История одного шедевра: «Завтрак на траве» Мане

Снежана Петрова
07 Июля 2017 // 11:00

Снегирь в листве, лес, похожий на декорацию, непропорциональные фигуры, рассыпающаяся композиция. По количеству несуразностей кажется, что Эдуард Мане — художник-новичок. Однако такой же стиль он сохранит и в более поздних картинах. Мане словно высмеивает привычку человека видеть на картинах «правильное», академическое. Чем ему это аукнулось?

Сюжет

Обнаженная женщина, очевидно, не в роли богини или иной мифической сущности, бесстыдно смотрит зрителю в глаза. Вторая женщина, также не особенно скрывающая наготу, занята купанием. Она выглядит непропорционально большой по сравнению с фигурами на переднем плане. Джентльмены же, одетые чересчур чопорно для пикника, жарко спорят.

Природа кажется декоративной, словно писал Мане не на пленэре (в чем заверял всех), а сидя в студии. Небрежность в проработке деталей, грубые мазки, тени, положенные черт-те как, — за такие ошибки поклонники академизма называли Мане маляром и недоучкой.

фото 1.jpg
«Бар в «Фоли-Бержер» (1882). Одна из самых скандальных и последняя картина Мане

Сюжет взят, думается, из жизни. Вернувшись как-то раз из Аржантея, предместья Парижа, — там, кстати, в течение долгих лет жил и работал Клод Моне, — художник взялся за работу. Воскресный пикник проходил, возможно, даже с моделью Викториной Мёран, которой приписывается не только творческая связь с живописцем. На момент написания картины они уже в разрыве — Мане женился на другой, на своей учительнице музыки Сюзанне Леенхофф. Кстати, брат его жены Фердинанд изображен с портретной точностью на этой картине. Как и брат самого художника Густав.

В нижнем левом углу — лягушка, а неподалеку от нее — вишни. Лягушками называли проституток, а вишни — символ сладострастия. Женщины уподобляются еде, которой мужчины распоряжаются, как вздумается.

Контекст

Мане надеялся, что картину возьмут на Парижский салон. Но, естественно, этого не произошло. Даже Наполеон III — ценитель и провокатор в искусстве, предложивший всех, кого не приняли на выставку, выставить на Салоне отверженных, — и тот отвернулся от «Завтрака на траве».

фото 2 Чета Мане 1860. Картина которои гордился отец художника.jpg
«Чета Мане» (1860). Картина, которой гордился отец художника

«Какая-то голая уличная девка, — писал критик Луи Этьенн, — бесстыдно расположилась между двумя франтами в галстуках и городских костюмах. У них вид школьников на каникулах, подражающих кутежам взрослых, и я тщетно пытаюсь понять, в чем же смысл этой непристойной загадки».

Публика не понимала, как на полотне, размеры которого больше подходят для батальных сцен, могут быть так грубо и вызывающе выписаны мужчины и голые женщины. Невыраженность объема на картинах Мане — результат его увлечения японским искусством. Восхищаясь техникой художников из Страны восходящего Солнца, Мане отказался от проработки цветовых и световых нюансов. Как и в гравюрах, художник сконцентрировался на линиях и контуре. Современники же называли его картины незаконченными, небрежными и безыскусными.

Судьба художника

Мане родился в приличной семье. Отец его работал в Министерстве юстиции, мать была дочерью французского дипломата. Несложно представить, чего ждали от ребенка. Но маленький Эдуард категорически не желал учиться, даже живописи, к которой тянулся с детства. Ребенка пугали правила, традиции, академизм.

В поисках себя он плавал в Бразилию, путешествовал по Европе, изучая работы старых мастеров. Ранние картины создали ему имидж подающего надежды художника. Но довольно быстро от него отвернулись и критики, и покупатели. Провокационные полотна, которые отказывались выставлять, были пощечиной вкусу.


Надо сказать, что и в личной жизни Мане придерживался свободных нравов. Он крутил романы с натурщицами при наличии невесты, по молодости заболел сифилисом, осложнения которого и свели его в могилу.

фото 3.jpg
Эдуард Мане

Мане, кстати, был одним из первых адептов скетча. Прогуливаясь в Тюильри, где по выходным собиралась парижская богема, художник быстро записывал сцены с натуры. Современники не воспринимали это как живопись, считая, что такие рисунки годны лишь для иллюстраций журналов и репортажей.

Вместе с Писсарро, Сезанном, Моне, Ренуаром, Дега они создали сообщество прогрессивных живописцев, которое условно называется батиньольской школой. Они не желали следовать канонам официального искусства и стремились найти новые, свежие формы, способы передачи световой среды, воздуха, окутывающего предметы. Они стремились максимально приблизиться к тому, как человек видит тот или иной предмет. Некое подобие признания Мане появилось в 1890-х годах. Его картины начали приобретаться в частные и государственные собрания. Однако к тому времени художника уже не было в живых.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте