюрьму. Там они скончались от голода, после чего 14 их слуг были сожжены заживо. Примерно через 6 лет та же судьба — сожжение — ждала и протопопа Аввакума.

Судьба художника

Потомок казаков, еще с Ермаком покорявших Сибирь, Василий Суриков родился в Красноярске. Мать привила ему чувство прекрасного и любовь к старине. Мальчик рано начал рисовать и был крайне увлечен этим занятием. К моменту, когда пора было думать о продолжении обучения после уездного училища, у Сурикова уже скончался отец, денег у семьи не было. Тогда енисейский губернатор Павел Замятин рассказал о талантливом юноше золотопромышленнику Петру Кузнецову. Тот оплатил обучение Сурикова в Академии художеств.

фото 3 Автопортрет на фоне картины Покорение Сибири Ермаком. 1894.jpg
Автопортрет

В столицу молодой человек ехал на рыбном обозе два месяца. По пути он заглянул в Москву, которая навсегда покорила его: «Приехавши в Москву, попал в центр русской народной жизни, сразу стал на свой путь». Именно в этом городе он впоследствии будет жить и напишет свои главные полотна: «Утро стрелецкой казни», «Меншиков в Березове» и «Боярыня Морозова». После них о Сурикове заговорили как о живописце-историке.

У василия Ивановича никогда не было настоящей мастерской. Он писал то дома, то на пленэре, то в залах Исторического музея. В обществе при этом он слыл за нелюдимого человека. Тепло и живое участие видели только его близкие.

фото 2 Утро стрелецкои казни. 1881.jpg
«Утро стрелецкой казни»

Переломным стал для живописца 1888 год, когда умерла его жена. Вместе с ней, словно, и в душе самого Сурикова что-то умерло. Последующие полотна уже не вызывали стольких восторгов, как те, что были созданы при живой супруге. Суриков вновь и вновь брался за исторические сюжеты — переход Суворова через Альпы, покорение Ермаком Сибири, жизнь Стеньки Разина и т. п., — но каждый раз был не совсем доволен результатом.

Скончался он в Москве в 1916 году от хронической ишемической болезни сердца. Последними его словами было: «Я исчезаю».

Печать Сохранить в PDF

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте