Процесс. Суд над семнадцатью мещанами

26 Мая 2018 // 20:34

Ноябрь 1901 года. Могилевский окружной суд. Рассматривается дело, связанное с уклонением от призыва на воинскую службу. На скамье подсудимых семнадцать человек — мещане различных городов и сел. Все — евреи. Случайность? С ответом на этот вопрос — ведущие передачи «Не так» радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Кузнецов и Сергей Бунтман. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

А. Кузнецов: Итак, суд. На скамье подсудимых семнадцать человек. Кто они? Двое — организаторы и основные исполнители, Израиль Симкин и Израиль Серебрин. Это люди, которые, найдя достаточно зажиточных заказчиков, организовывали освобождение их сыновей от воинской службы. Вторая категория, пять человек, уже немолодых, — отцы. Те, кто, собственно, оплачивал затеянное мероприятие, кто пытался освободить своих малахольных отпрысков от военной службы. Третья категория, шесть человек, — как раз вышеупомянутые дети. На момент процесса им было по 20 — 21 году. Ну и еще четыре человека — люди, которые пытались выступить в качестве подставных лиц.

Довольно внушительная по количеству, но маловыразительная по именам адвокатская команда. Правда, два человека в ней занимали особое положение. Это Лев Абрамович Куперник и Александр Робертович Ледницкий. Что касается юристов, которые восседали в судейских креслах и на месте обвинения, то информации о них практически нет.

Несколько слов скажем о фоне, на котором все это происходит. Как известно, в 1874 году Российская империя перешла на принципиально иной способ комплектования вооруженных сил — всеобщую воинскую повинность, которая предусматривала, что все мужчины, достигшие 21-летнего возраста, должны отслужить в армии.

Сразу было решено, что некоторые категории призыву не подлежат. Так не призывались молодые мужчины из дальних областей (Камчатка, Сахалин, Якутия), из районов, где было мало православного населения (Туркестанский край, Оренбургская губерния, некоторые уезды Архангельской губернии). Однако вотяков, удмуртов — то есть те национальные меньшинства, которые довольно давно жили с русскими вперемешку, худо-бедно знали русский язык, постановили призывать в армию, независимо от вероисповедания.

Вопрос с евреями обсуждался отдельно. И он, этот вопрос, кстати говоря, приобрел совершенно необычайную остроту. Уже тогда по этому поводу было множество газетных, журнальных публикаций, выходили отдельные книжки. Министерство внутренних дел все время старалось доказать, что евреи в массовом порядке пытаются «откосить» от армии, воспользоваться незаконными льготами; что те евреи, которые попадают в армию, — плохие солдаты, что они не служат, а только болеют.

В книге Йоханана Петровского-Штерна «Евреи в русской армии» очень хорошо показано, как искусственно Министерство внутренних дел нагнетает эту тему. А в это время отдельные воинские начальники шлют документы иного характера. Например, начальник Харьковского военного округа в 1885 году жаловался, что на службе состоит слишком много евреев. В доказательство он привел следующие данные: в 5-й дивизии округа — почти 10% еврейских солдат; в 9-й дивизии — 11,5%; в 31-й — 11%; в 36-й — 10%. По его утверждению, после увольнения в запас нижних чинов призыва 1881 года и части 1882 года число солдат из евреев еще больше увеличилось. Так в одном только Козловском пехотном полку, насчитывавшем полторы тысячи нижних чинов, их оказалось 267. То есть 18%.

И начальник округа просит Главный штаб принять меры: «Ввиду столь значительного процентного содержания евреев нижних чинов в пехотных частях вверенного мне округа, считаю необходимым довести до сведения, что не признается ли возможным при распределении новобранцев уменьшить число евреев, направляемых в мой округ?»

В Главном штабе наморщили ум и 4 мая 1886 года ответили: «Вследствие принимаемых в последнее время Правительством строгих мер для предотвращения уклонения евреев от воинской повинности, нельзя ожидать на будущее время уменьшения числа евреев-новобранцев, подлежащих поступлению в войска, и потому в составе их евреи неизбежно всегда будут представлять более или менее значительный процент, с которым необходимо считаться». То есть чем больше евреи будут уклоняться, тем больше их будет в войсках. Исходите из этого, господа воинские начальники.

ФОТО 1.jpg
Проводы новобранца (рекрут). Художник И. Репин, 1879 год. Фото с сайта de.rbth.com

С. Бунтман: А не пора ли нам перейти к делу?

А. Кузнецов: Конечно. Итак, группа немолодых, весьма зажиточных, судя по всему, варшавских евреев то ли сама нашла Израиля Симкина, то ли он их (об этом будет отдельная дискуссия на процессе), но так или иначе они встретились. И Симкин предложил этим пяти варшавским евреям освободить их сыновей от службы. Они согласились. Судя по записной книжке Симкина, им это очень недешево стоило. Встречаются суммы 600, 800 рублей и в одном случае — 1000 рублей.

На что был расчет? Дело в том, что далеко не всех мужчин, достигших 21-летнего возраста, тогда призывали в армию. Ну, во-первых, не призывали тех, кто был не годен по самым различным медицинским показаниям. Сюда входила довольно большая категория так называемых невозмужалых — тех, кто на момент осмотра не подходил по весу, росту и так далее. Потом шли три разряда льготных. 3-й разряд льготных — это те юноши, у которых ближайший к ним старший брат в это время находился (или погиб) на военной службе. 2-й разряд льготных — это единственные трудоспособные сыновья при пока еще трудоспособных отцах. А 1-й разряд, который не подлежал призыву, — это единственные трудоспособные сыновья при пожилых нетрудоспособных, больных родителях, при младших братьях, сестрах-сиротах и так далее.

Возвращаясь к фигурантам нашего дела. В чем, собственно, заключалась идея Израиля Симкина? Во-первых, этих самых юношей, чьи отцы вступили в сделку, нужно было перерегистрировать из царства Польского в Могилевскую губернию. Зачем? В Могилевской губернии у Симкина, судя по его записной книжке, были какие-то связи. Но не это самое главное, а то, что тогда призыв осуществлялся согласно жесткому плану, который спускался на губернию. Это раз. Во-вторых, совершенно точно было известно, что 3-й и 2-й разряды льготных в Могилевской губернии призыву не подлежат.

С. Бунтман: То есть первым делом Симкин хотел перевести их в Могилевскую губернию, а потом заработать им либо освобождение по состоянию здоровья, либо льготу высокого номера?

А. Кузнецов: Да, используя при этом фальшивые документы и подставных лиц. Собственно, на этих махинациях они с Серебриным и погорели. Дело попало в суд.

На чем строилась защита? В основном на том, что на момент призыва молодым людям еще не исполнилось необходимых для освидетельствования 20-ти лет. То есть они совершенно не виновны.

Кто-то использовал аргументы, что не только молодые люди, но и их отцы не знали о махинациях Симкина-злодея. Они доверились ему, решив, что он освободит их чад от воинской службы законным, а не мошенническим путем.

А один из защитников, Сумовский, в конце своей защитительной речи вообще сказал: «Ну и что вы хотите? Евреи вообще склонны уклоняться от повинности отчасти из-за того, что их в армии ждет. А большинство офицеров, да и солдат тоже, — вообще из-за своей природной трусости».

С. Бунтман: Ого!

А. Кузнецов: После этих слов со скамьи защитников буквально взвился Лев Куперник: «Я собирался разбирать аргументы прокурора, как и положено адвокату, но после слов моего коллеги мне хочется вспомнить пословицу: «Избави меня, Господи, от друзей. С такими друзьями никаких врагов не нужно»». И дальше он начал приводить статистические данные, которые показывали, что евреи не только не меньше, чем остальные национальности и конфессии Российского государства, служат, а во многих случаях дают даже заметно более высокий процент количества явившихся.

ФОТО 2.jpg
Всесословная воинская повинность. Евреи в одном из воинских присутствий на западе России. Гравюра А. Зубчанинова с рисунка Г. Бролинга. Фото с сайта topwar.ru

В конечном итоге присяжные постановили следующее: Израиль Симкин и его главный помощник Израиль Серебрин были признаны виновными по многим пунктам. Симкин получил полтора года, а Серебрин один год арестантских рот.

Что касается отцов, то их тоже признали виновными и назначили несколько месяцев тюрьмы без работ.

С. Бунтман: Довольно благостные наказания.

А. Кузнецов: Да. Подставных же лиц с учетом их убогого состояния приговорили к нескольким месяцам ареста при полицейском участке.

Печать Сохранить в PDF

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте